Гиены против бумажного тигра
Фото: Getty Images
Гиены против бумажного тигра

Военное превосходство и технологическая мощь теряют свое значение, если не подкреплены твердостью и умением принимать решения в экстремальной ситуации

Некоторое время назад Либерман сказал, что нынешняя система дипломатии терпит тотальный крах. Мир вообще и Запад, в частности, не способен обуздать наиболее дикие, одиозные режимы; Ближний Восток погружается хаос, причем в кровавый хаос, как в Сирии; террористические группировки фактически превратились в доминирующую силу в регионах, например, «Хизбалла», ХАМАС, салафиты и «аль-Каида».

Политика Запада становится все более непоследовательной и невнятной, лишенной ясных целей и системного анализа. С одной стороны, НАТО свергает Каддафи, с другой, абсолютно не в состоянии контролировать развитие событий в Ливии и фактически приводит к власти вооруженные банды, кочевые племена и экстремистов, которые начинают захватывать соседние государства, как Мали.

В Сирии администрация Обамы устанавливает «красные линии», которые потом отодвигаются к горизонту. В Белом доме заявляли, что не допустят использования режимом химического оружия, но когда химическое оружие было применено, последовали заявления, что «это не проверенная информация». Политика в отношении  Ирана давно уже превратилась в фарс: раз за разом поднаторевшие в дипломатическом искусстве иранцы откровенно втягивают Запад в болото бесплодных переговоров, чтобы выиграть время, создать атомную бомбу и утвердить свое влияние в Ираке и Персидском заливе. Пхеньян держит за горло великую державу, заставляя США демонтировать ракетные установки на Дальнем Востоке.

Вся эта ситуация парадоксальна, если не сказать абсурдна. США и Запад в целом обладают неисчислимым превосходством в экономическом, технологическом и военном плане, однако утратили волю к действию, растерянны и позволяют откровенно третировать себя.

Израиль – часть Запада, и атрофия, поразившая Америку и Европу, может сказаться на политике Иерусалима. Это крайне опасно, тем более, что ситуация, в которой находится наша страна, настолько сложна, что не поддается однозначной оценке. У Израиля нет противника или альянса, который мог бы угрожать его уничтожению, как это было до заключения Кэмп-дэвидского соглашения. Но при этом та система безопасности, которая существовала на протяжении 40 лет, развалилась, и на месте ее образовался вакуум. Этот вакуум был немедленно заполнен революционным исламом. При этом исламские экстремисты разделены конфессиями и доктринами. Шииты воюют против суннитов, а сами сунниты расколоты на секты: «Мусульманские братья», салафиты и «аль-Каиду». Если Египет уже оказался во власти исламистов, то в Сирии и Ливане идет борьба за то, какая форма радикального ислама возобладает. В Иордании, имеющей наиболее продолжительную границу с Израилем, на правящую Хашимитскую монархию нарастает давление «Мусульманских братьев» и палестинцев. Первые уже доминируют в парламенте и требуют разрыва всех контактов с Израилем. Вторые составляют подавляющее большинство и стремятся к созданию палестинского государства де-факто.

Абу-Мазен теряет власть не только на Западном берегу, но даже в собственном ФАТХе. Вероятно, если бы не сопротивление его окружения, он пошел бы на создание национального правительства с ХАМАСом, который, в свою очередь, хочет «подмять под себя» ООП и стать «полномочным представителем палестинского народа».

В этой ситуации есть свои позитивные моменты, как усиливающееся вовлечение «Хизбаллы» во внутрисирийский конфликт и утрата ХАМАСом поддержки со стороны Асада. Однако в целом мало кто в состоянии предсказать каким будет «новый Ближний Восток» и к каким вызовам Израилю следует готовиться. И если раньше Израиль мог рассчитывать на координацию своей политики с США, то теперь это сделать намного труднее. Не столько из-за расхождения во взглядах с Вашингтоном, сколько из-за того, что последний не в состоянии выработать собственную позицию и превращается в глазах всего мира в бумажного тигра.

На стороне Израиля – несомненное технологическое превосходство. Он обладает самой мощной армией в регионе и динамичной экономикой, что является залогом стабильного и сильного государства. Вместе с тем, в ближайшее время правительству потребуется мужество и выдержка, ибо, не исключено, что нам придется столкнуться с экстремальными и непредвиденными ситуациями.

События в Ливии 11 сентября 2012 года показывают нам, насколько следует быть готовыми к драматическим «сюрпризам». Как известно, в этот день, приуроченный к мегатерракту десятилетней давности, террористы, взяв штурмом американское посольство в Бенгази, убили четырех дипломатов, включая посла Кристофера Стивенса (предварительно изнасиловав его).

Вооруженные бандиты, поддерживаемые экзальтированной толпой, начали собираться у входа в посольство приблизительно в 20-30. В 21-40 они ворвались на территорию посольства. Стивенс и дипломаты слали депеши с отчаянными призывами о помощи. В Вашингтоне их получали и …бездействовали. Приблизительно в 23-00 два американских беспилотника Predators передали запись в прямом времени, что на территории посольства идет бой, и боевики ворвались в комплекс. Запись передавалась на американские базы в Средиземном море, и а оттуда – в Вашингтон. Съемка с воздуха в режиме реального времени шла почти полтора часа. Охранники посольства отбивали натиск террористов в течение нескольких часов, однако были обречены. Парадокс в том, что на военной базе Sigonella в Сицилия располагались боевые самолеты и вертолеты ВВС США и антитеррористическое спецподразделение Commander's In-extremis Force. В течение двух часов подразделение могло быть переброшено в Бенгази и ликвидировать бандитов. Достаточно было приказа из Вашингтона, но его не последовало. Обама и его помощники просто растерялись. Позднее бывший глава Пентагона Леон Панетта оправдывался, что не может «посылать военнослужащих не известно куда, не располагая информацией о происходящем».

Так, Америка проиграла банде террористов. Как с горечью вопрошал американский журналист и блоггер Марк Штейн, «какой смыл в изощренных разведывательных системах, супер-беспилотниках, элитных «командос», в гигантской армии, чей бюджет превышает бюджет России, Франции, Великобритании, Китая и Германии вместе взятых, если Америка не может отправить для спасения заложников самолет с двумя десятками десантников?».

Важны не только технологии и военный бюджет. Как правильно заметил Либерман, «не менее важны политическая воля и решимость, которые должно проявить правительство».

Агрессивность мелких и крупных хищников неимоверно возрастает не только тогда, когда они видят жертву, но и когда их противник, пусть намного больше по размеру и сильнее, неповоротлив и находится во власти страха. Законы природы, увы, полностью распространяются и на человеческое сообщество, сколь бы приверженцы либерализма не предавались иллюзиям о всеобщей гармонии и взаимопонимании.

counter
Comments system Cackle