После Абу-Мазена
Фото: Getty Images
После Абу-Мазена

83-летний Махмуд Аббас опять напугал своих приближенных, заявив о возможном уходе. Хотя это уже не первое обещание такого рода, Аббас не становится ни моложе, ни здоровее, а официального преемника у него нет, как нет и легальной процедуры для смены власти. 

Полномочия Абу Мазена как главы Палестинской автономии истекли в 2009 году, но годом раньше администрация ООП проголосовала за их продление. Кризис 2007 года и переход Газы под управление ХАМАСа сделал законность власти Аббаса еще более сомнительной. В 2016 году Аббас был вновь избран руководителем ФАТХ, что несколько укрепило его положение. 

Впрочем, ни в автономии, ни в мире не оспаривают право «раиса» представлять интересы палестинского народа. Международное сообщество привыкло считать его «партнером», палестинская улица боится нестабильности и сирийского сценария, а окружение Аббаса держится за свои должности. В целом, автономия не хочет перемен, и скорее всего, Абу Мазен останется у руля еще несколько лет, пока его правление не прервут естественные причины. У него, конечно, есть повод отойти от дел сейчас, при крайне холодных отношениях с США и тяжелой экономической ситуации в автономии, но Аббас переживал и более трудные времена. 

Тем не менее, все больше внимания привлекают деятели, которые в ближайшем или отдаленном будущем могут занять его место – Джибриль Раджуб, Мухаммад аль-Алуль, Маджад Фарадж, Маруан Баргути, Мухаммад Дахлан. 

Бывший глава службы безопасности ПНА, член Центрального комитета ООП Джибриль Раджуб уже несколько лет считается возможным кандидатом на пост Аббаса. Недавно он жестко раскритиковал «палестинских миллионеров, покинувших страну», что эксперты расценили как скрытую форму предвыборной кампании, направленной против конкурентов из «тунисского ФАТХа». 

Биография Раджуба типична для палестинского политика – он отсидел в израильской тюрьме, участвовал в Первой интифаде 1988 года, попал в Тунис, где вскоре стал помощником Ясира Арафата, а после его смерти – приближенным Махмуда Аббаса. В 1992 году он пытался организовать покушение на Ариэля Шарона, а в 2013-м заявил: «Если бы у нас была ядерная бомба, мы бы применили её уже сегодня». 

Раджуб известен в автономии как крайне коррумпированный чиновник, замешанный в криминальной деятельности. Его поддержка среди палестинцев невысока, зато к нему благосклонно относятся израильские левые. Если он возглавит ПНА, то это будет, скорее всего, «Аббас номер два». 

В последнее время на встречах с представителями США все чаще появляется глава палестинской разведки Маджид Фарадж. Многие считают, что именно его Абу Мазен прочит в свои преемники. Фарадж никогда не жил в эмиграции и очень хорошо разбирается в ситуации на местах. Именно он отвечает за искоренение террора в ПА и делает это добросовестно, по некоторым данным, в тесном сотрудничестве с израильскими и западными спецслужбами. Последний фактор делает его предпочтительным кандидатом для Израиля, но он же может всерьез повредить Фараджу в борьбе за власть. Кроме того, коррумпированная палестинская верхушка опасается его информированности о злоупотреблениях в автономии. 

Маруан Баргути считается самым популярным лидером в Палестине, хотя с 2002 года отбывает пять пожизненных заключений в израильской тюрьме за проведение и подготовку терактов. Свой высокий рейтинг он старается поддерживать, то участвуя из-за решетки в выборах в ФАТХ, то организуя массовую голодовку заключенных. Руководитель военизированной группировки «Танзим», лидер обеих интифад, которого палестинские СМИ сравнивают с Нельсоном Манделой, - один из самых серьезных конкурентов Аббаса. Абу Мазен даже просил Израиль в 2009 году не включать Баргути в «сделку Гилада Шалита». Для многих радикалов Западного берега он олицетворяет бескомпромиссную борьбу за палестинскую идею. Не исключено, что при смене власти в автономии на Израиль будет оказано сильное, в том числе и международное, давление с тем, чтобы Баргути был выпущен из тюрьмы. 

Мухаммад Аль Алуль – сравнительно новое имя в обойме приближенных к Аббасу, его заместитель на посту председателя ФАТХ. Этим летом он возглавил список палестинских политиков, которые подстрекали молодежь к беспорядкам после конфликта и установки металлодетекторов на Храмовой горе. Его имя также связывают с организацией встречи представителей ПНА с лидером «Хизбаллы» Хасаном Насраллой. Аль Алуль – сторонник новой интифады, что неудивительно: она принесет ему, да и ФАТХу в целом, симпатии радикальной молодежи, которая сейчас склонна поддерживать ХАМАС. 

Самая яркая и загадочная фигура среди потенциальных лидеров автономии – Мухаммад Дахлан, злейший враг Аббаса. В 2011 он был изгнан из ФАТХа и обвинен в шпионаже в пользу Израиля и отравлении Арафата. В изгнании Дахлан обзавелся полезными связями среди высокопоставленных чиновников Египта и ОАЭ и способствовал сближению Каира и ХАМАСа. Его роль в преодолении гуманитарного кризиса в Газе так велика, что ходили слухи о его назначении главой правительства в секторе. Пользуясь щедрыми кредитами нефтяных монархов, Дахлан финансирует своих сторонников на Западном берегу и даже пытается создать свои военизированные отряды. После соглашений Осло он возглавлял контрразведку в Газе и сохранил контакты с израильскими военными. 

В Израиле Дахлана считают прагматиком, с которым будет нетрудно иметь дело. Но в автономии его ненавидят не только сторонники Аббаса, но и люди Джибриля Раджуба. 

В целом у израильского правительства больше беспокойства вызывают не возможные преемники Аббаса, а хаос и безвластие, которыми может сопровождаться его уход и которые могут привести к новой вспышке насилия и закреплению ХАМАСа на Западном берегу. Впрочем, есть и другие прогнозы – что Палестинская автономия сойдет со сцены вместе с Абу Мазеном и так же исчезнет идея палестинской государственности.

counter
Comments system Cackle