Письмо призывника
Фото: Getty Images
Письмо призывника

Уважаемый Совет ООН по правам человека! 

В тот день, когда ты принял резолюцию о немедленном расследовании убийства мирных демонстрантов в Секторе Газа и военных преступлений израильской армии, я получил повестку из этой самой армии с требованием явиться для прохождения преступной службы в ней. Что же мне делать? 

Немного о себе. Я родился в тот год, когда 19 мирных пассажиров из Саудовской Аравии честно купили билеты на самолеты, которые потом столкнулись с небоскребами в Нью-Йорке. Никто не проводил никакого расследования, как могло такое получиться, что мирные, не вооруженные мусульмане погибли в этом происшествии. 

В детском саду в городке, расположенном недалеко от мирного Сектора Газы, у нас были бетонные «лягушки», в которых мы весело и беззаботно играли, когда по нашему детскому саду стреляли самодельными ракетами. Однажды наша воспитательница не пришла с нами играть, потому что не успела выскочить из машины, когда на нее упала такая ракета. Ты ничего не знаешь про эту воспитательницу и про ее права, уважаемый Совет? 

Другие воспитатели объяснили нам, что в Секторе Газа живут такие же дети, как и мы, только очень голодные и несчастные, потому что у них все отбирают израильские поселенцы и съедают сами. По телевизору даже показали этих несчастных детей, которых арабские папы держали за ручку, когда шли обстреливать ракетами нас – счастливых и сытых детей оккупантов. И когда эти оккупанты уйдут из Газы, там сразу начнется процветание, и оттуда перестанут прилетать к нам ракеты – так нам говорили.

Я как раз пошел в школу, когда поселенцы и охранявшие их солдаты сделали это – вышли из Сектора Газа и закрыли за собой ворота. Все до единого. Но почему-то ракет стало прилетать еще больше. За те 12 лет, что я учился в школе, их на нас упало больше 15 тысяч. Мы проводили время уже не в бетонных «лягушках», а в обустроенных бомбоубежищах, а сирены у нас звучали чаще, чем звонки на переменки. Наши права ты не защищал, уважаемый Совет по правам человека, потому что так нам, оккупантам, и надо. 

Может быть, если бы ты хотя бы попросил тогда мирных жителей Газы, чтобы они перестали стрелять по еврейским детям, а вместо этого накормили своих собственных детей, израильской армии не пришлось бы входить в Сектор и убивать там мирных палестинских ракетчиков. Правда, однажды эти рейды прекратились, потому что оккупанты придумали какой-то «Железный купол», который перехватывал все мирные ракеты и не давал им долететь до нас. Но жители Газы не отступили и стали копать в скалах подземные туннели, чтобы лично прийти к нам в школу и объяснить, что из-за нас у арабских детей нет еды и из-за нас они не могут нормально жить и учиться. 

Все деньги у их родителей уходили на туннели и ракеты, приходилось тратить на это даже миллиарды гуманитарных долларов и евро, которые щедро давали им арабские и европейские страны. Но скоро и эти деньги стали кончаться, а израильские оккупанты придумали, как взрывать и заваливать всенародные туннели, ради которых мирные жители Газы были вынуждены отказывать себе и своим детям в самом необходимом. Шутка ли, десятки километров туннелей! Можно было построить метро, дома, школы – если бы не жестокая блокада Сектора. Но что такое право на благополучную жизнь по сравнению с правом на борьбу с оккупацией! 

Даже ты, уважаемый Совет по правам человека, не заступался за эти ничтожные права, предоставив захватившему Сектор ХАМАСу самому разбираться с недовольными, неправильно понимающими, кто именно превратил Газу в тюрьму. И вот теперь, когда недовольных больше не осталось, ХАМАС повел оставшихся на врага. Десятки тысяч людей, вооруженных только плакатами «Евреи, мы идем убивать вас!», мирно пошли к израильской границе, уверенные в том, что оккупанты сохранили хотя бы остатки человечности и позволят мирным демонстрантам ворваться в свои дома и честно себя перерезать. 

Но случилось иначе. Право жителей Сектора убивать евреев, за которое они столько лет боролись, было грубо попрано израильской военщиной. 

А теперь вот эта злосчастная повестка из армии. Но я же хочу мира, я не хочу стрелять в людей! Потому что ты, дорогой Совет по правам человека, называешь это «убийством мирных жителей». И у меня нет никаких оснований не верить твоим лживым объяснениям, твоему фальшивому гуманизму, твоей лицемерной борьбе за права террористов, твоей оголтелой антиизраильской пропаганде, твоим подлым резолюциям. 

Так что, видимо я все-таки надену форму ЦАХАЛА и, когда понадобится, буду стрелять по этим бандам мирных жителей, которые из-за твоей спины пытаются уничтожить меня, мою семью, моих друзей, мою страну.

Перевел с еврейского 

Марк Галесник

counter
Comments system Cackle