Рабство и стабильность
Фото: Getty Images
Рабство и стабильность

Для верующих иудеев Египет всегда остается символом рабства. Выход из него мы празднуем в эти дни, делая акцент на «духовном Египте», из которого каждому еврею необходимо выходить всю жизнь. Что до реального, земного Египта, то он остается нашим соседом, который долгие годы напоминал о себе войнами, блокадой и террористическими вылазками. С 1979 года, когда Израиль заключил с Египтом мирное соглашение, заплатив за него Синайским полуостровом, отношения также складывались непросто, но по крайней мере без войн. В последнее время можно даже говорить об определенном сближении на фоне общих целей, но ситуация требует постоянного контроля. Хоть мы и вышли из египетского рабства, далеко от Египта нам не уйти. Поэтому такое событие, как выборы президента, прошедшие там в конце марта, привлекает внимание Израиля. 

Никто не ждал от этого голосования никаких сюрпризов (из-за чего выборы порой даже называли референдумом). У действующего президента Абдель-Фаттаха ас-Сиси с самого начала не было реальных конкурентов, а под конец остался только один. Вопрос стоял только об уровне явки и убедительности победы ас-Сиси, который хотел заручиться «всенародной поддержкой». Ради этого страну заполнили плакаты главы государства, а национальные СМИ говорили исключительно о нем. На прошлых выборах 2012 года ас-Сиси получил 97% голосов избирателей, а на этих, возможно, стремился к 100%. В связи с этим в Египте все чаще вспоминают тридцатилетнее безальтернативное правление Хусни Мубарака, которого в разгар «арабской весны» называли не иначе, как диктатором. Оппозиция называет эту ситуацию абсурдом, сторонники нынешнего президента – стабильностью. 

В свое время подобная стабильность не помешала египетскому народу выйти на улицу и свергнуть Мубарака. Ему на смену в результате открытых демократических выборов пришли «Братья-мусульмане», завоевавшие большинство в парламенте, и их ставленник, президент-исламист Мухаммед Мурси. Под их руководством Египет начал стремительно превращаться в государство шариата, где не было места ни последователям других религий, ни добрососедским отношениям с Израилем. Казалось, что расторжение мирного договора – дело времени. Когда через год армия во главе с генералом ас-Сиси осуществила военный переворот, взяла власть силовым путем и установила режим авторитарный, но светский, Египет приветствовал эти перемены. В Израиле тоже вздохнули с облегчением: с военными, наиболее прагматичной частью египетской элиты, мы умели договариваться еще во времена Мубарака. 

Сегодня никто не отрицает, что ас-Сиси спас страну от сползания в радикализм, а также от хаоса, который охватил многие страны «арабской весны» - Ливию, Сирию, Йемен. Египет выглядит островком безопасности в бушующем арабском море, хотя Синай и стал международной базой исламского терроризма. В экономике наблюдается определенный прогресс; в Египте развивается инфраструктура, он получает щедрые ссуды от новой администрации США (прежний глава Белого дома, не сориентировавшись в перепадах египетской политики, осудил военный переворот). 

Главной и самой трудной задачей ас-Сиси остается борьба против джихадистов, окопавшихся на Синае. В этом деле он заручился полной поддержкой Израиля. Еврейское государство не возражает против введения на полуостров танков и другой тяжелой военной техники, запрещенной договором о демилитаризованной зоне. Не так давно в международных СМИ появились материалы о совместных операциях израильских и египетских военных и даже об ударах ВВС ЦАХАЛа по базам исламистов на Синае. Эти сведения не подтверждаются, но нет ничего удивительного в том, что Израиль, который уже подвергался обстрелу с полуострова, готов на многое ради уничтожения логова «Исламского государства» у своих границ. 

Судя по всему, Каир намерен взять на себя определенную часть урегулирования на территории сектора Газа, что может стать для Израиля предпочтительным вариантом. У ас-Сиси довольно прохладные отношения с ХАМАСом, сохраняющим власть в секторе. Впрочем, Египту, как и остальным заинтересованным сторонам, не хочется лезть в это осиное гнездо. Можно вспомнить, что именно Каир осуществляет полную блокаду Газы. 

По палестинской проблеме в целом египетское руководство занимает довольно сдержанную позицию, хотя, как и остальные арабские страны, вслух выступает за создание палестинского государства. Ожидается, что Каир поддержит мирный план президента Трампа по палестино-израильскому урегулированию. Египет заинтересован в финансовой и военной помощи США и становится активным участником антииранского альянса, сформированного Белым домом. Здесь Израиль и Египет опять оказываются союзниками. По всему выходит, что переизбрание президента ас-Сиси во всех отношениях устраивает Иерусалим. Но не все так гладко… 

Нельзя не учитывать, что в Египте все больше усиливается национализм. В ходе предвыборной кампании он стал главным стимулом для сплочения избирателей вокруг «народного лидера». Патриотические лозунги укрепляют антизападные настроения и привычную враждебность к Израилю. Ас-Сиси, заинтересованному в сотрудничестве с Вашингтоном и Иерусалимом, придется учитывать этот общественный настрой в своей политике. У президента нет иного выхода – он боится нового переворота и вынужден обращаться за поддержкой к широким массам. Генералы, приведшие его к власти, контролирующие СМИ и бизнес, хорошо знают, что в их силах сменить его тем же путем. Новый путч вполне возможен, и Израиль даже может надеяться, что в этом случае во главе Египта встанет еще более лояльный к нам руководитель. 

Но и ас-Сиси, при всех его диктаторских замашках, – далеко не самый плохой вариант ни для Израиля, ни для самих египтян. Последние могут утешаться историей еврейского Исхода, которая рассказывает, что в рабстве были свои положительные стороны - горшки с мясом и стабильность.

counter
Comments system Cackle