Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Присоединение Кадимы к правительству привлекло внимание СМИ

Широкая коалиция, образовавшаяся с присоединением к правительству Кадимы, не стала прецедентной для израильской политики. Были у нас и более широкие коалиции и коалиции, включавшие в себя больше фракций.

bibi_mofaz_1
Фото: Getty Images

Присоединение Кадимы к 32-му правительству Государства Израиль привлекло пристальное внимание израильских и международных СМИ. 

Основной причиной такого внимания стала неожиданность этого шага - ведь уже казалось неизбежным, что выборы в кнессет 19-го созыва состоятся досрочно, 4 сентября. Проведение досрочных выборов израильский парламент даже уже утвердил в первом чтении, причем подавляющим большинством голосов - "за" высказались 109 депутатов, - но вскоре стало ясно, что Шауль Мофаз и Кадима вливаются в правительство Нетаниягу, и выборы были сняты с повестки дня. 

Другая причина большого интереса к этому событию заключается в том, что, по мнению многих, присоединение Кадимы к коалиции породило серьезную проблему, а потому вызвало резкую критику. В частности, критиковалось явное расхождение между неожиданным решением Мофаза и его ядовитыми высказываниями в адрес Нетаниягу, а также неоднократными утверждениями в том, что он удовлетворится только сменой правительства. Такой зигзаг и такое поведение еще больше подорвали доверие значительной части израильтян к народным избранникам и усилили цинизм по отношению к политической системе. Подверглась критике и проблематичность нового баланса сил в кнессете, где коалиция получила подавляющее преимущество, а оппозиция предельно сократилась, в результате чего образовалось раздутое правительство с многочисленными фракциями. 

Давайте посмотрим на расклад, лежащий в основе правительства национального единства.

Чудовищная коалиция, ссохшаяся оппозиция

Разумеется, нынешняя коалиция - не первое правительство национального единства в парламентской истории Государства Израиль. Более того, это даже не самая широкая из известных нам коалиций. Первое правительство национального единства было создано в первый же вечер после начала Шестидневной войны, 1 июня 1967 года, когда партии ГАХАЛ и РАФИ вошли в кабинет Леви Эшколя, вследствие чего образовалась коалиция с парламентским большинством в 107 депутатов. Предельно широкая, со 102 депутатами в составе, коалиция сложилась также после выборов в кнессет 7-го созыва (1969). Да и три правительства национального единства, стоявшие у власти в период с 1984 по 1990 год, основывались на большинстве в 95-97 парламентариев. Очевидно, что с этой точки зрения нынешнее правительство - отнюдь не исключение из правил.

Тем не менее настолько широкая коалиция при такой узкой оппозиции необычна с точки зрения современной западной демократии. Таблица 1 демонстрирует относительную долю коалиционных партий (в случае однопартийной системы - долю депутатов от правящей партии) в общем числе парламентских мест в 21 западном государстве. Совершенно очевидно, что - если не считать Швейцарию, где власть традиционно делят четыре главные партии, - на первом месте по данному показателю стоит Израиль: у нас коалиции принадлежит 78% мест в парламенте. 

Этот тревожный показатель обретает дополнительное значение с учетом того, сколько депутатов осталось в парламенте для проведения важной работы, и с учетом оппозиции. Из-за относительной малочисленности кнессета в сравнении с другими выборными органами к оппозиции на сей день относятся всего 26 человек. Ни в одном другом государстве правительству не противостоит столь малая группа законодателей.

За частоколом партий не видно леса

Относительная система выборов, принятая в Израиле, в сочетании с гетерогенностью израильского общества и его политической разрозненностью обусловила то, что у нас одна партия никогда не получала большинство мест в парламенте. И с точки зрения закона, согласно которому новому правительству должна принадлежать большая часть мест в кнессете, все израильские правительства были коалиционными, поскольку включали в себя более одной партии. Новая коалиция состоит из семи фракций: это Ликуд, Кадима, Наш дом - Израиль, ШАС, Ацмаут, Яадут ха-Тора и Еврейский дом. Но и этот аспект - не исключение из правила, ведь истории известны коалиции, включавшие в себя больше фракций. В правительстве национального единства, созданном в 1984 году, было 9 партий, и даже узкое правительство, которое Ицхак Шамир создал в июне 1990-го, включало в себя 8 фракций.

Но хотя с точки зрения политической истории Израиля мы не говорим ни о прецеденте, ни о рекорде, мы все же имеем дело с необычной на фоне западной демократии ситуацией. Израиль возглавляет список, в котором за нашей страной следуют Финляндия и Бельгия, где в коалиционные правительства входят 6 партий.

Правительство с повышенным содержанием жиров

Вхождение Кадимы в правительство расширило его парламентскую основу на 28 мест, однако размер правительства (число министров) почти не изменился. Единственным изменением здесь стало присоединение к кабинету Шауля Мофаза, благодаря чему правительство выросло до 30 министров, то есть достигло той же величины, с которой начинало свою деятельность в конце марта 2009 года. Впрочем, нам намекнули, что в будущем в правительство войдут новые министры от Кадимы, а пока что нынешнее правительство может сравниться с первым правительством Ариэля Шарона, приведенное к присяге в 2001-м.

Подобная многочисленность министров также необычна для западной демократии. В Ирландии число министров законодательно ограничено 15, в Голландии назначают 16 министров, в Испании - 18. И напротив, в Канаде не бывает менее 38 министров. Однако следует учесть, что в кнессете - всего 120 депутатов и что почти все министры (и все заместители министров) являются депутатами и, занимая почти треть мест в парламенте, представляют еще и исполнительную власть. У такого положения есть далеко идущие последствия: при большом правительстве в кнессете остается мало депутатов, свободных для занятий чисто законодательной деятельностью, которая предельно важна.

Подытожим. Широкая коалиция, образовавшаяся с присоединением к правительству Кадимы, не стала прецедентной для израильской политики. Были у нас и более широкие коалиции и коалиции, включавшие в себя больше фракций. Однако в сравнении с другими демократическими государствами в Израиле наблюдается критическое положение с учетом того, что в кнессете всего 120 мест, - это один из самых малочисленных парламентов мира по части отношения численности депутатов к численности населения. Сочетание малочисленности парламента, широты коалиции, узости оппозиции и величины правительства создало нездоровую с демократической точки зрения ситуацию. Политическая реальность, в которой представителей оппозиции (26) меньше, чем министров правительства (30), - чисто израильское изобретение, и ничего подобного нигде в мире нет.

Автор: Офер Кениг

Источник: zahav.ru

Метки:

Читайте также