Армия обороны слонов
Фото: Reuters
Армия обороны слонов

Слонов расстреливают из автоматов - сначала детенышей, чтобы взрослые особи не убегали и толпились возле своего умирающего потомства. Бивни выдирают тут же, из еще живых слонов. Но последние 10 лет войну с браконьерами в Африке ведут бывшие сотрудники израильских спецслужб: методы против террора оказались эффективными для спасения диких животных , говорится в статье Александра Непомнящего на Jewish.ru.

Стоимость пары крупных бивней африканского слона - сырья для различных предметов из слоновой кости - на черном рынке в Китае может доходить до 200 тысяч долларов. Местные браконьеры, разумеется, получают раз в 15 меньше. Но и это - целое состояние в странах Центральной и Восточной Африки, где почти половина населения - безработные, а другие не получают таких денег даже за целый год тяжелого труда.

В последнее десятилетие поголовье африканских слонов сократилось чуть ли не в два раза. Каждый год убивают 30-40 тысяч животных, то есть в среднем по одному каждые 15 минут. Естественному приросту уже давно не по силам противостоять подобному темпу истребления. И все это лишь для того, чтобы получить слоновую кость. Почти весь драгоценный груз в итоге попадает в Китай. Там умельцы делают из него действительно фантастически красивые вещи. Стремительно растущей прослойке состоятельных китайцев требуются предметы роскоши. Ну, а количество животных исчезающего вида, загубленных ради всех этих статуэток, мундштуков и палочек для еды, не слишком их интересует.

Фото: Reuters

 

***

Уроженец Нью-Йорка Вильям (Билл) Кларк - один из инициаторов создания при Интерполе группы по борьбе с преступлениями против дикой природы. Он, вероятно, был первым израильтянином, вовлеченным в спасение африканских животных - в первую очередь, именно слонов - от истребления браконьерами. Вот уже несколько десятилетий он сотрудничает с кенийской Службой охраны дикой природы (KWS). Более 20 лет назад Кларк придумал выкупить у израильских ВВС списанные самолеты - фактически, по цене лома. Затем он нашел израильских же добровольцев, сумевших восстановить старые машины, и инструкторов, обучивших пилотов KWS навыкам безопасного и эффективного вождения этих самолетов на небольшой высоте. Ему же удалось привезти в Кению специалистов из кинологического отдела израильской полиции, внедривших в работу местных егерей сторожевых собак.

Затем был еще проект, в котором израильтяне обучали кенийцев, с риском для жизни противостоящих браконьерским бандам, навыкам оказания первой медицинской помощи. Наконец, именно Кларк связал KWS с ее израильским аналогом - Управлением национальных парков. Благодаря этому контакту в столице Кении Найроби возникла специальная лаборатория судебно-медицинской экспертизы - аналог той, что существует при Еврейском университете в Иерусалиме и занимается анализом образцов ДНК животных, необходимым для уголовного преследования браконьеров. В 2008 году израильское Управление национальных парков передало своим кенийским коллегам приборы ночного видения. Тогда возникла необходимость обучить работе с ними егерей KWS, и Кларку удалось заполучить для своей миссии, пожалуй, самого важного и эффективного израильтянина во всем этом проекте.

***

Ветеран элитного спецподразделения израильского спецназа «Шальдаг» Нир Кальрон после окончания службы в армии оказался в Африке, как и многие другие его бывшие коллеги. Отставных израильских военных приглашали работать инструкторами в компаниях, которые оказывали «услуги в сфере безопасности». Речь шла о совершенно легальном и честном бизнесе, но все же Кальрону было неуютно ощущать себя частью бесконечного круговорота жестокости, царящей в странах Центральной Африки. Он далеко не всегда понимал, во имя каких целей убивают друг друга его ученики.

И тут с просьбой о помощи к нему обратился доктор Кларк, старый друг его отца. Отец Кальрона, бывший военный, а затем гражданский пилот, еще в середине 90-х годов участвовал в проектах Кларка, обучая своих кенийских коллег из KWS навыкам вождения самолетов на малой высоте, необходимой для патрулирования парков. Теперь же Кларк, зная о специальной подготовке Нира, обратился уже к нему самому с просьбой научить егерей KWS пользоваться приборами ночного видения. «Правда, денег, чтобы оплатить твои услуги, у нас нет», - честно предупредил он Кальрона. Но тот, памятуя о давнем знакомстве и отцовских рассказах о важности миссии Кларка, согласился.

Кальрон прибыл на место, познакомился с егерями. Поначалу ему было даже смешно: «Зачем вам, охраняющим слонов и жирафов, нужны автоматы?!» Их ответы потрясли его. Кальрон услышал о настоящих боях с группировками браконьеров, о погибших в перестрелках егерях и о сотнях, даже тысячах убитых животных. Вскоре бывший спецназовец окончательно понял, что обрел свое призвание в жизни. Он начал ездить по африканским странам и досконально изучать проблему, получая в это время, по его собственным словам, «вторую академическую степень».

Первое серьезное столкновение произошло в конце 2012 года в Национальном парке Гарамба, расположенном в восточной части Демократической республики Конго. Для преследования банды браконьеров, приехавшей из Судана, Кальрон подключил к команде местных егерей подразделение конголезской армии и даже силы ООН. «Как в каком-нибудь анекдоте, - вспоминал позднее Кальрон, - я обнаружил себя на совете вместе с полковником из Гватемалы, оперативником из Бангладеш, офицером разведки из Франции, директором парка - испанцем - и конголезцем, командиром армейского подразделения». Отряду удалось настичь банду и приблизиться незамеченными на расстояние нескольких сотен метров. Но тут их ожидал провал. Атака групп, не обученных действовать вместе, была абсолютно не скоординирована. В бой, по словам Кальрона, пошли «на четырех разных языках». Один из бойцов был подстрелен. В итоге браконьеры пересекли границу и скрылись.

Кальрон понял, что одними консультациями не обойтись - необходимо создавать команды подготовленных егерей, способных эффективно противостоять браконьерам. В основанную им компанию «Майша», что на суахили означает «жизнь», Кальрон привел своего друга Омера Барака, отслужившего в знаменитом подразделении электронной разведки израильской армии 8200. С его помощью было разработано технологическое оборудование, в том числе системы слежения, которые установили в парках на вершинах деревьев. Они получали энергию от солнечных батарей и передавали информацию через спутник. «Конечно, - объясняет Кальрон, - еще лучше было бы задействовать дрон. Но такой беспилотник стоил бы миллионы долларов. Мы же поставили перед собой цель, чтобы все оборудование было практичным, но дешевым».

Еще одним ветераном израильских спецслужб, привлеченным к деятельности «Майша», стал Гонен Бен-Ицхак, офицер Службы общей безопасности (ШАБАК), специалист по созданию агентурных сетей. Именно Бен-Ицхаку в свое время удалось завербовать Мусаба Хасана Юсефа («Зеленого принца») - сына одного из основателей террористической группировки ХАМАС. Теперь опыт Бен-Ицхака направлен на создание разведсетей, собирающих информацию о браконьерах.

Сегодня «Майша» участвует в подготовке егерей не только в Кении, но и в Центральноафриканской Республике, Конго, Уганде и Камеруне. Компания сотрудничает с местными и международными силами полиции, спецслужбами, неправительственными организациями в сфере охраны дикой природы. Методы борьбы с браконьерами были взяты напрямую из антитеррористических тактик, которым обучался сам Кальрон. Собственно, он говорит, что противостоять зачастую действительно приходится реальным террористическим группировкам, которые прибывают «на заработки» из Судана и Сомали, обвешанные иранским оружием.

Нир Кальрон верит, что сумеет победить в этой войне и спасти от исчезновения многие виды африканских животных, в первую очередь, слонов. У него должно получиться - израильские спецназовцы, они ведь такие.

counter
Comments system Cackle