Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Права человека: чисто конкретно…

Никто ведь не скажет, что он вообще против соблюдения прав человека. Но чаще всего о правах человека говорят, как о чем-то очень абстрактном. Эта тема вызывает скуку, ассоциируется с социальной демагогией и популизмом.

israel_protest_753
Фото: Getty Images

Никто ведь не скажет, что он вообще против соблюдения прав человека. Но чаще всего о правах человека говорят, как о чем-то очень абстрактном. Эта тема вызывает скуку, ассоциируется с социальной демагогией и популизмом. А ведь правозащита, если это не демагогическая маска, а что-то настоящее - всегда предельно конкретна. Это не идеология, это конкретные действия, которые нужно предпринимать в конкретных случаях. И помочь, чаще всего, можно только тому, кто сам решил отстаивать свои права, бороться за них. 

Я два года отработал в правозащитной организации "Ядид". Помню нескончаемую вереницу людей. У каждого своя проблема. Все тяжелые. С легкими люди в правозащитные организации не приходят. Одни стали жертвами бюрократического абсурда, другие - несправедливости чиновников, третьи - пострадали от несовершенства законов, четвертые - от муниципального произвола. Это были жертвы мошенников и аферистов. Пострадавшие от недобросовестной рекламы и агрессивного маркетинга. Обманутые посредническими фирмами. Люди, слезы, разговоры, бумаги, документы, тома переписки… 

Но когда я сам слушал по радио или телевизору разговоры о правах человека без конкретики, без фактов, без цифр, во мне начинало бродить раздражение.

Чаще всего о правах человека говорят, как о чем-то очень абстрактном. Эта тема вызывает скуку, ассоциируется с социальной демагогией и популизмом. Но правозащита, если это не демагогическая маска, а что-то настоящее - всегда предельно конкретна. Это не идеология, это конкретные действия, которые нужно принимать в конкретных случаях. 

Борьбой за права человека, за конкретные права, конкретного человека или коллективные права группы людей, могут заниматься и политики (причем, как от коалиции, так и от оппозиции), и нанятые самим человеком адвокаты, и активисты социальных сетей, которые могут организовываться для различных акций, собирать подписи, выходить на демонстрации. Наконец, давайте не будем забывать, что "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". У меня над головой, когда я работал в правозащитной организации "Ядид", висел плакат: "Мы не решаем за людей их проблемы, мы помогаем людям решать их проблемы". Разница в данном случае очевидна. Помочь, чаще всего, можно только тому, кто сам решил отстаивать свои права, бороться за них. 

Если каждый гражданин страны начнет бороться с дискриминацией, с ущемление прав и бюрократическим произволом хотя бы в тех случаях, когда дискриминируют лично его, если он не махнет рукой ("что делать", "плетью обуха не перешибешь"), не смирится с несправедливостью – то общество станет чище и лучше. Несколько лет назад, я рассказал на этом сайте историю парамедика Мишеля Малки, который добился того, что суд по трудовым конфликтам обязал концерн авиационной промышленности "Таасия Авирит" выплатить ему компенсацию в размере 50 тысяч шекелей, поскольку он не был принят на работу в концерн из-за его сефардского происхождения. Суд признал концерн виновным в дискриминации по общинному признаку. 

Имеющий первую степень в оказании неотложной медицинской помощи, Малка, в 2008 году, прочитав объявление в разделе "Требуется", узнал, что концерн нуждается в пармедиках, захотел поступить на работу в "Таасия Авирит", прислал туда свою трудовую автобиографию, но… Через два дня он связался с соответствующим отделом, и ему сообщили, что вакансий нет. Однако объявления в разделе "требуется" продолжали появляться. Через два месяца Малка снова отправил резюме на ту же должность, но при этом указал фиктивное имя – Меир Малкиэль. На сей раз его пригласили на собеседование. В исковом заявлении, поданном против концерна авиапромышленности, Малка написал, что этот концерн действовал "вопреки законодательству о равенстве возможностей". И выиграл дело. Тогда многие русскоязычные в социальных сетях выражали недовольство и болезненную озлобленность. Они были недовольны и решением суда. И тем, что Малка не смирился, а подал в суд… Конечно, говорили обсуждающие, вот эти … добиваются для себя, а "русских" продолжают дискриминировать. Любой человек, вырвавшийся на свободу, оскорбляет чувства тех, кто боится выйти из клетки. Любой добившийся устранения несправедливости, печалит тех, кто за справедливость (хотя бы для самих себя) не готов бороться… 

На днях был случай с министром Арье Дери, который обратился к инициаторам проекта "Пнинат Рехес" с требованием немедленно уволить агента по продажам, который, расхваливая проект, сообщил, что в нем "будет очень мало сефардов".

"Я требую от владельцев проекта немедленно уволить агента, который в расистском духе обещал здания чистые от сефардского присутствия. Если агент не будет уволен, то я обращусь к министру финансов Моше Кахлону, в ведение которого находится Земельное управление Израиля, с требованием применить санкции против владельцев проекта. В Израиле не будет дискриминации сефардской общины. Я буду бороться с ней везде, всеми доступными методами" - сказал Арье Дери. 

Я написал об этом заметку. В социальных сетях опять было обсуждение. И выражалось недовольство те, что вот они добиваются… Да! Вы правы! Они добиваются. И их депутаты для них добиваются. И их министры готовы шантажировать правительство коалиционным кризисом, чтобы отстоять позиции общины. И представители их общины, в случае чего, готовы выйти на массовый митинг, чтоб перекрыть улицы. 

А наша община на митинги не выйдет, улицы не перекроет. И ее депутаты, и "русская" партия Либермана, которая вроде эту общину представляет, даже не будет угрожать, что развалит правительство за дискриминацию или ущемление прав. 

Когда нас оскорбляют в рекламе больничной кассы Маккаби, или в рекламе дорогого коттеджа, про который сообщают "что он будет недоступен русским", русскоязычные депутаты мгновенно превращаются в блогеров и журналистов. Они по-русски пишут нам в СМИ и социальных сетях, что "возмущены". Посты, статьи и пресс-релизы будто накатаны под копирку. И все выражают гнев представителей общины. Но вы не для этого, товарищи депутаты. Негодовать мы сами умеем. И посты, статьи, комменты - многие пишут гораздо лучше, чем ваши парламентские помощники от вашего имени. Вы, черт возьми, депутаты! У вас есть власть. Вы можете голосовать. Вы можете употреблять свои голоса для торговли и шантажа, как это делает Арье Дери. Мы ждем от вас большего.

И по поводу эфиопских протестов, русскоязычная община в сети негодовала. И тогда ей хотелось сказать: "Русскоязычные, берите пример с эфиопов! И слезайте с дерева! Представьте себе на мгновенье, что вы скандалите на площадях, а не заикаетесь в кухонных разговорах. Вы тигр, вы лев, вы кошка. Вы готовы не терпеть, а протестовать. Вы можете выходить на демонстрации и бить стекло. И связываться с вами, ущемлять вас, наступать на ваши права, пренебрегать вашими интересами - ОПАСНО. Только активное участие масс, только прямое политическое действие, только участие в продвижении собственных интересов - только это способно подтолкнуть политиков, остановить полицейскую дубинку, продвигать нужные законопроекты, сдвинуть решение вопросов. Хотите гражданских браков? Хотите равноправия для "работающих второго поколения" (вид дискриминации на рабочем месте)? Хотите решения пенсионных проблем? Хотите разрушить "стеклянный потолок"? Хотите?! Учитесь у эфиопов и слезайте с дерева". 

Правозащитной деятельностью, начиная с себя, продолжая помощью людям, которые вам симпатичны и страдают от несправедливости - может заниматься каждый. Эта деятельность не требует больших денег или специального образования, не требует назначения на государственные посты или избрания во власть. Если вы готовы посвятить такой деятельности хотя бы немного свободного времени, хотя бы пару часов в неделю, то вам всегда есть чем заняться. Есть люди, которым просто нужно написать письма в определенные инстанции, есть статьи, которые нужно перевести, есть темы, которые вам кажутся важными, и вы готовы написать о них связный текст, который можно будет опубликовать в блогах, соцсетях, СМИ. Вы можете найти единомышленников и провести пикет, сообщив об этом прессе. 

Правозащитная деятельность требует лишь ощущения несправедливости и неготовность с ней мириться. Остальное - дело техники, которая достаточно быстро приходит к желающему решать проблемы. И единомышленники тоже появляются. 

В ХХ веке был создан новый инструмент: неправительственные и некоммерческие общественные организации. Сперва они появились в странах Запада, а позже распространились по всему миру. Именно сотням и тысячам НПО принадлежит главная заслуга не только в области фиксации нарушений прав человека, совершаемых различными государственными структурами, но и борьбы с подобными нарушениями. Много таких организаций и в Израиле. И все они нуждаются в добровольцах, которые будут помогать хотя бы несколько часов раз в месяц. Я знаю многих таких людей. Они не святые, они не герои, они не бесстрашные рыцари. Они просто решили тратить какую-то часть личного времени на помощь другим людям, вместо того, чтобы сходить на футбол или посмотреть новый сериал. У них такое хобби -лучше многих других. Можно помогать защищать права в своей стране, можно в других странах. У нас, израильтян, есть большое преимущество. Голос из Израиля, раздающийся по поводу нарушения в какой-нибудь воронежской области, где на глазах у вице-губернатора "авторитетные" бизнесмены избили до полусмерти, а потом пытались утопить в реке таксиста, будет услышан скорее, чем голос из Воронежа или из Москвы. Несколько раз информация о пытках в тюрьмах бывших советских республик доводилась до международных правозащитных организаций через израильтян. 

Я знаю случай, когда письма с выражением озабоченности от третьеразрядной израильской амуты было достаточно, чтобы освободить человека из тюрьмы в одном провинциальном российском городе. 

Сегодня я, например, пытаюсь помочь израильскому гражданину Николаю Казанскому, который сидит в одесском СИЗО со времен пожара в Доме Профсоюзов на Куликовом поле второго мая 2014 года. Сидит без приговора суда. Сидит за то, что пытался помочь выбраться из горящего здания. О нем я узнал недавно. Выяснил, что о нем не знает израильский МИД. Обратился за помощью к порталу ИзРус и депутату Кнессета Тали Плосковой. Надо отдать им должное. И Тали, и ИзРус запросили израильский МИД. И израильский депутат, и израильский сайт попытались добиться ответа от украинских властей. Пока Казанского посетил израильский консул. Есть ли надежда? Есть. 

До этого из того же СИЗО удалось освободить Яну Айзикович, которая вывозила раненных 2 мая 2014 года. Она просидела в одесской тюрьме год. Теперь она в Израиле. Вот другой случай, который связан с той же Украиной. В городе Умани националисты из партии "Свобода" разрушают еврейские строения в зоне паломничества. Государственный нотариус Людмила Дашицкая обратилась в полицию. За это представители партии "Свобода" избили ее на центральной улице городка и облили свиными фекалиями. Украинская полиция не хочет заниматься этим делом. Украинская пресса и израильское посольство в Украине заметают мусор под ковер. Я решил помочь. Попытался сделать так, чтоб Людмилу проинтервьюировали в различных СМИ. Попытаюсь сделать так, чтоб еврейские религиозные организации обратились к украинским властям, к американскому Конгрессу, депутатам Европарламента и пр. 

И последнее. Возвращаясь к написанному выше. Есть в правозащите один секрет, который может показаться циничным бывшему советскому человеку. Помогать готовы только тем, кто сам готов себе помочь. С несправедливостью чаще всего помогут бороться тем ее жертвам, которые сами не готовы мириться с несправедливостью. Этим и объясняется, что Запад стал обращать внимание на права человека в Советском Союзе, только тогда, когда в СССР появились свои диссиденты правозащитники, хотя, конечно, нарушения прав человека в 60-х годах было значительно меньше, чем в 30-х. Этим и объясняется, что притеснением женщин в мусульманском мире стали заниматься только тогда, когда появились женщины, не готовые мириться с паранджой, многоженством, брачной педофилией. И больше всего усилия международных правозащитников направляются на страны, где ситуация улучшается и таких женщин становится больше. Точно так же дело обстоит и с ситуацией с отдельными людьми и общинами. Если кто-то хочет, чтоб о его правах услышали - он не должен молчать. Если кто-то хочет, чтобы ему помогли, он должен бороться сам.

Источник: Релевант

Метки:

Читайте также