Голландская рулетка
Фото: Reuters
Голландская рулетка

Почему в Нидерландах не прошел популизм? Анна Прийдак - из Амстердама 

Ажиотаж перед выборами 15 марта в сенсацию так и не вылился: в этом европейском королевстве опять все спокойно. Но есть два вопроса: что заставило избирателей отвернуться от "голландского Трампа" и насколько универсален этот рецепт? 

Трудно даже вспомнить, когда еще выборы членов второй палаты парламента в Королевстве Нидерланды, одной из самых предсказуемых стран ЕС, до такой степени интриговали мировые СМИ. Причина ажиотажа? Эти выборы открыли череду рискованных голосований в Европе, где лидеры популистской ориентации, вдохновленные примером Дональда Трампа, грозили серьезно побороться за власть. Весомая победа правопопулистской Партии свободы Герта Вилдерса в Нидерландах вдохновила бы евроскептиков в ключевых странах ЕС - Франции и ФРГ. Обсуждался также сценарий выхода Нидерландов из Евросоюза и его дальнейший развал. 

Карты спутал дипломатический конфликт с Турцией - он грянул 11 марта, за три дня до голосования. Сейчас ясно: если бы премьер Нидерландов Марк Рютте (праволиберальная Народная партия за свободу и демократию) выбрал линию, не устраивающую электорат, это подкосило бы его партию (многие избиратели на тот момент с выбором не определились). Даже соперники понимали: от реакции на действия правительства в той ситуации будет зависеть число набранных голосов. 

В общем, как говорил Штирлиц, запоминается последняя фраза, и избиратели, позабыв, а то и вовсе не изучив детали предвыборных программ, могли руководствоваться эмоциями. 

Турецкий фактор 

Почти все соперники по выборам 15 марта поддержали Марка Рютте. Сплотились не только они: даже СМИ оказались едины в интерпретации событий, которые привели к разногласиям с Турцией. Чем же объясняется единомыслие? 

Прежде всего, беспрецедентностью самой ситуации. Анкара, как известно, хотела провести в Нидерландах (и в ряде других стран ЕС) агиткампанию в связи с подготовкой в Турции референдума, на котором президент этой страны Эрдоган хочет добиться расширения полномочий. На счету каждый голос, и, чтобы заручиться поддержкой турок, живущих в ЕС (в Нидерландах их 400 тысяч, из них до 250 тысяч имеют право участвовать в референдуме), президент Эрдоган направил в Роттердам министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу. Нидерланды против информационных мероприятий не возражали, но вели переговоры с Анкарой о наиболее приемлемой форме, которая не вела бы к нарастанию напряженности в предвыборный период. 

Но турецкие власти вникать в голландские обстоятельства не пожелали, с их стороны зазвучали угрозы санкций, конструктивный диалог стал невозможен. В этой ситуации кабинет министров Нидерландов принял решение отменить разрешение на посадку самолета министра Чавушоглу 11 марта. А уже прибывшую в Роттердам из ФРГ министра по делам семьи и социальной политики Фатму Бетюль Саям Кайю выдворили из страны. Вместе с охраной, прибывшей без согласования с Гаагой. 

При этом дошло до беспорядков: у консульства Турции в Роттердаме собрались сотни людей с флагами - в поддержку министра Кайи. Пропускать ее в здание в такой обстановке власти Нидерландов сочли нецелесообразным. Больше того, мэр Роттердама Ахмед Абуталеб (Социал-демократическая партия труда), премьер-министр Рютте, глава МИД Берт Кундерс и госсекретарь Клас Дяйкхофф пошли на радикальный шаг и объявили Кайю "нежелательным иностранцем", вынудив уехать в ФРГ. Демонстранты в Роттердаме, а их было уже тысячи полторы, стали кидаться камнями и бутылками. Беспорядки закончились столкновениями с полицией. 

Самый резкий комментарий по событиям дал журналист Том-Ян Меус из респектабельной газеты NRC Handelsblad. Согласившись, что авторами сценария конфликта были власти Турции, он предположил, что Рютте о нем было известно до 11 марта и он использовал ситуацию, чтобы показать способность к решительным действиям. Премьер, впрочем, и не скрывал, что приезд турецких министров не был сюрпризом, и в интервью подчеркивал, что быть готовым к подобным ситуациям - часть его работы. 

А вот кого ситуация застала врасплох, так это лидера Партии свободы Герта Вилдерса: ему пришлось проявлять солидарность с политическим соперником Рютте. Правда, Вилдерс попытался объяснить, что благодарить избиратели должны не премьера, а его, Вилдерса,- за демонстрацию против приезда министров еще 8 марта перед посольством Турции в Гааге. В стране тут же вспомнили, что там было всего человек 20 (если без журналистов), так что реально жестким лидером, да еще в чрезвычайных обстоятельствах проявил себя премьер Рютте. В итоге его партия взяла вместо 26 (по прогнозам) 33 мандата в парламенте и набрала наибольшее число голосов (21,3 процента). Это не большинство, но голландская система устроена так (см. "Огонек" N 9 за 2017 год), что набрать большинство практически невозможно. 

Вилдерс же потерял: у его партии на 10 мест меньше ожидаемого, хотя это все равно 20 мандатов, что делает Партию свободы второй партией Нидерландов. Вот только шансов дотянуться до власти у нее нет. Все партии, которые имеют шансы войти в правительственную коалицию, до выборов предупредили, что со сторонниками Вилдерса работать не будут. Партия свободы опять в оппозиции. 

Разбор полетов 

Похоже, эффект турецкого фактора столь силен, что может не ограничиться выборами. Вот лишь некоторые суждения политических лидеров. "Горжусь мэром Роттердама,- пишет Александр Пехтолд ("Демократы 66") в Twitter.- Нас не запугать. Эрдоган пытается нас разделить, так давайте объединимся". Сибранд Бума ("Христианские демократы") и вовсе предлагает аннулировать Соглашение об ассоциации между ЕС и Турцией от 1963 года, поскольку оно позволяет туркам иметь двойное гражданство и не проходить обязательные для прочих иностранцев курсы голландского языка и интеграции. Выступая на телевидении, Бума назвал эти исключения из правил, а также службу голландских турок в турецкой армии причинами недостаточной интеграции турецкой диаспоры в общество. "Интеграция турок в Нидерландах не удалась",- сказал лидер "Христианских демократов", указав на поведение демонстрантов в Роттердаме, которые называли Кайю "своим министром". Напомним: "Демократы 66" и "Христианские демократы" делят третье место на выборах (у них по 19 мандатов) и считаются вероятными участниками новой коалиции с либералами Рютте. 

Дополнительную краску к скандалу добавил и сам Эрдоган, призвавший мусульман в Нидерландах не голосовать за партии с антитурецкой позицией, в частности за партию Рютте. Призыв не услышали: опрос 2 тысяч респондентов еще до выборов выявил, что 86 процентов считают правильной линию, выбранную правительством 11-12 марта. При этом 91 процент винит в эскалации власти Турции. 

Дальнейшая полемика перешла в плоскость символики. Турецкие бойцы не поехали на открытый чемпионат по карате в Роттердаме, а импортированную до скандала из Голландии партию коров в 40 голов голштинской породы объявили "нон-грата", погрузили на судно и выслали на родину. 

Что касается Нидерландов, то жизнь вернулась в свою колею. На следующий день после выборов фракции нового парламента выбрали "посредником" министра здравоохранения Эдит Схипперс (она из правых либералов Рютте). Ее переговоры с лидерами партий об участии в коалиции могут затянуться, так как резко потеряли входившие в прежнюю коалицию социал-демократы. Их потеснили "Зеленые левые", молодого лидера которых Йессе Клавера называют "магнитом, притягивающим голоса". Его партия - тоже претендент на вхождение в коалицию.

counter
Comments system Cackle