Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивמעונן חלקית עד בהיר
+29+23

Мнения

А
А

По процедурным вопросам

Если председатель Верховного суда выкручивает руки политикам бойкотами и кампанией в СМИ, то почему бы политикам не поставить ее перед свершившимся фактом? Илатов прав, что лучше всего сесть и договориться.

09.11.2016
Источник:Iton TV
ShutterStock

Опубликовано на сайте израильского телеканала ITON.TV 

На прошлой неделе израильская общественность живо втянулась в споры о том, какова должна быть процедура назначения судей Верховного суда. Конечно, как и всегда, водораздел прошел по главному политическому шву - между правыми и левыми. С точки зрения левых, изменение ныне действующей процедуры - угроза демократии. С точки зрения правых - это демократизация процесса назначений. Стороннему наблюдателю трудно во всем этом разобраться, тем более, что это споры не по существу. Это споры идеологические. 

Меня в этой ситуации напрягает другое. Как председатель Верховного суда может - на свое усмотрение - прекратить сотрудничество с министром юстиции? Не нужно быть аналитиком большого ума, чтобы предсказать последствия такого бойкота. Это приведет к параличу всей судебной системы в Израиле. Ведь в течение следующего года четверо судей Верховного суда выйдут на пенсию. Значит, нужно заведомо подготовить им достойную замену. 

Кстати, даже члены Верховного суда не поддержали такое решение Мирьям Наор. Впрочем, они пожелали остаться инкогнито, давая интервью СМИ. "Мы поддерживаем позицию председателя Наор и считаем, что процедура назначения не может быть изменена. Вместе с тем, мы не согласны с ее письмом, которое является экстремальной мерой и силовым давлением на министра юстиции и законодательную власть. Вместо бойкотов нужно было начинать переговоры", - сказал один из судей в интервью одному из новостных агентств. 

Действительно, шантаж, бойкоты, обструкции - это не стиль Верховного суда. Это недостойно Верховного суда. Даже если позиция Мирьям Наор оправдана и справедлива, средства не оправдывают цель. Дурные средства, как известно, могут скомпрометировать любую цель, даже самую благородную. 

Мы не раз становились свидетелями подобных бойкотов в различных министерствах. Приходит туда министр, избранный демократическим путем, утвержденный Кнессетом, а генеральный директор, который является чиновником, наемным работником, вдруг объявляет министру бойкот. То ли ему не нравятся политические взгляды министра, то ли его "адженда", либо по любой другой причине. В одном запомнившемся случае причиной был отказ министра утвердить назначение нового работника, который был особенно дорог сердцу гендиректора. Словом, нет у нас закона, запрещающего обструкции в государственном секторе. 

В частном секторе все проще, частный сектор - это всегда ориентир, по которому можно судить о вменяемости тех или иных правил. Если гендиректор частной компании станет бойкотировать председателя совета директоров, то очень быстро потеряет свое место. Ведь частная компания не может позволить кому-либо парализовать управляющие механизмы, ведь это будет означать реальные убытки. 

В госсекторе у нас почему-то убытки никого не смущают. Уволить госслужащего практически невозможно. По крайней мере, министру это почти всегда не по силам. Ведь министры у нас меняются часто, а гендиректора приходят на долгие годы. И всей стране приходится выкручиваться как-то, продолжать нормально функционировать с одним или несколькими парализованными министерствами. И убытки почему-то никто не считает. У меня нет сомнений, что нам нужен закон, регламентирующий отношения между должностными лицами. Чиновники, которые по долгу службы должны друг с другом общаться, не имеют права на бойкоты и обструкции. В такой ситуации чиновник должен сам подать в отставку. Либо следует проработать законодательно критерии увольнения. Бойкот - это самое уродливое проявление культуры силового давления и навязывания своего мнения, которая получила, к сожалению, большое распространение во многих областях нашей израильской жизни. Но это недостойное поведение для председателя Верховного суда. 

Что же это за "дымящийся пистолет", о котором пишет в своем письме Мирьям Наор? Давайте попробуем разобраться, не вдаваясь в идеологические споры. Как известно, судьи Верховного суда у нас утверждаются специальной комиссией в состав которой входят 9 человек - председатель Верховного суда, министр юстиции, еще один министр, кандидатура которого определяется правительством, двое судей Верховного суда, двое депутатов Кнессета (один от коалиции и один от оппозиции), и двое представителей Коллегии адвокатов. Таким образом, у судейского корпуса - 3 голоса, у Коллегии адвокатов - 2 голоса, у политиков - 4 голоса. 

По ныне действующей процедуре, кандидатура в Верховный суд должна получить одобрение квалифицированного большинства членов комиссии, а именно - 7 голосов из 9. Таким образом, как судьи, так и политики могут заблокировать любую кандидатуру. 

Такая процедура существовала не всегда. Раньше требовалось простое большинство, 5 из 9. Во времена беспредельного судебного активизма школы Аарона Барака это привело к существенному перекосу. Коллегия адвокатов под давлением колоссального авторитета Верховного суда стояла по стойке "смирно" и всегда голосовала вместе с судейским корпусом. Политики всегда были в меньшинстве, к тому же представитель оппозиции зачастую поддерживал позицию судей - просто назло политическим оппонентам. 

Именно тогда представитель Ликуда Гидон Саар инициировал изменение процедуры. Простое большинство превратилось в квалифицированное, что вызвало - не меньший чем сегодня - гнев Верховного суда. И если раньше судейский корпус представлял собой элитарный закрытый клуб, то сегодня в его состав вошли выходцы восточных общин, частнопрактикующие адвокаты, поселенцы, представители алии 90-ых из бывшего СССР и Эфиопии. Судейский корпус стал более плюралистским и демократическим. 

Сегодня ситуация изменилась. Последнее, что осталось от "элитарности" - это возможность заблокировать любую неугодную кандидатуру. 3 голоса Верховного суда позволяют гарантируют право "вето", от которого сегодня политики пытаются избавиться. Судьи утверждают, судя по их интервью СМИ, что вето необходимо, чтобы перекрыть дорогу недостаточно квалифицированным юристам. Дескать, они блокируют лишь "недостойных по профессиональным соображениям". Но можем ли мы быть уверены, что это действительно так? А если завтра времена "судебного активизма" вновь вернутся? 

Для отсева неквалифицированных юристов можно ввести законодательные изменения. Например, что член Верховного суда обязан иметь высшее юридическое образование. У нас это почему-то необязательно. Можно повысить планку критериев для подачи кандидатуры. Право вето здесь совершенно не обязательно, поэтому "дымящийся пистолет" - по меньшей мере преувеличение. 

Законопроект об изменении процедуры был подал еще в марте этого года членами комиссии - Робертом Илатовым от партии НДИ и Нурит Корен от Ликуда. Министр юстиции Аелет Шакед только заявила, что поддерживает эту инициативу, чем сразу призвала на свою голову громы и молнии с судейского Олимпа. 

Роберт Илатов был крайне удивлен, когда СМИ опубликовали текст гневного письма Мирьям Наор. "Мы хотим продвинуть этот закон только заручившись согласием всех сторон судебной системы, ведь он сделает процесс назначения судей более демократическим, - заявил он. - Законопроект был подан в секретариат Кнессета еще в марте, и судейский корпус был в курсе дела. Мне совсем не понятно, почему такой переполох поднялся именно сейчас. Законопроект не дошел еще даже до межминистерской комиссии по законодательству, в настоящий момент мы не продавливаем его принятие. Я призываю и министра юстиции, и председателя Верховного суда снизить накал страстей и обо всем договориться. Иначе нам придется провести закон силовыми методами, чтобы он вступил в силу уже в нынешнем раунде назначений". 

Действительно, как аукнется, так и откликнется. Если председатель Верховного суда выкручивает руки политикам бойкотами и кампанией в СМИ, то почему бы политикам не поставить ее перед свершившимся фактом? Илатов прав, что лучше всего сесть и договориться. И сделать соответствующие выводы, чтобы ситуация не повторялась впредь. Хотя - казалось бы - какая мелочь, процедурный вопрос. Но дьявол всегда кроется в мелочах. 

Специально для газеты "Эхо"

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке