Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+30+22

Мнения

А
А

Выборы во Франции: столкновение кандидатов Путина

Кто придет к власти во Франции? Если не произойдет никаких сюрпризов, во втором туре сразятся два соискателя - от правых и ультраправых. Оба являются друзьями и поклонниками Путина.

05.12.2016
Источник:Релевант
מערכת וואלה! צילום מסך

Кто придет к власти во Франции? Если не произойдет никаких сюрпризов, во втором туре сразятся два соискателя - от правых и ультраправых. Оба являются друзьями и поклонниками Путина. Президент России действительно кажется многим "опорой консервативных ценностей" и альтернативой существующему глобальному миропорядку. К Путину тянутся те, кто сомневается в "западных стандартах демократии".

Французские правые - это что-то удивительное. К ним обычно (может быть, так же несправедливо) предъявляют обвинения, которые в прочих странах сыпятся на левых: в том, что они являются орудием внешнего влияния, стремящимся подчинить Францию чуждой воле.

Так исторически сложилось, что французские правые, начиная с роялистов во времена Великой французской революции, когда французы впервые, для себя (и для всего человечества) разделили политиков на правых и левых, считались орудием внешнего влияния. Роялисты боролись с якобинцами, потом с Директорией, потом с Наполеоном, пока не въехали во Францию в обозе иностранных армий, вернувших на престол Бурбонов. Потом французские правые были агентами Священного союза, который вынужден был посылать войска, когда Наполеон сбежал с острова. Они правили страной фактически по прихоти интервентов. Итак, правые были агентами иностранного влияния от роялистов, до правого правительства коллаборациониста маршала Анри Филиппа Петена.

Правые комплексы

В августе 2012 году французский политик еврейского происхождения Жан-Франсуа Копе, выставив свою кандидатуру на пост председателя французского "Союза за народное движение", сказал о себе как о правом, свободном от комплексов. В ноябре того же года Копе был избран президентом "Союза за народное движение", получив 50,03 % голосов ее членов. Тогда же, отталкиваясь от его предвыборных заявлений, парижский психиатр Жан-Поль Миале опубликовал статью: "От каких комплексов нужно избавиться правым?".

"Правые без комплексов? Это интересно. Заявления о "свободных от комплексов правых" французы слышат уже много лет. То есть раньше правые были страшно закомплексованными? В чем это, они были закомплексованы, и каким это образом?"

Жан-Поль Миале писал, что когда в политике поднимается вопрос комплекса, речь обычно идет о комплексе неполноценности. Комплексы являются результатом неправильного развития. Французские правые изначально были роялистами-монархистами, клерикалами, затем антисемитами и антидрейфусарами, потом милитаристами, потом, во времена Петена (выступавшего в качестве защитника традиционно-консервативных ценностей) - пособниками Гитлера.

Французские правые до сих пор не могут встать на ноги после своей неудачной роли в событиях Второй мировой войны. Потом они были сторонниками колониальной системы, исторически обреченной. Потом французских правых оттеснил центрист-государственник Шарль де Голль, который заявил: "Как можно управлять Францией, когда правые настроены против народа, а левые - против государства?!". Президент де Голль будет использовать то левых, то правых, отсекая крайности в обоих лагерях. Но левые при нем играли роль конструктивной оппозиции, а правые устраивали заговоры и покушения, обращаясь к иностранным государствам за помощью (в том числе и к молодой израильской разведке, которая отказалась с ними сотрудничать в подготовке покушения на де Голля).

Правые в осаде

В последние десятилетия французские правые были националистами и пользовались метафорой осажденной крепости. Но какая крепость может вечно выдерживать осаду?

Это тяжелая историческая наследственность французских правых, она порождает соответствующие комплексы, от которых и стараются избавляться французские политики правого толка, претендующие на победу не только внутри политических группировок правого лагеря, но и в общенациональном масштабе.

Во Франции ситуация часто выглядит полностью зеркально противоположной по отношению к Израилю. У нас левоцентристскому лагерю приходится уговаривать избирателей, что за них надо голосовать не из-за левизны, а потому, что они хорошие "битхонисты" (специалисты в области безопасности), лучшие дипломаты, за социальную справедливость, за чистоту власти. Во Франции, наоборот, Саркози, чтобы победить, должен был позиционировать себя не как правого, а как опытного управленца. Подобно тому, как один французский интеллектуал говаривал, что когда он слышит от человека, что большой разницы между левыми и правыми нет, то он четко понимает, что говорящий не левый, я, когда слышу подобное в Израиле, понимаю, что сказавший подобное - не относится к правому лагерю.

В отличие от французского интеллектуального пейзажа у нас в маленькой воюющей еврейской стране именно правые являются главной пассионарной, убежденной и деятельной силой. Во Франции такой силой являются левые. Что не мешает правым приходить к власти: как опытным управленцам, рачительным хозяйственникам, хорошим дипломатам и пр. Ибо власть надо менять регулярно, чтоб она не застаивалась, чтоб страна не загнивала. Нужна ли вам правая нога?! Человеку нужны две ноги и две половины мозга. И любому обществу нужны свои правые и свои левые. Помните, как скандировал поэт революции Владимир Маяковский: "Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой!". Но одной левой не получается. Одной левой это не ходьба, а прыжки на одной ноге. Далеко не продвинешься. Как и на одной правой.

Правая косметика

Очередные видоизменения правых мы видим и во время подготовки к грядущим французским выборам, где правые готовы предложить альтернативу Франсуа Олланду, который, судя по последним опросам, стал самым непопулярным президентом в истории Франции.

На французских выборах правые, скорее всего, победят. Считалось, что для этого правым нужно найти кандидата, который (хотя бы!) выглядел свободным от правых комплексов. Слово "выглядел" - тут ключевое. Именно поэтому, чтобы демонстративно разорвать свою связь с собственным прошлым, Марин Ле Пен начала свою карьеру во главе Front National с демонстративного изгнания из партии функционеров, которые допускали антисемитские высказывания. Затем она пошла на публичную ссору со своим отцом, приостановив его членство в партии за шуточку по поводу евреев и "печей с выпечкой". А биографы Марин постоянно подчеркивают, что ее первым мужчиной был еврей. Хотя дефлорация при помощи обрезанной плоти еще ничего не гарантирует. Именно поэтому, кстати, среди лидеров французских правых так много деятелей с тем или иным процентом еврейской крови. Это считается как бы гарантией разрыва с коллаборационистским прошлым.

Здоровый консерватизм

Дело не только в символах. В политической жизни, как и в живой природе, вид, чтобы выжить, должен приспосабливаться. Человек представляет собой чрезвычайно сложное живое существо, которое способно мыслить и говорить (отсюда и его склонность к "комплексам"). Нынешние французские правые - это политический голос коллективного эгоизма. Пусть эгоизм на абстрактно-морализаторском уровне воспринимают куда хуже альтруизма, но задача правых - это не защита привилегий единиц, а скорее сохранение организационной системы, у которой есть своя история и ценности.

Правые опираются на традиционные ценности, которые они хотели бы сберечь. Что такое консерватизм? Это образ мыслей и действий государственника, желающего сохранить нечто в изменяющемся мире и по мере возможности избежать потрясений. Другое дело, что ХХ век был тяжелейшим испытанием для консерваторов. Это был век изменений и потрясений, а история великих консерваторов - это история их потерь. Величайшие консерваторы запомнились нам именно тем, что они решили пожертвовать. Величайшим лидерам консерваторов пришлось отдавать то, что они искренне пытались сохранить. Это трагедия Черчилля, де Голля, Бегина и т. д. Посему так трагичны их образы. А ведь именно их консерватизм оставил образцами на будущее.

Два пропутинских кандидата

Против ультраправой Марин Ле Пен, которая уже несколько лет продвигается в сторону национального консенсуса и политического мейнстрима, будет бороться Франсуа Шарль Арман Фийон, который победил на праймериз в ведущей правой партии "Республиканцы" других претендентов: Николя Саркози, Алена Жюпе, Жана-Франсуа Копе, Жана-Фредерика Пуасона и пр.

Во втором туре праймериз он получил 67 % голосов. Фийон был премьер-министром при президенте Саркози. Он - единственный, кто был премьер-министром Франции на протяжении полного президентского срока. Он был избран членом парламента в 27 лет, став самым молодым членом Национального собрания Франции. Это человек, который увлекается автогонками, альпинизмом и корридой, слывет непроницаемым молчуном. Он требует резкого сокращения государственных расходов, не боится сломать социально-экономическую модель, утвердившуюся во Франции. "Иногда необходимо все разрушить до основания" - утверждает Фийон.

Действующий президент Франции Франсуа Олланд, согласно большинству опросов, не может рассчитывать даже на прохождение во второй тур выборов главы государства. Поэтому, если не произойдет чуда, то во втором туре встретятся Фийон и Ле Пен. Согласно данным социологов, если бы выборы президента страны состоялись сегодня, то во втором туре Фийон победит. В отличие от Марин Ле Пен, Фийон, наоборот, в последнее время двигался вправо от консенсуса, позиционируя себя как правого старой закалки. Из тех консерваторов, которые против предоставления равных прав гомосексуалистам и с трудом соглашаются с легализацией абортов.

В отличие от французских ультраправых, он хочет сохранять членство своей страны в Европейском союзе, но уменьшить его бремя, усилить независимость Франции внутри ЕС, бороться с миграцией и пр. Фийон намерен реформировать Европейский суд по правам человека, чтобы "тот не мог вмешиваться в вопросы, которые играют основополагающую роль для обществ". Если же эта реформа окажется невозможной, он предлагает Франции выйти из ЕСПЧ.

О Марин Ле Пен как о пророссийской марионетке, которая кредитуется Москвой, говорят давно. Бывшего премьера Франции тоже на данный момент считают одним из наиболее пророссийских кандидатов на пост президента страны. Фийон был гостем на встрече дискуссионного клуба "Валдай", где собираются высокопоставленные чиновники и стратеги, приглашенные Кремлем. Путин регулярно принимал Фийона на своей даче, причем даже тогда, когда он был просто депутатом. Фийон открыто восхищается Путиным и его авторитарным стилем руководства. Если нынешний президент Олланд поддержал усилия ЕС по ограничению российского вмешательства в события на Украине и в Сирии, то Фийон выступает за отмену антироссийских санкций и сотрудничество с Москвой по вопросам борьбы с терроризмом и нелегальной миграцией. В разжигании войны на Донбассе он обвиняет Киев. Чтобы побороть "Исламское государство" он готов признать Асада. Он хочет сотрудничать с Россией, чтобы ослабить зависимость Франции от Вашингтона.

Важно отметить, что он сейчас будет не один. Трамп обещал сотрудничество с Россией и угрожал уменьшением роли Соединенных Штатов в НАТО. Несколько восточноевропейских стран избрали лидеров, которые выступают за примирение с Москвой. Фийон выйдет на сцену, освещенную "брекситом" и избранием Трампа.

Поворот к изоляции в американской политике, осуществленный Трампом, полностью вписывается в стратегические планы Фийона и Путина. О росте на Западе "путинского интернационала" я пишу последние 9 лет. Вначале надо мной смеялись. Теперь многим смеявшимся не до смеха. Президент России - действительно кажется многим "опорой консервативных ценностей" и альтернативой существующему глобальному миропорядку. К Путину тянутся те, кто сомневается в "западных стандартах демократии".

В этом году Путин "выиграл" 10 голосований: в апреле референдум в Нидерландах, в Парламентские выборы в Сербии и выборы в Народный совет Сирии, в июне - референдум о членстве Великобритании в Европейском союзе (Brexit), в октябре выборы в Грузии, в ноябре - Трамп в США, Игорь Додон - в Молдавии, Румен Радев - в Болгарии. Выборы депутатов Государственной думы, на которых победила Единая Россия - это было легче всего…

Если не произойдет никаких сюрпризов, во втором туре сразятся два соискателя - от правых и ультраправых - которые оба являются друзьями и поклонниками Путина. И если о выборах в США, глядя на Клитон и Трампа, которые оба не внушали особых симпатий, мы говорили, что хорошо, что только один из них победит, то о выборах во Франции в Кремле, наверняка, сожалеют, что не смогут победить оба кандидата.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке