Трагический выстрел в генштабе
Фото: mnenia.zahav.ru
Трагический выстрел в генштабе

На дворе стоял 2026 год, год очередных внеочередных общенациональных выборов. 

Их результаты не были большим сюрпризом ни для комментаторов, ни для народа. Они примерно отражали прогнозы и опросы, которые к тому времени уже научились делать более или менее точными. Правда, всю предвыборную кампанию публиковали не настоящие опросы, а фальсификаты, добиваясь того, чтобы они активно влияли на приоритеты и настроения избирателей; за неделю до выборов их постепенно подогнали к истинным ожидаемым результатам, которые благодаря фальшивым публикациям и без того стали довольно близкими к желаемому для тех, кто этим всем и управлял: СМИ, настроенных против истинных устремлений народа.

Фальшивые опросы, а также и комментарии в прессе несколько повысили авторитет малопопулярных ультралевых политиков и заметно навредили партиям, пользующимися симпатией большинства народа. 

Достичь более точного окончательного прогноза институтам изучения общественного мнения удалось также благодаря последнему повышению электорального барьера до 10 мандатов. 

Комментаторы в телестудиях были довольны тем, что смогли более или менее точно угадать те партии, которые пройдут барьер, и число мандатов у каждой из них. Ну, ошибку в один-два мандата во внимание можно было не принимать. 

Все опросы показывали, что Общая партия во главе с Ж. П. получит 19-20 мест в парламенте – так и произошло: она огребла 20 мандатов. Успех Общей партии не вызвал ни у кого удивления – ободренный предыдущими кампаниями, их электорат с каждым годом проявлял все большую активность на выборах; немалую службу сослужило и то, что левые СМИ, которые прикладывали всю кампанию правых политиков, никак не прессовали эту партию. 

По 20 мандатов было у Ликуда и Еврейского дома. В Еврейском доме это вызвало огромную радость, ее избиратели плясали на площадях до утра. 40 мандатов родственных партий Ликуд и Еврейский дом - это было огромное достижение правого лагеря, впервые в этом веке две эти партии вместе получили такое большое число мандатов. 

Естественный прирост ультрарелигиозного населения – ашкеназского и восточного - обеспечил их списку тоже 20 мандатов. 

20 мандатов неожиданно для всех получила совершенно новая партия Справедливости, которая обещала всем жителям страны бесплатное жилье и дешевые продукты. 

Левая Авода и ультралевая МЕРЕЦ получили всего по 10 мандатов. И это не вызвало удивления: из-за тревожной ситуации в регионе израильское общество в целом качнулось вправо. Партия МЕРЕЦ начинала кампанию очень слабо – согласно всем опросам она набирала не более пяти мандатов, однако в последние недели вся левая пресса, встревоженная перспективой, что их любимица может не преодолеть электоральный барьер, бросила прочие свои обязанности и просто вела откровенную массированную агитацию в ее пользу. Это принесло плоды: треть голосов от родственной Аводы перетекла к МЕРЕЦ, и Аводе, которая в начале кампании уверенно претендовала на полтора десятка мест в парламенте, пришлось поделиться с партией-сестрой и удовлетвориться пограничной десяткой. 

Политические комментаторы всех радио и телеканалов, которые отменили регулярные передачи и транслировали только материалы, посвященные выборам, в один голос утверждали, что и на этот раз в Израиле будет сформировано правое правительство.

Амнон Г. со второго телеканала сказал под согласные кивки остальных экспертов: "У меня есть сведения из самых надежных источников, что Ликуд и Еврейский дом уже заключили коалиционное соглашение о ротации премьера, к ним завтра подключатся их естественные партнеры - ортодоксы, это уже 60 мандатов. Не хватает всего одного голоса для большинства, и главе Ликуда останется только выбирать, кто ему обойдется дешевле: партия Справедливости с ее требованием дешевого жилья и дешевых продуктов, или Авода с ее требованием начать немедленные уступки палестинцам. Комментаторы склонялись к тому, что в коалицию войдет партия Справедливости со своими 20 мандатами. А это – огромное большинство, и такая коалиция сможет легко менять основные законы по своему желанию. На этот раз правительство будет весьма устойчивым. Видимо, борьба правых партий за повышение электорального барьера принесло свои плоды. 

Правда, партия, бывшая инициатором этого повышения, сама не смогла преодолеть ею же предложенный высокий барьер. Над этим курьезом немало посмеялись во всех студиях. Комментатор Д. с 10 канала сказал, что председатель этой партии "лег грудью на амбразуру ради правой сионисткой идеи". 

Лидер этой опростоволосившейся партии пытался объяснить поражение тем, что за два месяца до выборов полиция необоснованно возбудила уголовное дело против ряда его ближайших соратников. "Те не менее мы победили: опросы давали нам три мандата, а мы набрали вдвое больше!" – указывал он на достижение. На русскоязычном телеканале один из комментаторов горько пошутил: "Это все равно, что гордиться тем, что ты опоздал на поезд не на час, а всего на пять минут". 

Утром всех ждал сюрприз. Поскольку Общая партия, получившая голосов на 20 и две четверти мандатов, перед выборами заключила "соглашение об остатках" с партией МЕРЕЦ, получившей 10 с половиной мандатов, то в результате у нее оказался 21 мандат; уступить этот мандат пришлось партии Справедливости, которая по неопытности заключила такое соглашение с партией, не преодолевшей электоральный барьер. Но лидеры Справедливости не унывали: в первую же кампанию получить 19 мандатов – это огромное достижение. "Наше дело правое, и в следующий раз мы получим 50 мандатов", - заявил хвастливо ее лидер Ханан Х., который пришел в политику прямо с кресла председателя Гистадрута. 

Общая партия с 21 мандатом стала самой крупной фракцией в Кнессете, что вызвало шок у тех, кто вчера еще веселился; дело в том, что в законе о повышении электорального барьера был еще один новый пункт: право формировать коалицию автоматически получает глава крупнейшей фракции, отпадала необходимость получать на это мандат от президента.

Единодушным прогнозом всезнающих комментаторов было: Общая партия будет вынуждена уступить это право, поскольку не найдет себе партнеров по коалиции. 

Коалиционные переговоры продвигались туго. Авода и партия Справедливости понимали, что у Ликуда без них нет коалиции, и каждая условием выставил премьерство. 

Мало того, Еврейский дом присоединился к Ликуду при условии, что не будет в коалиции ни Аводы, ни МЕРЕЦа. 

МЕРЕЦ в свою очередь слилась с Аводой при условии, что не будет союза с Ликудом. Но без Ликуда и левые силы не могли составить большинство в парламенте - Авода, МЕРЕЦ, Справедливость и ортодоксы приносили те же 59 мандатов. Надежд на то, что миноритарное правительство сможет провести бюджет и другие законы, не было. 

Патовая ситуация длилась все 45 дней - время, определенное законом для формирования коалиции.

Ни один из лидеров по традиции не рассматривал возможности составить коалицию с Общей партией; а у последней, несмотря на новое правило, не было никаких шансов создать коалицию. 

И вот наступил последний выделенный законом день. Если завтра утром ни одна из партий не представит Кнессету список входящих в коалицию фракций, парламентариям придется объявить о самороспуске и назначить дату повторных выборов. 

Никому из политиков этого не хотелось: все были вымотаны только что закончившейся кампанией, сил и ресурсов на новую борьбу не было.

Вечером председатель Ликуда решился на шаг, о котором еще вчера даже думать не хотел. Он принял решение отдать первенство лидеру Справедливости.

Но звонки к нему остались без ответа. И лидер Аводы не отвечал на звонки. Пересланные через помощников просьбы срочно связаться тоже не принесли результатов. Как будто сквозь землю провалились. 

Утром страна проснулась в тревожной неопределенности. На пленарном заседании Кнессета временный председатель дал слово лидеру самой крупной фракции - как и было условлено новым законом. Всем было ясно, что Ж. П. сейчас объявит, что нет у него списка фракций, согласных войти с ним в коалицию. 

П. вышел на трибуну, откашлялся, достал из кармана листок и провозгласил: "Предлагаю Кнессету утвердить возглавляемую мной коалицию в следующем составе: Общая партия – 21 мандат, ортодоксальная партия – 20 мандатов, Авода и МЕРЕЦ по 10 мандатов. Всего – 61 мандат. Идут интенсивные переговоры о вступлении в коалицию партии Справедливости, наши представители обговаривают последние детали. Это будет очень устойчивое правительство во главе со мной, и мы сможем многое изменить лучшему в этой стране. 

Только теперь лидер Ликуда понял, почему не смог дозвониться вчера до лидеров Аводы и Справедливости: они сидели на переговорах с П. 

Позже узнали, что единственным пунктом разногласий на этих переговорах было премьерство. Ж. П. зная, что его партнеры зажаты в угол, заявил: "Премьер – я, или нам не о чем говорить. Идем на новые выборы". Он в своем электорате был уверен. И под утро его ультиматум был принят обеими партиями. 

Ортодоксальная партия на этих переговорах на премьерство не претендовала, положительный ответ на два свои условия получила сразу же: увеличенные втрое пособия на детей, отмена навсегда закона о призыве в армию для учеников ешив. 

Наутро престарелый комментатор сайта "Мнения" М., известный своей привычкой хвастать, напомнил всем: "А ведь я писал, что нельзя повышать электоральный барьер, и что крайности сходятся, и чрезмерная правизна также опасна, как и чрезмерная левизна". Читатели в камментах подняли его на смех: "Опять он со своим: "А я предупреждал!". 

На следующий день после утверждения Кнессетом правительства, которое, согласно тому же новому закону, было скромным и состояло из 11 министров, премьер вызвал к себе начальника генштаба генерала-лейтенанта Шимона Л. 

В кабинете кроме премьер-министра был выходящий в отставку министр обороны от Еврейского дома Орен Ш. и депутат от Общей партии Давид Е.

Генерал хорошо знал Давида Е.: вот уже добрый десяток лет этот одиозный депутат каждое свое выступление на пленарном заседании закачивал фразой: "ЦАХАЛ – нацистская оккупационная армия, главари которой должны предстать перед судом в Гааге за военные преступления". 

Премьер-министр, указав на отставного министра обороны, сухо информировал, что тот уже передал все необходимые коды и печати новоназначенному министру обороны – он указал на Давида Е. "Отныне все указания вы, господин генерал, будете получать от нового министра обороны". 

Начальник генштаба взял под козырек. "Я подчиняюсь воле народа и буду выполнять все указания правительства", - сказал он коротко. 

Новоназначенный министр Давид Е. холодно произнес: 

"Господин генерал, сейчас вы свободны, только ответьте на мой вопрос: Я тут просмотрел список членов генштаба и руководителей Моссада, ШАБАКа и ГРУ. Почему в стране, в которой наш электорат составляет более 20 процентов, нет ни одного его представителя на ключевых должностях в этих структурах? Неужели для устранения этой дискриминации нужно ждать особого решения БАГАЦа?" 

- Но вы ведь знаете, что ваши избиратели почти не идут на службу в армию, - ответил генерал. 

- Я подумаю, как исправить ситуацию, - сказал так же холодно новый министр и кивком головы отпустил генерала. 

Шимон Л. приехал в свой кабинет в генштабе, написал короткую записку жене и детям, приложил к виску дуло табельного пистолета и нажал на курок.

yuramedia@gmail.com

counter
Comments system Cackle