Под липами
Фото: Getty Images
Под липами

Теперь возможность мирного урегулирования есть. Оно может быть достигнуто. Израиль приглашен к арабскому столу. И пренебрегает этой возможностью.

Одна из самых знаменитых строк в немецкой поэзии "Don't greet me under the lime trees." ("Не здоровайся со мной под липами"). Еврейско-немецкий поэт Генрих Гейне просит свою возлюбленную не смущать его приветствием на улице Берлина, носящую название "Под Липами". Израиль оказался в положении этой ветреной пассии поэта. Арабские страны имеют с ним связь, но предпочли бы хранить ее в тайне от общества. Очень неловкая ситуация.

Речь, прежде всего, о Саудовской Аравии. С некоторых пор нефтяное королевство стало тайным союзником Израиля, или, наоборот, Израиль стал союзником королевства. В политике национальные интересы часто берут верх над идеологическими разногласиями. Так и в этом случае. Район мира, который на Западе называют "Ближним Востоком", разделился теперь на два полярных лагеря, возглавляемых соответственно Саудовской Аравией и Ираном. Северная дуга включает шиитский Иран, нынешний Ирак с шиитским большинством, основную часть Сирии, контролируемую близкими к шиитам алавитами, и шиитскую Хизбаллу в Ливане. Южный блок, возглавляемый суннитской Саудовской Аравией, включает суннитский Египет и княжества Залива. Неявным образом они примыкают к суннитскому исламскому халифату, то есть ИГИЛ, расположившемуся между Сирией и Ираком. За исключением бедного, как церковная мышь, Египта, все они жируют на нефти. Северную дугу поддерживает Россия, которая теперь оказала семейству Асада в Сирии мощную военную поддержку. Южный блок до недавнего времени поддерживали США и их союзники.

Получалась красивая упорядоченная картинка. Люди, вообще, не любят сложных ситуаций, особенно если трудно отличить друзей от врагов. Возьмем для примера Турцию. Турция - суннитская страна, прежде светская, но теперь управляемая религиозной партией. Поэтому логично, что она исподтишка поддерживает ИГИЛ. Турция также ведет борьбу с сирийскими курдами, которые сражаются с ИГИЛ и являются союзниками курдского меньшинства в Турции, которое турецкие власти считают смертельной угрозой. (Курды - это отдельный народ - не арабы и не турки - разделенный между Ираком, Ираном, Турцией и Сирией. В большинстве они являются суннитами).

США ведут борьбу с асадовской Сирией, которую поддерживает Россия. США также ведут борьбу с ИГИЛ, которая борется с асадовской Сирией. Сирийские курды сражаются с ИГИЛ, но также ведут борьбу с силами Асада. Ливанская Хизбалла решительно поддерживает Сирию, давнего врага Ливана, и позволяет режиму Асада выжить, ведя борьбу с ИГИЛ плечом к плечу с США, смертельным врагом Хизбаллы. Иран поддерживает Асада и ведет борьбу с ИГИЛ, плечом к плечу с США, Хизбаллой и сирийскими курдами.

Ум за разум заходит? Не только у вас.

Недавно США сменили ориентацию. До этого картина была ясная. США нужна саудовская нефть по столь низкой цене, по какой король ее продаст. Король ненавидит Иран с тех пор, как шиитские исламисты выбросили иранского шаха или шахов, которые были американскими прихвостнями. Исламисты захватили американских дипломатов в Тегеране и удерживали их как заложников. Чтобы вызволить их, США передали - через Израиль - оружие иранской армии (это назвали "ирангейтом"). Иран вел войну с Ираком, находившимся под суннитской диктатурой Садама Хусейна. Американцы поддерживали Саддама против Ирана, но позднее вторглись в Ирак, повесили Саддама и успешно развернули Ирак к Ирану, своему смертельному врагу.

Теперь США передумывают (если эта неразбериха имеет какое-то отношение к думанию). Их традиционный союз с Саудовской Аравией против Ирана больше не представляется им интересным. Зависимость США от арабской нефти уже не столь велика как в прошлом. А саудовская религиозная тирания предстала не более привлекательной, чем иранская религиозная демократия (не забывая при этом и о привлекательности иранского рынка). В конце концов, саудитов всего 20 миллионов, а иранцев - все 80.

Так мы пришли к соглашению между США и Ираном. Наложенные на Иран западные санкции отменяются. Все выглядит как зарождение новой прекрасной дружбы под зубовный скрежет множества запаниковавших саудовских принцев.

Где же место Израиля в этой кутерьме? Он сам - ее часть. Когда Израиль был образован посреди войны с арабами, правительство отдавало предпочтение тому, что называли "союзом меньшинств". Это означало сотрудничество со всеми периферийными факторами в регионе: маронитами в Ливане (к шиитам относились с презрением и в упор их не видели), алавитами в Сирии, курдами в Ираке, коптами в Египте, правителями Ирана, Эфиопии, Южного Судана, Чада и так далее.

C маронитами действительно поддерживались некоторые неактивные отношения. Шахский Иран стал близким, хоть и не афишируемым, союзником. Израиль помогал шаху в создании тайной полиции, а шах позволил израильским офицерам проходить через его территорию к курдским повстанцам в северном Ираке, где они становились инструкторами - до тех пор, пока шах не заключил союз с Саддамом Хусейном. Шах также стал партнером в строительстве нефтепровода, по которому персидскую нефть перекачивали из Эйлата в Ашкелон, чтобы не перевозить ее по Суэцкому каналу. (Я когда-то провел один день на стройке этого трубопровода, которая все еще остается совместным израильско-иранским предприятием, ставшим предметом арбитража).

Теперь ситуация существенно изменилась. Шиитско-суннитский раскол (спор о преемнике пророка Мухаммеда), дремавший много поколений, вновь вышел на передний план, обслуживая, разумеется, вполне земные интересы.

Для саудитов соревнование с Ираном за гегемонию в мусульманском мире намного важнее старых распрей с Израилем. Действительно, несколько лет назад саудиты опубликовали мирный план, близкий к планам израильских миротворцев (включая и предложенный мной). Он был принят Лигой арабских государств, но отвергнут правительством Шарона и полностью проигнорирован последующими израильскими правительствами.

Советники Биньямина Нетаньяху бахвалятся, что геополитическая ситуация Израиля никогда не была лучше, чем теперь: арабы заняты своими раздорами, а многие арабские страны хотели бы укрепить тайные связи с Израилем.

Египет этих связей даже не скрывает. Египетский военный диктатор открыто сотрудничает с Израилем в удушении полосы Газы с двумя миллионами ее палестинских жителей. Полосой правит ХАМАС, который, по утверждению египетских властей, поддерживает связи с их врагом, ИГИЛ.

Индонезия, крупнейшая мусульманская страна в мире, близка к установлению открытых связей с нами. Политические или экономические связи Израиля с Индией, Китаем и Россией установлены и крепнут.

Крошечный Израиль считается военным гигантом, ведущей технологической державой, устойчивой демократией (по крайней мере, для его еврейских граждан). Его враги, вроде движения БДС, просто досадная мелочь. На что тут жаловаться?

Но вернемся к нашим липам. Никто из тайных арабских друзей не желает поздороваться с нами открыто. Египет, с которым у нас официально заключен мирный договор, принимает израильских туристов неохотно: им советуют туда не приезжать. Саудовская Аравия и ее союзники не хотят никаких открытых и официальных отношений с Израилем. Напротив, они продолжают говорить об Израиле в тех же выражениях, как в худшие дни арабского непризнания.

Все они приводят одну и ту же причину: угнетение палестинского народа. И говорят одно и то же: официальные отношения с Израилем будут налажены только после окончания израильско-палестинского конфликта. Массы арабов повсюду в мире глубоко сочувствуют страданиям палестинцев и не потерпят официальных связей между своими властями и Израилем.

Эти власти придерживаются тех же условий, которые были выдвинуты Ясиром Арафатом и включены в Саудовский мирный план: создание свободного палестинского государства рядом с Израилем, взаимно согласованные границы на основе линий 1967 года при незначительном обмене территориями, "согласованное" возвращение беженцев. ("Согласованное" с Израилем, означает максимум символическое возвращение их небольшого числа).

Власти Израиля так и не ответили на этот план. Теперь, при Биньямине Нетаньяху, они еще дальше от его мирных условий, чем когда бы то ни было в прошлом. Чуть не ежедневно, наше правительство проводит законы, расширяет поселения, принимает меры и выступает с заявлениями, все более удаляющими Израиль от любого мирного урегулирования, которое арабские страны могли бы принять.

Эта ситуация удивит грядущие поколения. C самого основания сионистского движения и, совершенно определенно, после создания государства, израильтян не покидала мысль о том, чтобы преодолеть арабское сопротивление и побудить арабский мир признать "еврейское и демократическое" государство Израиль в качестве законной составляющей этого региона.

Теперь появилась такая возможность. Это может быть достигнуто. Израиль приглашен к арабскому столу. И пренебрегает этой возможностью. Не потому что Израиль слеп, а потому что оккупированные палестинские территории и строительство поселений для него важнее исторического акта мирного урегулирования. Поэтому никто не хочет здороваться с нами под липами.

counter
Comments system Cackle