Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+30+20

Мнения

А
А

Годовой отчет Центра Кантора о состоянии антисемитизма

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор заявил, что в течение 2015 года сократилось число нападений на евреев с проявлением насилия, но вырос уровень "институционального антисемитизма".

04.05.2016
Источник: mnenia.zahav.ru
Zahav.ru mnenia.zahav.ru

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор заявил, что в течение 2015 года сократилось число нападений на евреев с проявлением насилия, но вырос уровень "институционального антисемитизма"

Сегодня Центр Кантора по изучению современного европейского еврейства при Тель-Авивском университете в сотрудничестве c Европейским еврейским конгрессом (ЕЕК) в ходе состоявшейся в университете пресс-конференции опубликовал Годовой отчет о состоянии антисемитизма за 2015 год.

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор прокомментировал данные отчета, заявив, что хотя число нападений на евреев с применением насилия значительно сократилось, наблюдался существенный рост "институционального антисемитизма".

"2015 год был тяжелым годом для Европы в целом и для еврейской общины в частности", - подчеркнул Вячеслав Моше Кантор. – Год начался и закончился морем крови и террора: начался массовым убийством в офисе журнала "Шарли Эбдо" и в супермаркете "Гипер Кашер" в Париже в январе, и закончился убийством 130 человек во французской столице в ноябре".

"Тем не менее, число антисемитских инцидентов с проявлением насилия по всему миру значительно сократилось в 2015 году по сравнению с 2014 годом, особенно по результатам первых месяцев года", - добавил президент ЕЕК.

В течение 2015 года было зафиксировано 410 случаев проявления насилия по сравнению с 766 случаями в 2014 году: их число сократилось примерно на 46%.

Вячеслав Моше Кантор отметил, что одной из причин такого сокращения стало масштабное усиление мер безопасности в еврейских учреждениях после январских атак в Париже. Это подтверждает тот факт, что на таких еврейских объектах, как кладбища и памятники, которые обеспечены менее серьезной охраной, не было зафиксировано сокращение числа антисемитских инцидентов, а в странах Центральной Европы и Скандинавии, где меры безопасности были усилены несущественно, не наблюдалось значительного сокращения инцидентов.

"И хотя число антисемитских инцидентов с проявлением насилия сократилось, антисемитские нападки и клевета в отношении еврейского народа в целом остаются на прежнем, или даже более высоком уровне, - подчеркнул Вячеслав Моше Кантор, рассуждая о последних событиях, в частности связанных с британской Лейбористской партией и Национальным союзом студентов. – В таких ведущих организациях, как основные политические партии, студенческие союзы и университетские городки, происходят вызывающие тревогу события, создавая среду институционального антисемитизма".

"Последние события в британской Лейбористской партии и Национальном союзе студентов Великобритании показали, что евреи опять стали мишенью, на этот раз для так называемых "прогрессивных сил", хотя на деле эти силы придерживаются самых древних и регрессивных взглядов и принципов. Я уже давно утверждаю, что политический спектр гораздо более цикличен, чем мы думаем, и все больше элементов ультралевой идеологии имеет много общего с ультраправыми взглядами, фашизмом и нетерпимостью, особенно в отношении евреев", - заявил президент ЕЕК.

В качестве метода борьбы с подобными формами "институционального антисемитизма" Вячеслав Моше Кантор назвал необходимость разработки такого определения антисемитизма, которое было бы известно всем и использовалось бы судебными и правоохранительными органами.

"Сейчас мы наблюдаем абсурдную ситуацию, когда антисемиты дают определение тому, что представляет собой антисемитизм, - отметил Вячеслав Моше Кантор. – Прежде чем бороться с чем-то, этому вызову сначала необходимо дать определение. Мы не сможем по-настоящему бороться с антисемитизмом и существенно снизить уровень этой его новой коварной формы до тех пор, пока не дадим ему определение".

Основные выводы отчета о состоянии антисемитизма в 2015 году

Чувство, с которым закончился 2015 год, было чувством страха и озабоченности как среди евреев, так и среди неевреев, особенно в Европе. Волны иммигрантов сотрясли континент, и терроризм собрал страшную дань, унеся человеческие жизни, подняв трудные вопросы и вызвав сомнения в способности демократий защитить себя и своих граждан. Еврейские общины и отдельные евреи чувствуют угрозу из-за притока мусульман с одной стороны, и роста электорального потенциала правых партий в результате этого притока, с другой стороны. Недавние события привели к сокращению проявлений насилия в отношении евреев и еврейских структур, но в то же время характер этих проявлений насилия стал более жестоким, и растущее разнообразие вербальных и визуальных проявлений антисемитизма становится все более грубым и оскорбительным. Необходимо попытаться объяснить эти, казалось бы, противоречащие друг другу тенденции.

В 2015 году число антисемитских инцидентов с проявлением насилия существенно сократилось по всему миру по сравнению с 2014 годом, особенно по результатам первых месяцев года. Коллектив Центра Кантора зафиксировал 410 случаев проявления насилия по сравнению с 766 случаями в 2014 году, что примерно на 46% меньше.

Это самый низкий показатель за последнее десятилетие, однако следует принять во внимание тот факт, что 2014 был очень тяжелым годом, особенно из-за проводившейся летом операции "Нерушимая скала", что число случаев проявления насилия в 2015 году было примерно равно показателю 2011 года, и что по сравнению с 2013 годом число этих случаев сократилось примерно на 26%.

Сокращение особенно заметно в отношении способов проявления насилия всех видов. Особенно сократилось число случаев использования оружия и поджогов, а также инцидентов без использования оружия, угроз и актов вандализма. Что касается целей нападений, наиболее заметное сокращение проявлений насилия произошло в отношении синагог, объектов частной собственности и частных лиц, а также школ и общинных центров. Объектами наибольшего числа зарегистрированных инцидентов стали кладбища и мемориалы.

Необходимо отметить, что эти цифры – результат работы системы специализированного мониторинга и анализа, разработанной коллективом Центра Кантора, члены которого работают вместе над этой проблемой на протяжении более двадцати лет, основываясь на различных отчетах, поступающих к ним со всего мира. Особые критерии (антисемитская мотивация, недопущение преувеличения или преуменьшения серьезности ситуации) – это главная причина тех расхождений, которые могут возникнуть между этими данными и данными, опубликованными другими сообществами и учреждениями, проводящими мониторинг.

Причины сокращения числа случаев проявления жестокости

Причинами вышеупомянутого сокращения могут быть следующие обстоятельства. Во-первых, усиление особых мер безопасности, предпринятое после парижских событий января 2015 года (когда 17 человек были убиты в офисе издания "Charlie Hebdo" и в супермаркете "Hyper Cacher") и февральского нападения на Большую синагогу в Копенгагене (когда был убит датско-израильский охранник). Эти меры были ужесточены после кровавых событий в Париже в ноябре 2015 года, когда в ходе нескольких скоординированных нападений погибли 138 человек и сотни были ранены. Во Франции и Бельгии, а также в Германии и других странах, были привлечены и армия, и полиция (особенно после обнаружения связей с парижскими событиями, и тем более после террористических актов в Брюсселе в январе 2016 года). Еврейские и нееврейские структуры и учреждения охраняются лучше и более тщательно; спецслужбы усилили наблюдение и повысили уровень международного сотрудничества и пограничного контроля. Соответственно, стабильное снижение числа проявлений насилия в течение года шло параллельно с усилением мер безопасности, и наблюдался более низкий уровень использования оружия и поджогов на фоне роста нападений на кладбища и мемориалы, которые защищены хуже, чем общинная и частная собственность.

Во-вторых, более миллиона иммигрантов, наводнивших Европу (преимущественно мусульмане с Ближнего Востока, из Африки и Афганистана) привлекали внимание ультраправых на местах и в социальных сетях в течение всего 2015 года. Основную озабоченность правых вызывает демографическая/социальная/культурная угроза, которую представляет собой эта волна, исходя из их представления о ситуации в своих странах. Страх местных сообществ перед этими последствиями является источником усиления власти правых партий и их успеха в ходе избирательных кампаний.

Более того, мусульманское население, которое уже иммигрировало в Европу в предыдущие годы, плюс ветераны мусульманских общин с их семьями, численность которых к настоящему моменту составляет от 40 до 52 миллионов человек (по разным оценкам) чувствуют себя под угрозой с начала этой волны в 2015 году. Местные сообщества считают недавно прибывших и давно прибывших мигрантов объединенным потенциальным источником терроризма, (уж точно тех, кто прошел обучение в ИГИЛ и был отправлен назад в Европу) и постоянной потенциальной угрозой в будущем. В результате фокус внимания был перенесен с еврейских общин на отношения между мусульманами и христианами. В некоторых случаях христиане нападали на мусульман и оскверняли кладбища и даже мечети.

В недавней публикации ИГИЛ объясняется, почему евреи и Израиль не являются их непосредственной целью, во всяком случае на данный момент: поскольку "Протоколы сионских мудрецов" не имеют под собой никакой фактической почвы, евреи не контролируют мир, и любой, кто верит в то, что они правят миром, - глупец. Кроме того, евреи являются ничуть не большими язычниками и неверными, чем любые другие неверные, включая шиитов, а главной целью должны стать арабские режимы, которые защищают Израиль, а не евреи в Израиле. Отсюда, ХАМАС и Хезболла не правы – палестинская проблема не является главной проблемой исламского мира. Наконец, согласно ИГИЛ, Израиль и евреи являются религиозной проблемой, поэтому, согласно тому, как ИГИЛ толкует законы ислама, нападение на них является антирелигиозным деянием. В целом, главной целью является Запад и его ценности и образ жизни.

В-третьих, растущий в Европе страх перед терроризмом, возникающим в радикальных мусульманских кругах, уже поселившихся в Европе и импортированных ИГИЛ, открыл двери для идентификации с еврейскими общинами и Израилем или, как минимум, для проявления симпатии к ним, и для другого анализа проявлений насилия, которые евреи и израильтяне испытали на себе за последние десятилетия. В результате в последнее время вопрос о возможности укрепления связей и союзов между евреями и христианами, которые вместе столкнулись с исламской угрозой, поднимался разными способами: лидеры и ведущие политики подчеркивали роль евреев в европейской культуре и истории, выражали солидарность ("Франция без евреев – это не Франция", - сказал премьер-министр Вальц) и выступали за необходимость незамедлительного принятия мер по защите их и общественного порядка.

Папа Римский Франциск 10 декабря 2015 года опубликовал неожиданно длинное про-еврейское заявление, в котором выступил за сотрудничество, внимание друг к другу и взаимопонимание между евреями и католиками. "Христианин не может быть антисемитом", - сказал он. Вслед за ним польская церковь признала антисемитизм грехом. Даже некоторые правые партии, к примеру, французские и австрийские, попытались откреститься от антисемитизма и привлечь в свои ряды евреев, заверив их в своем позитивном отношении к Израилю.

Атмосфера и проявления антисемитизма

Вышеупомянутые явления, вполне вероятно, внесли свой вклад в сокращение числа проявлений насилия в отношении евреев, однако насилие и цифры как таковые – это лишь один элемент общей картины. В действительности число таких случаев сократилось, но выросла степень тяжести и жестокости. В предыдущие годы убийства случались редко, в то время как нападения в январе 2015 года (и события в Тулузе в предыдущем году) и несколько случаев нападений на отдельных лиц вместе унесли жизни большего числа евреев, чем было известно на протяжении нескольких десятилетий. Более того, характер этих проявлений стал более жестоким не только в отношении евреев. Уровень жестокости, демонстрируемой некоторыми крайними исламскими движениями, и уровень религиозного фанатизма, сопровождающего борьбу по всему миру, резко вырос.

Безжалостность и жестокость обладают определенной притягательной силой и позволяют почувствовать вкус риска и поведения, направленного против истеблишмента, что в значительной степени взлелеяно социальными сетями. Сети – это виртуальная реальность, и они являются инструментом, а не причиной. Но они стали сегодняшней реальностью, в особенности для молодежи. Сетевой дискурс становится все более угрожающим, безжалостным и жестоким. Таким образом, социальные сети усугубляют существующую реальную ситуацию и делают ее более видимой. Видимость – вот название сегодняшней игры. Полный и тщательный мониторинг социальных сетей невозможен, и благодаря анонимности в распоряжении еврейских организаций и общин нет почти никаких законных мер, чтобы справляться с оскорблениями и стереотипами, свободно распространяющимися в киберпространстве.

Евреи являются частью всего общества и разделяют растущее в последнее время чувство неопределенности и ощущение того, что новые террористические атаки – это лишь вопрос времени, что они не за горами. Усиленное присутствие армии и полиции вокруг еврейских структур защищает их, но в то же время является постоянным напоминанием о том, что эта угроза неизменна. Прилив новых жителей, преимущественно из традиционно антисемитских стран с политической и культурной антиизраильской идеологией, служит дополнительным поводом для пересмотра еврейской жизни на континенте. Использование антисемитского языка против Израиля и движение "Бойкот, отчуждение и санкции", которое стало преимущественно политическим антиизраильским инструментом, ставящим под вопрос само существование Израиля, загнали евреев между молотом и наковальней. Преследование евреев стало инструментом борьбы против Израиля.

Таким образом, поскольку сокращение случаев проявления насилия не компенсирует постоянный рост числа проявлений антисемитизма и усиление атмосферы антисемитизма, евреи пересматривают свое будущее и свое ощущение принадлежности к своим странам.

Читайте также