Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+29+23

Мнения

А
А

Где прячется Дайяна Илан?

У меня нет никаких претензий к Илане Даян, которая сварганила еще одно подобное житие. Имеет право писать, что ей вздумается, свобода слова, не я ее буду ограничивать. Меня удивляет другое.

16.11.2016
Источник:mnenia.zahav.ru
מערכת וואלה! צילום מסך

Вот уже более 20 лет я читаю в нашей светской ивритской прессе варианты главы "Житие Сарры". Сарры Нетаниягу.

У меня нет никаких претензий к Илане Даян, которая сварганила еще одно подобное житие. Имеет право писать, что ей вздумается, свобода слова, не я ее буду ограничивать. 

Меня удивляет другое: почему все эти годы не появляются полные грязи, обвинений и инсинуаций жития других "святых" – житие Леи (Рабин), житие Ализы (Ольмерт), житие Сони (Перес), житие Нафтали (Шпицер-Ливни)? 

Не о чем писать? Ой ли. Вот свидетельство знаменитого в прошлом телеведущего Дана Шилона: супруга премьер-министра Леа Рабина прознала, что он хочет пригласить на свое популярное телешоу "А-Маагаль" ("Круг") тогдашнего лидера оппозиции Нетаниягу, позвонила к нему и орала в трубку, что он таким приглашением приведет (неприличное слово) Нетаниягу к власти. Когда Шилон написал об этом, госпожа Рабин была жива. Опровержения не последовало. 

Интересно, какой бы вселенский крик стоял во всех СМИ и в политических кругах, если бы выяснилось, что Сарра Нетаниягу позвонила крупному журналисту, кричала на него, обзывая при этом последними словами политического соперника своего мужа? 

Один серьезный журналист как-то написал: Леа Рабин так и не простила Аарону Бараку того, что тот, будучи юридическим советником правительства, не выполнил ее требования немедленно закрыть дело о ее незаконном заграничном счете, и в результате ее муж снял свою кандидатуру на пост премьер-министра. Каково, а? Эта женщина считала, что имеет право указывать главе прокуратуры, как поступить с явно уголовным делом!

В первую каденцию Нетаниягу было множество негативных публикаций о его супруге. Будучи довольно свежим репатриантом, воспринимал это спокойно: Такова задача прессы, сторожевого пса демократии: лаять на правителей и их жен. Чтоб не зарывались. И был весьма удивлен, когда женский журнал поместил хвалебную статью о супруге нового премьер-министра Эхуда Барака. Ладно, подумал, журнал женский, почему не похвалить женщину. Но вскоре в газете появилось сообщение о том, как прекрасно себя ведет новая первая леди, и пример: Нава Барак пригласила к себе подчиненного своего супруга и поблагодарила. За что? Нава и Эхуд Барак вернулись из-за границы, и чиновник побеспокоился, чтобы особый автомобиль отвез даму из аэропорта домой в Кохав-Яир, а премьер должен был ехать в столицу. И заканчивалась статья порцией помоев на уже бывшую (!) первую леди Сарру Нетаниягу. 

Отношение не изменилось и потом – все полтора года не было ни одной критической статьи о Наве Барак. Сторожевой пес вдруг превратился в ласкового пуделя, виляющего хвостом. Тогда же я опубликовал в газете "Вести" фельетон о журналистах-подлизах.   

Больной интерес к отношениям между Нетаниягу и его супругой объясняют тем, что эти отношения оказывают влияние на государственные дела. Согласен. Но почему об этом правиле не вспоминали при Бараке? Неужели все в их отношениях было идеальным? Почему никто не распознал, что пара разойдется сразу после того, как Барака выбросят из кресла премьер-министра его же соратники по коалиции? Какой была атмосфера в доме Бараков в те полтора года его премьерства? Помогала принимать верные государственные решения? Мешала? 

Некрасиво копаться в чужой жизни? Почему это правило не действует в отношении Сарры Нетаниягу?

Почему журналисты не интересовались, что там в отношениях между Эхудом и Ализой Ольмерт? Ализа не пряталась скромно от прессы – я сам слышал ее многочисленные интервью по радиоканалам. Может, было в этих отношениях что-то, что и привело к такому печальному концу господина Ольмерта? Почему сторожевой пес проспал?

Обвиняют Сарру, что она вмешивается в назначения. Допустим, Ализа не вмешивалась. И не предотвратила прием на работу советницы, которая села за нарушения, и чтобы ей скостили срок, донесла и на бывшего босса. Может, Ализе все же стоило бы приглядываться, кого ее муж-премьер пригревает возле себя? 

Что там на самом деле происходило между Шимоном и Соней Перес? Есть ли в современной истории прецеденты, когда президент переезжает в официальную резиденцию, а его супруга наотрез отказывается?

Да, были короткие сообщения о поведении этих дам, иначе откуда я все это знаю? Но почему не было вселенского крика, почему не было резонанса, фолов-апа, который и есть суть самоангажированной прессы?

Сарра Нетаниягу особо плоха дама? Мне почему-то кажется, что если бы Нетаниягу был женат на такой идеальной женщине, как Бар Рефаэли, и ее нам израильские журналисты рисовали бы чудовищем, а русскоязычные журналисты тоже ханжески поднимали бы очи горе, не понимая, что их водят за нос. 

И снова: я признаю право Иланы Даян писать все, что ей вздумается и о ком вздумается. Хотя этот ее последний материал о Сарре Нетаниягу, где она просто собрала жалобы уволенных чиновников и прежние публикации, намного ниже ее статуса в израильской прессе. Она решает, что с собой делать. Меня беспокоит другой вопрос: где прячется Дайана Илан, которая проводила бы журналистские расследования о Лее, Соне, Ализе, Нафтали? 

По правде говоря, есть некоторые признаки, что неуловимая Дайяна Илан прячется глубоко в душе Иланы Даян, которая для нас – потемки. Недавно Дайна Илан высунулась, тиснула журналистское исследование о левом активисте, который выдавал палестинским убийцам имена арабов, продающих дома евреям, получила по башке и быстренько юркнула в нору – даже продолжение исследования показывать отказалась, не стала просить, как в этот раз, защиты от своих громогласных коллег. Чтобы искупить этот грех, сама Илана тут же сварганила очередное житие Сарры. 

Я не имею ничего против Леи, Навы, Ализы, Сони. Я знаю, что во все времена жены влияли на мужей, независимо от того, какую должность те занимали. Я сам постоянно советуюсь со своей благоверной по всем важным вопросам. И мужья зачастую прислушиваются к советам жен. Знаете, ночная кукушка дневную всегда перекукует. Чтобы это влияние жен не перешло все границы, и существует свободная кусачая пресса. Но почему прикус у нее грешит политическим креном? 

Явление выборочной критики не является сугубо израильским изобретением. Смотрите, что происходит в США: все те, кто сейчас набросились на Меланью Трамп, восемь долгих лет публиковали только дифирамбы Мишель Обаме. Действительно ли все в той семье идеально? Ничего плохого сказать нельзя? Тогда почему недавно на вопрос корреспондентки Барак Обама категорично заявил, что его Мишель никогда не будет баллотироваться на пост президента? В чем дело? Журналисты писали нам, что она талантлива, образована, политкорректна, видим, что представительная, знаем, что есть опыт жизни в Белом доме рядом с мужем - государственным деятелем. Не думаете же вы, что это в Бараке Обаме говорит самодур, приверженец домостроя, верящий, что бабе дорога – от печи до порога?

Может, он знает о характере Мишель такое, что не знают – или не хотят знать – американские журналисты-проныры? И если что-то там неладно – как это влияло на решения, принятые в эти восемь лет в самом важном Доме в мире? 

Разумеется, когда-то у нас изберут другого премьер-министра. Что журналисты будут писать о его жене? Я знаю: это зависит от того от какой партии будет премьер. 

На иврите статья здесь 

Довесок – упомянутый выше мой давний фельетон.

ПЕРВАЯ ЛЕДИ И «ПЕЧНИК»

Впервые напечатано в газете «Вести» в 1999 году, через полгода после прихода к власти Эхуда Барака 

Всего год назад я с удивлением наблюдал за тем, как израильские журналисты остервенело нападают на премьер-министра Нетаниягу и на его жену, опускаясь до площадной брани. Не раз их спрашивал: «Для чего такая жестокость? Ведь критика может быть и сдержанной, и конструктивной. И зачем вообще вспоминать о его жене?»

Израильские журналисты мне отвечали: «Мы – сторожевые псы демократии, мы всегда должны выступать против власти, кто бы ни был правителем. Ничего лично против четы Нетаниягу мы не имеем».

Власть переменилась, я терпеливо ждал, когда же сторожевые псы набросятся на Барака и его супругу Наву.

И вот дождался. На днях в одной из израильских газет на иврите появилось первое упоминание о нашей нынешней первой леди. Вот этот абзац без купюр. «Сотрудник министерства главы правительства рассказал недавно историю, которая нагляднее всего иллюстрирует новую атмосферу в этом учреждении. По его словам, вскоре после возвращения Эхуда и Навы Барак из их успешной поездки в Вашингтон Нава пожелала побеседовать с ним. Взволнованный и немного напуганный – во времена прежнего правления вызов к супруге премьер-министра означал надвигающуюся грозу – явился этот работник на встречу. И каково же было его удивление, когда госпожа Барак сказала ему только одно слово «Спасибо». За что? Нава Барак коротко объяснила: он позаботился о том, чтобы в аэропорту ждала особая машина, которая доставила ее домой в Кохав Яир, тогда как премьер-министру нужно было ехать в канцелярию в Иерусалиме. А чета Нетаниягу?» (Конец цитаты). Далее следует сотый пересказ сплетен о Саре Нетаниягу, многократно опровергнутых, - но что с того? 

Наши читатели в силу своего прошлого опыта много больше знают о «сторожевых псах», становящихся на задние лапы при появлении хозяина. И мы удивляемся, что израильский журналист сработал так плохо. Зачем он ограничил себя одним абзацем в газете? Ведь тема грандиозная, можно было бы сочинить целую поэму наподобие той, что написал великий советский поэт, назвав ее «Ленин и печник». Поэму тоже можно было бы назвать так: «Нава и «печник». 

Представляете, какой развернутый драматический рассказ получился бы! Белый от страха генеральный директор министерства главы правительства подходит к столу нашего героя и шепотом говорит: «Сама вызывает».

И все министерство погружается в мертвую тишину. В глазах у чиновников застыл страх. Еще у всех свежо в памяти, чем кончались подобные вызовы к прежней «хозяйке». Зачастую люди оттуда уже не возвращались, и много позже удавалось стороной узнать, что их сослали работать за границу на 10 лет без права переписки (с израильскими журналистами).

А бывало, такого человека выбрасывали из министерства, заплатив жалкую компенсацию в 3-4 миллиона шекелей.

Вторая сцена: наш герой плетется домой, рассказывает о вызове жене. Та ударяется в громкий плач. Зовет с улицы детей проститься с отцом, укладывает в «допровскую» корзину сухари и белье.

Герой едва доходит до кабинета «хозяйки», входит, готовый упасть в обморок, - и вдруг слышит сухое и скупое «Спасибо». Как, что, почему? – не верит он своим ушам.

Получает такое же скупое объяснение и радостно, на выросших крыльях летит домой – успокоить жену, обрадовать детей…

Впрочем, зачем ограничиваться поэмой? Я бы сразу оперетту написал. После победы Барака в женском журнале появилась огромная статья о Наве Барак, которая называлась «Гвирти а-нава», что означает «Моя госпожа Нава» и одновременно – «Моя прекрасная леди» (так на иврите называется знаменитый мюзикл по пьесе Бернарда Шоу). Я бы свою оперетту так и назвал: «Моя прекрасная первая леди».

yuramedia@gmail.com

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке