Файни Сукеник: "Они решаются на развод, когда больше терпеть невозможно"
Фото: Getty Images
Файни Сукеник: "Они решаются на развод, когда больше терпеть невозможно"

Файни Сукеник, помогающей ультра-ортодоксальным женщинам после развода, выпала большая честь ­ зажечь факел на горе Герцля. "Под черными одеждами - люди, со своими переживаниями, со своими устремлениями, радостями и горестями. Постарайтесь увидеть нас такими, какие мы есть. Среди нас множество мужчин и женщин, которые работают на благо страны, на благо всего израильского общества, и добиваются поразительных результатов". 

Впервые в церемонии зажжения факелов на горе Герцля в канун Дня Независимости будет участвовать Файни Сукеник, основательница НПО "Баэашер Телхи", организации, целью которой является помощь женщинам из ультра-ортодоксального сектора, переживающим развод. Файни рассказала редакции РеЛевант, как чувствуют себя женщины, вынужденные развестись, каким образом можно им помочь и что значит зажечь факел на горе Герцля. 

-  Файни, изменилось ли в ультра-ортодоксальной среде в последнее десятилетие отношение к разводу как социальному явлению?, Особенно, когда речь идет об отношении общества к разведенным женщинам? 

- Ультра-ортодоксальное общество, как любое закрытое сообщество, весьма консервативно, перемены происходят медленно и с трудом. В целом, отношение во многом изменилось, в основном - благодаря росту количества разводов.  Можно также сказать иначе: количество разводов увеличилось, так как это стало восприниматься нормально. Любое путешествие начинается с первого шага, и в этом случае первый участок пути уже пройден. Люди разводятся, и с этим приходится считаться. Спрятаться и притвориться, что разводов в нашей среде не бывает никогда, замести проблемы под ковер уже никому не удастся. Наша организация возникла потому, что существовал вакуум - совсем недавно женщинам, переживавшим развод, было не к кому обратиться за советом, их дети сталкивались с внезапно обрушившимся на них непониманием, остракизмом, неприятием, в дополнение ко всему, что они переживали дома. 

- Многим ли вы помогаете, и в чем именно заключается помощь? 

- Можно сказать, что мы уже помогли 400-500 женщинам. Иногда помогаем в трудоустройстве, иногда предоставляем психологическую поддержку, в некоторых случаях - материальную помощь. В большинстве случаев у разводящихся женщин есть дети, и для нас важно оказать помощь именно им. Ведь если мать спокойна и довольна жизнью, то и детям будет легче перенести изменения, происходящие в результате развода. Некоторая часть наших средств направляется на изменение мировоззрения общины по отношению к разводу, и в особенности - к разведенным женщинам. Ведь обычно девочки воспитываются в понимании важности брака, и в будущем никогда не пойдут на развод без веских на то оснований. Можно даже сказать - если этот брак можно вытерпеть, они будут терпеть так долго, как это возможно. Они решаются на развод в крайних случаях, когда больше терпеть нельзя ни минуты, иногда - когда их жизнь или здоровье в опасности. Мы помогли многим решиться, не чувствовать себя виноватыми и перестать, наконец терпеть и страдать. Наша задача - облегчить им переход к независимому существованию, уменьшить боль потери, помочь их детям. Конечно, никто не обещает им безоблачного будущего, цветов и фейерверков, но, если будет кто-то, к кому можно обратиться с вопросами, они придут и спросят. Адвокаты не совсем подходят на эту роль, да и не все могут себе позволить заплатить адвокату. 

- Насколько женщины в ультра-ортодоксальном секторе осведомлены о своих правах, по сравнению с остальными? 

- Они знают о разводе совсем мало. Об этом не принято говорить вслух. Например, женщины могут собраться и обсудить развитие малышей, свою работу, услуги больничных касс… Но даже если кто-то и думает о разводе, она никогда этим не поделится. Информацию просто неоткуда взять. Ультра-ортодоксы не пользуются интернетом. Мы стремимся к тому, чтобы решение о разводе было продуманным. Кроме обычных для всех переживаний, связанных с разводом, эти женщины страдают также от непонимания со стороны общества. Уровень разводов в нашей среде намного ниже, чем у нерелигиозных, и если у женщины в Тель-Авиве половина подруг тоже пережила развод, то у нас совсем другие цифры. Бывает, что какой-нибудь ребенок- единственный в классе, у кого родители в разводе, и он будет себя чувствовать не в своей тарелке, одиноким и непонятым. 

Существует галахическое постановление Рава Штайнмана, одного из авторитетнейших раввинов ультра-ортодоксального сектора, гласящее, что необходимо относиться к разведенным и их детям так, как Тора повелевает относиться к вдовам и сиротам - помогать, защищать, не обижать. К сожалению, это постановление так и не было опубликовано. 

- Все ультра-ортодоксальные женщины ориентированы на скромность, их приучают не выделяться, быть как можно более незаметными. Как это - стать вдруг знаменитой, участвовать в такой почетной церемонии? 

- Да, я очень взволнована… Я считаю, что выпавшая мне честь подпадает под определение "освящения Имени Всевышнего". Это событие, возможно, добавит уважения всей общине, всем нашим женщинам. Пришло время, когда женщины присутствуют, участвуют в жизни общества. Это большая честь - представлять всю общину, всех женщин, которым пора выпрямиться, гордо поднять голову и понять, что они чего-то стоят. Если честно - я очень волнуюсь. 

- Вы когда-нибудь думали, что это может случиться с вами? 

- Моя семья уже давно шутит, что мне могут предоставить эту честь. И поэтому, когда я позвонила им об этом рассказать, они рассмеялись и просто мне не поверили. Шутка стала правдой… Сказать честно - мне такая честь даже и не снилась. Меня смешат реакции друзей и семьи… да, это шок. 

- Это событие как-то повлияет на будущее вашей организации? 

- Я надеюсь, что организация будет лишь расти и сможет помочь всем, кому потребуется наша помощь. Что о нас услышат, и что все те, кто захочет поучаствовать в этой "мицве", пожертвуют средства, и мы сможем расширить спектр предоставляемых услуг. У нас много планов, надеюсь, что они воплотятся. 

- Файни помогает множеству женщин… а кто помогает самой Файни? Кто поддерживает? Ведь у тебя тоже дети, и такую нагрузку невозможно вынести в одиночку. 

- Очень и очень многие. Работа распределяется между коллегами, которые со мной с самого начала. Без них бы ничего не было, это однозначно. Мои сотрудники - тоже разведенные женщины, они принимают участие буквально во всем. Они проявляют инициативу, они воплощают в жизнь наши идеи. Это совсем не просто - иногда мы слышим такие истории, от которых и камень бы заплакал - об ужасных страданиях, болезнях, несчастьях, и все это в дополнение к разводу. И не всегда можно помочь. Иногда мы разделяем с ними радость - наши подопечные выходят замуж вторично, празднуют бар-мицвы и свадьбы детей. Нужно очень много сил, чтобы сохранить хладнокровие и при этом продолжать сопереживать. 

- Чему вас научила эта работа? Что бы вы изменили, если можно было бы вернуться в прошлое? 

- Я поняла, что, если кому-то небезразлична какая-то проблема, то есть два выхода: либо сидеть, сжав кулаки, и продолжать мечтать о долгожданных переменах, либо встать с дивана и начать что-то менять. Если человек пришел с благими намерениями - не сломать, а починить, если он пришел с любовью, то у него все получится. Даже в самом консервативном обществе. Можно проложить новый путь, не разломав по дороге все стены. 

- Давайте помечтаем. Если бы вы могли что-то изменить прямо сейчас, то что бы вы выбрали? 

- Можно сделать очень и очень многое. Создать новые рабочие места, например. Но пока самое важное - изменить закон об алиментах. Сейчас, если бывший муж не платит, то женщина получает алименты из Института Национального Страхования, и ее доход сильно ограничен правилами. Это необходимо срочно менять, ведь при таком положении дел страдают дети, они обречены на бедность. У нас множество проектов, как в стадии разработки, так и в стадии планирования. Чаще всего нужно просто сесть лицом к лицу и спросить, какая помощь нужна. Они всегда знают, что им нужно. Иногда это помощь психолога, иногда - адвоката, нужно только прислушаться. 

- Как вы знаете, в Израиле проживают более миллиона русскоязычных граждан, некоторые прочитают наше интервью. Если бы вы могли обратиться к ним напрямую, что бы вы хотели им сказать? 

- Я бы им сказала - ультра-ортодоксальное общество не такое уж страшное, мы такие же люди, как и вы. Под черными одеждами - люди, со своими переживаниями, со своими устремлениями, радостями и горестями. Постарайтесь избавиться от предубеждений и увидеть нас такими, какие мы есть. Поверьте, я не одна такая, среди нас множество мужчин и женщин, которые работают на благо страны, на благо всего израильского общества, и добиваются поразительных результатов… 

counter
Comments system Cackle