Генералы и власть
Фото: Getty Images
Генералы и власть

"Заговор силовиков", "бунт генералов" - как только не называют израильские СМИ демарши бывших высокопоставленных военных, одновременно бросивших вызов премьер-министру и Ликуду. Экс-министр обороны Моше Яалон на конференции по стратегическим вопросам в Герцлии подтвердил, что будет бороться за пост главы правительства, заодно раскритиковав Нетаниягу за безосновательное запугивание граждан "новым Холокостом". С той же трибуны на Биби обрушился Эхуд Барак (в прошлом также глава Генштаба), долгое время избегавший политических заявлений. Он обвинил власти в насаждении фашизма и пообещал правительству народный протест и новые выборы, если оно не "придет в себя" и не "вернется на рельсы". 

Практически в это же время еще два бывших главнокомандующих, Габи Ашкенази и Бени Ганц, объявили о создании нового общественного движения при участии бывшего министра просвещения от "Еш Атид" Шая Пирона. 

В центре внимания, конечно, Яалон, который совсем недавно входил в число наиболее влиятельных ликудовских деятелей. Барак пока медлит сообщать о своем возвращении в большую политику. Что касается двух других генералов, то они, по их словам, намерены заниматься "формированием новой повестки дня", а не борьбой с Нетаниягу. На это указывает и название будущего движения "Пнима" ("Внутрь"). 

Конфликт между Яалоном и Нетаниягу достиг своего пика после инцидента с солдатом ЦАХАЛА, застрелившим террориста. Вначале и премьер, и министр обороны осудили военнослужащего, но Биби быстро среагировал на настроения общества и изменил свою позицию. Яалон же стал мишенью для критики со стороны правого лагеря как "генерал, бросивший в беде своего солдата".

После того как Нетаниягу отдал его пост Либерману, Яалон отказался возглавить министерство иностранных дел и ушел в отставку. Эксперты видят в этом поступке Яалона его самую большую ошибку – со стороны он выглядит человеком, затаившим личную обиду. Но до сих пор почти никто из обиженных на Нетаниягу не смог взять над ним реванш. 

Пресс-служба Нетаниягу и его сторонники напоминают, что и Яалон, и Барак всецело поддерживали премьера, пока занимали посты в его правительстве, и разразились критикой, лишь когда оказались за бортом. Аргумент справедливый, но вряд ли он сработает в будущем, если дело дойдет до противостояния в рамках предвыборной кампании. У электората слишком короткая память, и когда ему обещают светлое будущее, он не хочет оглядываться на прошлое. 

Именно поэтому Нетаниягу стремится разгромить своих противников заранее, не дать им возможности в перспективе воспользоваться его ошибками или неблагоприятными обстоятельствами. 

Главная стратегия Биби в отношении Яалона – окончательно лишить его поддержки в Ликуде, причем прежде всего у избирателей партии. Недовольных в ликудовской верхушке достаточно, и Яалон теоретически может привлечь их в свою будущую партию. Но общественности заранее внушается, что любое подобное движение – сборище невостребованных неудачников.

Эхуд Барак, несмотря на то, что он пока не проявил желания объединиться с Яалоном, - подходящий пример, иллюстрирующий провала бывшего генерала на посту премьера. На выборах 1999 года Барак одержал победу, поскольку народ видел в бывшем главе Генштаба оптимальное сочетание умеренно-левой позиции "Аводы" с жестким военным подходом к вопросу безопасности. Как выяснилось впоследствии, Барак был готов отдать Арафату больше, чем все правые кабинеты, вместе взятые, включая Восточный Иерусалим. После его правления Израиль начал гораздо настороженней относиться к генералам во власти. Единственным исключением стал Ариэль Шарон, имеющий к моменту своего избрания не только боевые заслуги, но и солидный политический капитал. 

Последние опросы сулят партии, сформированной Яалоном, Габи Ашкенази и Гидоном Сааром, от 22 до 25 мандатов. Цифра серьезная, однако такой партии пока нет и неизвестно, реально ли ее создание. Кроме того, обозреватели делают почти диаметральные предположения по поводу того, на какой электорат может претендовать подобное движение. Одни считают, что это будет левое крыло Ликуда, другие – что Яалон отнимет голоса у "Еш Атид" и Сионистского лагеря. Ясно одно – новая сила должна будет занять центристскую позицию, и в этом ее главная проблема. Как показывает опыт, политического центра в Израиле нет и быть не может. Все центристские партии, не исключая Шароновскую "Кадиму", оказывались нежизнеспособными, их программы состояли из произвольного набора левых и правых тезисов. Но кроме как в центр, бывшим генералам и их сторонникам двигаться некуда. Их единственный шанс – разочарование общественности в Нетаниягу, настолько сильное, что будет уже все равно, кто придет ему на смену, и отсутствие альтернативы на политическом горизонте.

counter
Comments system Cackle