Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+24+13

Мнения

А
А

Тысяча с гаком за одного капрала

«Сделка Шалита» неожиданным образом поставила еще один непростой вопрос. А как быть с евреями, сидящими в израильских тюрьмах за нападения на арабов? Таких «сидельцев» всего 12.

gilad_shalit_hamas
Фото:

Несомненно, Гилад Шалит – самый знаменитый солдат наших дней. За военнослужащего, похищенного палестинскими террористами и пробывшего в плену более пяти лет, согласно «сделке», получившей его имя, еврейское государство освободило 1027 отнюдь не раскаявшихся убийц. Ведь большинство из них открыто заявляли о намерении, оказавшись на свободе, продолжить свое дело.

КАЖДАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ В ПАМЯТИ НАВЕКИ

Израильские спецслужбы и ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) отказались от проведения силовой операции по освобождению Гилада Шалита, ибо шансы на ее успешное завершение были невелики. Даже имея представление о месте содержания в неволе израильского капрала, штурмовая группа не смогла бы вызволить его без боя, а значит, стерегущие Шалита боевики обязательно бы его убили.

Именно так случилось в октябре 1994 года, когда хамасовцы захватили военнослужащего ЦАХАЛа Нахшона Ваксмана. Похитители потребовали от правительства Израиля освобождения хамасовцев, заключенных в израильских тюрьмах. Возглавлявший в то время правительство еврейского государства Ицхак Рабин отдал приказ о силовом освобождении солдата. Получив от палестинской полиции, противостоявшей хамасовцам и сотрудничавшей с израильтянами, наводку о месте удержания Нахшона, спецназ ЦАХАЛа начал штурм. К сожалению, он окончился полным провалом. Хамасовцы успели убить Ваксмана, а в ходе боя погиб и командир штурмовой группы капитан Нир Пораз. Удерживавшие израильского солдата похитители были схвачены.

Они предстали перед судом и были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Но, согласно «сделке Шалита», эти террористы освобождены.

И тем не менее нельзя сказать, что Ицхак Рабин в октябре 1994 года слишком поспешил отдать приказ об использовании силовой акции вместо того, чтобы попытаться вступить с террористами в переговоры. Дело в том, что похищенных незадолго до Ваксмана солдат Арье Франкенталя и Илана Саудона хамасовцы расстреляли, не предъявляя Израилю никаких требований.

До сих пор остается неизвестной судьба Рона Арада, израильского штурмана, самолет которого потерпел катастрофу 16 октября 1986 года в небе над Ливаном при выполнении боевого задания. Известно, что Арада захватили боевики шиитской террористической организации «Амаль» (по-арабски «Надежда»; аббревиатура от арабского «Когорта ливанского сопротивления»).

Однако вскоре «Амаль» начала военные действия против другой отколовшейся от нее ливанской шиитской террористической организации «Хезболлах» и палестинских боевых отрядов. По всей видимости, именно тогда следы израильского штурмана затерялись. Глава правительства Израиля Биньямин Нетаньяху в беседе с Дуду Арадом, братом пропавшего в плену штурмана, сказал: «Участь Рона стояла у меня перед глазами, когда я одобрял «сделку» по возвращению Гилада Шалита домой».

Нынешнюю ситуацию в Египте, после падения режима Хосни Мубарака, определенной назвать нельзя. В Иерусалиме не исключают дальнейшую радикализацию политической обстановки в этой стране. Если подобное произойдет, то египтяне немедленно потеряют важный статус посредника в переговорах с ХАМАС. Каир не сможет продолжать вместе с представителями немецких спецслужб осуществление посреднических функций. И вот тогда судьба Гилада Шалита неминуемо могла бы повторить трагический путь Арада.

САМАЯ ВАЖНАЯ ЗАПОВЕДЬ

Видный израильский обозреватель Мазаль Муалем пишет в газете «Маарив»: «Сделка по обмену Гилада Шалита, вне всякого сомнения, является самым значительным поступком Биньямина Нетаньяху с тех пор, как два года назад он вновь занял кресло главы правительства». И ведь в самом деле, предшественник Нетаньяху на посту главы правительства Эхуд Ольмерт, в период каденции которого и был похищен Гилад, не решался выпустить сотни отъявленных головорезов с руками по локоть в крови в обмен на свободу одного солдата.

Смелое решение нынешнего главы израильского правительства обменять пленного солдата на тысячу с гаком террористов является не просто национальной еврейской традицией, именуемой «пидьон швуим» (в переводе «выкуп пленных»), а, по сути, важнейшей заповедью, то есть религиозным законом иудеев. И так как «выкуп пленных» касается жизни и смерти, то еврейское право ставит эту заповедь выше всех остальных. Важно заметить, что закон «выкупа пленных» полностью относится и к неевреям, сражавшимся на стороне евреев.

Крупнейший раввинистический еврейский философ Рамбам (он же Маймонид; 1135–1204), уроженец испанской Кордовы, самый прославленный ученый послеталмудической эпохи, называет эту заповедь «великой» и повествует о ней следующими словами: «Выкуп пленных предшествует пропитанию бедных и их облачению, и вовсе нет заповеди более важной, поскольку пленный и голоден, и жаждет, и раздет, и жизнь его постоянно в опасности».

Рабби Йосеф Каро, также уроженец Испании, еврейский законоучитель ХVI века, приводит эти слова Рамбама в своем галахическом кодексе «Шульхан арух» («Накрытый стол»), добавляя к ним следующее: «Каждое мгновение, на которое откладывают выкуп пленных, когда можно их выкупить раньше, подобно кровопролитию». Однако заповедь о «выкупе пленных» – не абстрактная ценность.

С древних времен врагам евреев было известно, что этот народ не жалеет усилий для вызволения своих соплеменников, оказавшихся в руках работорговцев. Поэтому возникла опасность намеренного захвата еврейских заложников. В связи с этим во времена Второго Иерусалимского храма (516 до н.э. – 70 н.э.) было введено достаточно жесткое установление, согласно которому требования работорговцев, в руках которых оказались евреи, не позволялось удовлетворять любой ценой.

Однако, «установление» – это далеко не обязательная к исполнению заповедь. И вот что в этой связи сказал раввин Шауль Исраэли, состоявший много лет членом Высшего раввинистического суда и имеющий в современном Израиле репутацию законоучителя: «Поскольку солдаты были посланы на войну государством и действовали от его имени, защищая народ, живущий в Сионе, в их отношении действует неписанная, но подразумеваемая обязанность государства предпринять все необходимые меры к тому, чтобы выкупить их из плена... И на это не распространяются ограничения, вытекающие из правила «пленных не выкупают дороже их стоимости».

ТИРАНУТ НУЖЕН КАК ВОЗДУХ

Хамасовские лидеры, воодушевленные тем, что им в ходе «сделки Шалита» удалось освободить более тысячи своих боевиков, прямо заявили, что продолжат похищения израильских военнослужащих. Глава правительства палестинского движения ХАМАС в секторе Газа Исмаил Хания даже назвал количество израильских военнослужащих, которое, в случае захвата, можно обменять на всех оставшихся в израильских тюрьмах палестинских террористов. Согласно его подсчетам, за пять своих солдат израильтяне отдадут 8 тыс. палестинских боевиков. Хамасовцы считают израильских военнослужащих-девушек «слабым звеном» и поэтому нередко охотятся именно на них.

Марину Цымбаль попытались похитить в день ее рождения. Тогда, летом 2004 года, она служила в ЦАХАЛе и до демобилизации ей оставалось меньше месяца. Обрадованная тем, что по случаю 19-летия ее пораньше отпустили с базы, она вместе с подругой Талией Шевчук ловила на перекрестке тремп, иначе говоря, попутку, чтобы побыстрее добраться домой. Марине повезло первой. По крайней мере так показалось вначале, ибо проезжавшая мимо машина остановилась и улыбчивый молодой водитель любезно согласился подвезти. Кроме водителя с заднего сиденья автомобиля Марину приветствовали улыбками двое совсем нестарых мужчин в типичном одеянии ультраортодоксальных евреев.

Девушки распрощались, и именинница, сняв с плеча винтовку, уже собиралась занять место рядом с водителем. Она только попросила его открыть багажник, чтобы забросить туда свой армейский рюкзак. И здесь произошло нечто, что едва не стало для Марины ее последним днем рождения. Когда из машины вышел один из улыбчивых ультраортодоксов, вроде как решивший проявить галантность и помочь Марине управиться с тяжелым рюкзаком, отошедшая на несколько десятков метров от подруги Талия услышала позади себя какую-то возню.

Обернувшись, она увидела, что этот самый «ульраортодокс» пытается затолкнуть Марину в машину. К нему на помощь поспешил и его напарник. Все стало на свои места, когда Талия услышала выкрик подруги «Мехаблим!». Это слово в переводе с иврита означает «террористы», а что делать в такой ситуации, сержанта (на иврите «самаль») Шевчук в армии обучили. И прямо скажем, неплохо. Мгновение, и Талия уже лежала на земле в позе снайпера с наведенной на террористов винтовкой.

На требование отойти от машины с поднятыми вверх руками «ультраортодоксы» не отреагировали. Наоборот, один из них успел ткнуть Марину ножом. К счастью, Талия стреляла точно, и два террориста были убиты на месте. Водитель, остававшийся за рулем, попытался скрыться на высокой скорости, но его машину повредили выстрелы Талии. Вскоре задержали и водителя.

Следствие установило, что переодетая в ультраортодоксальных иудеев группа хамасовских боевиков планировала похищение израильских военнослужащих. Несомненно, они надеялись, что «солдатки» станут для них легкой добычей. В принципе так бы и случилось, если бы Марина в последний момент не увидела через заднее стекло автомобиля в руках одного из иудейских ультраортодоксов «Коран». В тот раз мехаблим просчитались!

А вот Олегу Шойхату не повезло. 21 июля 2003 года он сел в машину псевдоиудеев, которых возглавлял 23-летний Мухаммед Анабтауи, и был убит. Следствие установило, что похитители Олега надеялись вывезти его в заранее оборудованный тайник на территории Палестинской национальной автономии (ПНА) и затем потребовать от израильтян за него выкуп. Однако, оказавшись в машине с похитителями, Олег оказал им сопротивление и был застрелен.

Не прошло и недели, как двое из похитителей солдата Шойхата были арестованы израильским спецназом и предстали перед судом. Еще один участник похищения сразу же после убийства израильтянина успел поучаствовать в нападении на пограничников, в ходе которого погиб. Мухаммеда Анабтауи суд приговорил к 15 годам тюрьмы, а его подельника к 13. Теперь, согласно «сделке Шалита», убийцы Олега Шойхата оказались на свободе.

Еще пять лет назад приказом начальника Генерального штаба ЦАХАЛа израильским военнослужащим был запрещен тремп. Солдат, голосующих на дорогах с просьбой подвести, может арестовать военная полиция, и они обязательно предстанут перед судом. Это с одной стороны. С другой – начальник отдела физической подготовки ЦАХАЛа полковник Ави Мояль и советник начальника Генштаба по делам девушек-военнослужащих подполковник Клифи Амир инициировали проект по обучению «солдаток» приемам защиты от возможных нападений преступников и террористов. Согласно этому проекту, трехнедельный курс, названный «искусство самозащиты», обязаны пройти все призываемые в армию представители слабого пола. Для юношей такой курс, продолжительностью в четыре месяца, автоматически входит в тиранут – начальную армейскую подготовку.

УБИЙЦЫ НА СВОБОДЕ

ХАМАС празднует победу. Освобожденных террористов Газа встретила праздничным представлением. Церемония началась поминовением Хамада ар-Рантиси и Мухаммеда Фаруане, лично участвовавших в похищении Шалита, но позже ликвидированных израильским спецназом.

В Израиле семьи жертв террора протестуют. Ведь на свободу выходят отъявленные бандиты. Общественная организация «Альмагор», оказывающая помощь семьям погибших и пострадавших от террора, подала в БАГАЦ (Высший суд справедливости Израиля) иск с требованием приостановить «сделку Шалита». Среди подписавших этот иск и Михаил Нуржиц, брат Вадима Нуржица. В октябре 2000 года резервисты ЦАХАЛа Вадим Нуржиц и Йосеф Аврами ошиблись дорогой и случайно заехали на территорию ПНА.

Палестинские полицейские доставили их в участок в Рамалле, административный центр автономии. Ворвавшаяся туда толпа арабов в прямом смысле растерзала израильтян. Особо неиствовал Абдельазиз Кадри. Этот подонок разорвал тело Вадима Нуржица и через окно продемонстрировал оставшимся на улице подельникам свои окровавленные руки. Случайно оказавшийся под окнами палестинского полицейского участка оператор итальянского телевидения запечатлел эту ужасную сцену. Михаил Нуржиц не может смириться с тем, что приговоренный к пожизненному заключению Кадри в рамках «сделки Шалита» обретает свободу. Однако БАГАЦ не вмешивается в политические решения, чем, собственно, и является «сделка Шалита». Поэтому иск организации «Альмагор» не был удовлетворен.

Среди освобождаемых бандюганов и Хусам Атеф Али Бадран, арестованный в 2002 году в ходе операции «Защитная стена». До ареста он возглавлял «Бригады Иззадина аль-Касама» – боевое крыло ХАМАС. Этот человек, организовавший теракты в закусочной и гостинице Иерусалима, на дискотеке в Тель-Авиве, на железнодорожной станции в Нагарии, в ресторане в Хайфе, в автобусе около поселения Имануэль, повинен в смерти более 100 человек, из которых почти половину составляют дети в возрасте от младенцев до подростков.

Другой хамасовец, Маджи Мухаммад Амр, кстати, физик по профессии, организовал и спланировал в 2003 году теракт-самоубийство в хайфском автобусе, унесший жизнь 17 человек. Более 50 человек тогда получили ранения. Этот же физик в июле 2001 года, в поселении недалеко от Кирьят-Арбы, ворвавшись в дом семьи Коэн, на глазах жены и детей вначале убил главу семьи Давида Коэна, а затем бесжалостно расправился с остальными. Хусам Атеф Али Бадран и Маджи Мухаммад Амр, приговоренные израильским судом соответственно к 10 и 20 пожизненным срокам, тоже получили свободу взамен на освобождение Шалита.

Кровавый шлейф убийств, подготовки и участия в терактах тянется за всеми 1027 выходящими на свободу бандитами. Будут выпущены все 27 женщин-террористок. И среди них Амна Муни, заманившая в январе 2001 года 16-летнего иерусалимского юношу Офера Рахума в Рамаллу и вместе с сообщниками зверски его убившая. Тогда Муни было 26 лет.

Корреспондент «НВО» несколько лет назад, получив разрешение тюремной службы, беседовал с Муни. Меня поразило, что эта молодая женщина совершенно не раскаялась в содеянном. Более того, она откровенно заявила, что если когда-нибудь окажется на свободе, то вновь будет убивать израильтян и арабов-предателей независимо от возраста и пола. И даже находясь в тюрьме, она умудрилась рассориться с одной из своих сокамерниц-арабок и тяжело ранить ее ударом столовой ложки в лицо. Свободу получит и Ихлам аль-Тамми, активно содействовавшая убийству 15 израильтян в иерусалимской пиццерии «Сбарро» в августе 2001 года.

ВЕРА В ГОСУДАРСТВО ПРОТИВ ВЕРЫ В ТЕРРОР

И тем не менее в тюрьмах останутся те, кого нередко именуют «знаменами палестинского террора». Так, не выйдет на свободу харизматичный Маруан Баргути, лидер «Танзима» – молодежной организации, формально входящей в «миролюбивый» ФАТХ, противостоящий «кровожадному» ХАМАС. Маруан Баргути получил пять пожизненных сроков за участие в убийствах израильтян и организацию терактов. Останется на нарах и Ахмад Саадат, лидер Народного фронта освобождения Палестины, организовавший 17 октября 2001 года убийство министра туризма Рехавама Зеэви. Не могут рассчитывать на освобождение Абдалла Баргути, лидер хамасовских боевиков, и его подручные Ибрагим Хамад и Аббас ас-Саяд, повинные в гибели сотен израильских граждан (причем не только евреев, но и арабов, а также иностранных туристов) и получившие соответственно 77, 36 и 35 пожизненных сроков.

Из 29 израильских министров, участвовавших в голосовании, утвердившем сделку по освобождению Гилада Шалита, против голосовали только трое: министр иностранных дел Авигдор Либерман, бывший начальник Генштаба, а ныне министр стратегического планирования Моше Аялон и министр инфраструктур Узи Ландау. По мнению этих политиков, освобождение такого огромного количества нераскаявшихся бандитов является несомненной террористической угрозой еврейскому государству.

Узи Ландау напомнил о так называемой «сделке Джибриля», заключенной в мае 1985 года. Тогда за шестерых израильтян Иерусалим выпустил из тюрем 1500 террористов, которые, оказавшись на воле, немедленно начали первую «интифаду» (по-арабски «восстание») на всей территории еврейского государства.

Все освобожденные террористы получили статус «помилованных, но не прощенных». Соответствующие документы подписал президент Израиля Шимон Перес, министр юстиции Яаков Неэман, начальник Генерального штаба Бени Ганц и командующий Центральным военным округом генерал-майор Ави Мизрахи. Известный обозреватель Дов Конторер пишет в этой связи в русскоязычной израильской газете «Вести»: «Тысяча за одного – ни одна страна в мире не заключает подобных сделок. Эта сделка является откровенным надругательством над справедливостью и грубой насмешкой над израильской судебной системой».

«Сделка Шалита» неожиданным образом поставила еще один непростой вопрос. А как быть с евреями, сидящими в израильских тюрьмах за нападения на арабов? Таких «сидельцев» всего 12 (среди них трое бывших военнослужащих), и почти все они признаны виновными в непреднамеренном убийстве арабов. Что делать с Игалем Амиром, отсидевшим в тюрьме (причем в одиночной камере) уже почти 16 лет за убийство Ицхака Рабина, одного человека, пусть и главы правительства? Если всех этих людей не помиловать, то получается, что в еврейском государстве дискриминируют именно евреев-заключенных, за которых, кроме этого самого государства, и заступиться больше некому.

Этот вопрос поставил перед Нетаньяху министр внутренних дел Эли Ишай, представляющий в израильском правительстве партию ШАС, объединяющую в основном ортодоксальных иудеев, выходцев из Марокко. Сомнительно, что Нетаньяху в принципе будет ставить на заседании правительства вопрос, положительное решение которого создаст прецедент.

И все-таки большинство израильтян поддерживают «сделку Шалита». Ведь палестинские заключенные находятся в израильских тюрьмах в достаточно комфортных условиях – они могут смотреть не только израильские телевизионные каналы, но и мировые, им разрешено учиться в университетах, заниматься спортом, пользоваться компьютерами и сотовой связью, к их услугам лучшая в мире израильская медицина, а к Гиладу Шалиту не допускали даже врачей из Красного Креста. Израильский министр по защите тыла Матан Вильнаи, генерал, бывший заместитель министра обороны, который долгое время сомневался в целесообразности «обмена тысячи на одного», в конце концов сказал: «Заключенная сделка – лучшая из всех возможных».

На военной базе «Тель-Нов» Гилад Шалит, повышенный в воинском звании с капрала до старшины, был встречен Биньямином Нетаньяху, министром обороны Эхудом Бараком и начальником Генштаба Бени Ганцем. Именно они передали Шалита семье от имени государства, призвавшего его в армию.

Захар Гельман - профессор

Метки:

Читайте также