Герцогу идти путем Переса
Фото: Getty Images
Герцогу идти путем Переса

Неправильно утверждать, что Ицхаку Герцогу не дали сказать речь над могилой Шимона Переса. Он эту надгробную речь сказал. Ведь по большому не так уж и важно, как близко к гробу он в этот момент находился. Главное, что его услышали. 

Получив печальную весть о кончине Переса, мы стали ждать, как же отреагирует председатель партии, которая ассоциируется с покойным. Уже в тот же день Герцог выступил на специальном заседании своей фракции. И все слышали, что он сказал, поскольку СМИ широко цитировали его речь, будто он говорил важные вещи. 

И что же удалось вытянуть на заголовки журналистам из его слов? К сожалению, ничего, что заслуживало бы особого внимания. Не было там судьбоносных заявлений, намека на важные будущие изменения. Главным в той речи было: "Перес был великой личностью" (на иврите: "Перес гая гадоль ме-а-хаим".

Возможно, глава оппозиции не был в Израиле последние несколько недель, иначе он знал бы, что этими самыми словами лежащего на смертном одре Переса уже характеризовали десятки журналистов, мелкие политики второго плана, завсегдатаи телестудий. Фраза эта никуда нас не приведет. 

У Герцога все еще есть возможность опомниться и сказать то, что прилично человеку его уровня, его положения. Возможно, он оскорбился из-за того, что ему не позволили потусоваться с бывшими и почти бывшими президентами. Неважно, где именно он произнесет свою речь. Главное, чтобы это было то, что хотел бы услышать Шимон Перес.

Покойный не нуждается в одеколоне восхвалений: он его нанюхался при жизни от наших СМИ, которые не напрасно получили кличку "Асошиэйтед Перес". 

Не знаю, что символизирует Перес для других: реактор в Димоне, строительство поселений, политические интриги, хронические неудачи. Я исхожу из того, чему был свидетелем сам: Шимон Перес знал одну, но пламенную страсть - достичь мира с палестинцами. Впервые я убедился в этом в 1992 году. Человек, которого угнетало положение равного Ицхаку Шамиру, под которого он не раз копал, безоговорочно согласился стать вторым в правительстве Ицхака Рабина. Потому что он понял, что при таком раскладе он сможет продвигать мирный процесс. Его интересовало не кресло, а путь, по которому идти. 

Потом он бросил свою родную партию и пошел не знаю уже каким номером в правительство Ариэля Шарона, поскольку увидел шанс договориться с Арафатом. И снова я убедился, что главное для него вовсе не должность. 

Будучи президентом страны, он не вступал в открытый конфликт с премьер-министром от партии Ликуд: не потому, что должность по законам обязывает не проявлять своих политических пристрастий. До него уже были президенты, которые наплевали на это правило. Он понял, что есть надежда достичь соглашения, когда Нетаниягу поручил Ципи Ливни вести переговоры с Абу Мазеном. 

На мой взгляд это и есть наследие Переса, а не попытки обмазать грязью Нетаниягу. 

Шимон Перес не нуждается в еще одном славословителе. Ему нужен достойный политически наследник. Который пойдет по его пути. И самый естественный продолжатель его дела – это председатель партии Авода, лидер второй крупной партии в Кнессете – Ицхак Герцог. 

Напрашивающийся шаг со стороны главы оппозиции: заявить, что он входит в правительство, чтобы вести переговоры с палестинским руководством с целью достичь договоренности. Он и Нетаниягу должны сразу после траурных церемоний созвать пресс-конференцию и заявить об этом и снова пригласить Абу Мазена выступить с речью в Кнессете, чтобы покончить со столетним кровавым конфликтом. 

У этого процесса большие шансы на успех, потому что на этот раз наш партнер по переговорам поймет, что вариантов у него нет, что в ближайшие годы в Израиле не придет к власти другой премьер-размазня, которому он будет диктовать свои условия. Абу Мазен поймет, что еврейский народ сплочен, что ему не удастся наводнить Израиль миллионами палестинцев из соседних стран, что либо он согласится на компромисс, либо придется похоронить мечту на свое государство. 

Это и есть наследие Переса, как я его понимаю.

Кто-то из советников Герцога должен объяснить ему, что он должен быть верен идеалам Переса. Все прочее, что он скажет – просто пустые, ни к чему не обязывающие слова. 

Для Герцога это последняя возможность доказать всему миру, что своей смертью "последний титан" сумел объединить народ в стремлении к миру. Это его шанс превратиться из мелкого политикана в государственного мужа. И ему нечего терять. 

Ему не нужно бояться прессы: все равно он перестал быть ее любимчиком, для нее он давно уже обуза, от которой нужно отделаться как можно скорее. 

Почему Герцог не использует шанс, который своей смертью создал для него его духовный наставник и учитель? Может, он надеется провернуть старый трюк и сколотить за спиной у премьер-министра коалицию с ультраортодоксами после очередного "субботнего кризиса"? Трюк этот не выгорит, и будет не менее вонючим, чем такой же 30 лет назад. 

Мне хочется верить, что Герцог все же поступит правильно – ради того ребенка, которого родители привезли в Кнессет попрощаться с Пересом, и который сказал в телекамеры на всю страну, что приехал туда, потому что хочет мира. Ради моей внучки, которой сегодня исполняется семь лет. Ради детей и внуков самого Герцога, ради детей всего нашего региона. И тогда через 120 лет будущие лидеры со всего мира будут конкурировать за право сказать речь над могилой великого государственного деятеля Ицхака Герцога. 

Иначе он запомнится как мелкий политик, который скандалил со вторым номером в своей партии из-за кличек и обидных обзываний. 

*** 

И еще о памяти народной следе в истории.

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ 

Семья покойного начальника генерального штаба Дана Шомрона в интервью по случаю праздника(!) газете "Едиот ахаронот" выразила глубокую обиду на то, что основная слава за операцию "Энтебе" (смелое, дерзкое, героическое освобождение в 1976 году пассажиров самолета компании «Эйр Франс», захваченного левыми и арабскими террористами) досталась Йонатану Нетаниягу, который, будучи командиром спецназа Генштаба, лично возглавил операцию, погиб в ней, и она в народе теперь называется "Мивца Йонатан", "Операция Йонатан". 

Со стороны детей Шомрона это, конечно, крохоборство чистой воды. Даже если вы уверены, что ваш отец и дед сыграл более важную роль в той операции - надо же хоть на минуту задуматься: с кем судитесь-то за славу? С тем, кто погиб! Даже если вам кажется, что медаль погибшего вышла побольше вашей – ну примите во внимание, что он заплатил за нее своей жизнью! 

При всем уважении к Дану Шомрону, он после той операции прожил еще много лет, у него была возможность совершить еще много подвигов и поступков и навсегда остаться в памяти народа и в Истории. В том, что самым важным в его жизни событием осталась та давняя операция, в том, что Шомрон не смог совершить ничего великого за эти годы, хотя и была возможность, Йони Нетаниягу, который лишился в том бою такой возможности, не виноват. 

Есть в этом мерзкое желание воспользоваться отсутствием другого и прибрать себе как можно больше. Не знаю, кто был воспитателем этих людей. Я вырос на песне Владимира Высоцкого "Он не вернулся из боя". 

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,

Он всегда говорил про другое,

Он мне спать не давал, он с восходом вставал,

А вчера не вернулся из боя.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих.

Все теперь одному. Только кажется мне,

Это я не вернулся из боя. 

И я наизусть помню коротенькое стихотворение Александра Твардовского: 

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они — кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, -

Речь не о том, но все же, все же, все же... 

Ну, то, что газета "Едиот ахаронот" спровоцировала этот демарш против памяти героя и опубликовала все эту мерзость, можно понять: она ненавидит все, что носит имя Нетаниягу. Но семья Шомрона? Неужели это правда, что природа на детях отдыхает?

Ни стыда у людей, ни совести. 

Вспомнилась еще одна мелкая личность - Эхуд Барак; боясь, что его не выберут в премьеры, он в 1999 году кричал с трибуны Кнессета своему сопернику Биньямину Нетаниягу: "Твой брат стыдился бы тебя"! 

А я убежден, что сам Дан Шомрон, будь он сейчас жив, устыдился бы за свою семью. 

yuramedia@gmail.com

counter
Comments system Cackle