Израиль, обернувшийся мифом
Фото: Getty Images
Израиль, обернувшийся мифом

"В чем суть мифа? В том, что он преобразует смысл в форму, иными словами, похищает язык". (Ролан Барт) 

Наконец, дошла очередь и до сюрреалиста Ролана Барта. 

Так случается, когда перечитываешь знакомого автора и вдруг понимаешь - как поразительно точно ложатся его мысли на сегодняшние события, как гармонично и в унисон с современной музыкой бытия звучат. 

В своей статье "Миф как похищенный язык" Барт в абстрактной форме показывает, как миф медленно, но верно овладевает разными областями жизни, мифологизирует действительность: "В действительности все, что угодно, может подвергнуться мифологизации…" 

Вот тут-то и осенило, когда примерил философию Ролана Барта к реалиям Израиля. 

Разве Израиль со всеми его противоречиями, сломами, терактами, вечным Иерусалимом и современным Тель-Авивом; с его достижениями и парадоксами, неожиданностями и комплексами, ворохом нерешенных проблем, врагами и друзьями; Израиль прошлого и будущего, Израиль наших надежд и разочарований - разве Израиль на наших глазах не превращается в закостеневший миф? Не застывает и не отливается в готовую форму, чтобы потерять, в конце концов, свою оригинальную национальную физиономию, свой новый выстраданный язык. 

"Неужели нет такого смысла, который смог бы избежать агрессии со стороны формы?" 

Начнем с самого живого, трепещущего и злободневного, начнем с политики. 

Вот уж, кажется, что далеко от вырождения и превращения в догматический застывший миф, так это израильская политика. С ее кажущейся пестротой и разнообразием, столкновением взглядов и меняющимися политическими установками. Где еще вы найдете такое количество разных партий, рвущихся к власти и сплетающихся в невообразимые союзы? Где еще отыщите столь лакомые куски, которые выкраивают они себе от политического пирога? А какое разнообразие министерских портфелей, какие оригинальные фигуры являются и исчезают на трибуне Кнессета. 

Но, по большому счету, с точки зрения установившихся взглядов на страну, с высоты большой политики и мировой дипломатии - наш Израиль давно уже ведет себя предсказуемо и вполне понятно. Несмотря на то, что будто бы, по словам Киссинджера, у Израиля нет внешней политики, есть только внутренняя - но почему тогда весь мир давно уже не ждет от нас никаких сюрпризов. 

Что особенно показательно: нет особого различия и в том, кто в настоящий момент находится у власти. Правые, левые, центристы - в принципе, любая коалиция ведет свою политическую линию все по той же наезженной и проверенной колее. 

"… миф вполне может воспользоваться отсутствием смысла и придать ему значение абсурда, сюрреалистичности".

Стоило только у Ролана Барта появиться слову "абсурд" в сочетании со словечком "миф", как вспомнилась знаменательная дата. 24 апреля 2006 года, после 50-летнего господства старой военной доктрины, была принята, наконец, ее новая редакция. Стратегические цели и задачи армии были подкорректированы, но рекомендации к внутренним проблемам оказались все те же: "Следует отказаться от термина "окончательное решение", когда речь идет о террористической угрозе. Необходимо стремиться к налаживанию нормальной жизни даже без полного подавления террора". 

Чем отличается решения министров обороны, занимавших этот пост последние тридцать пять лет? Где разница между старым и новым подходом? Ни Ариэль Шарон, ни Моше Аренс, ни Ицхак Рабин, ни Ицхак Шамир, ни Ицхак Мордехай, ни Шимон Перес, ни Эхуд Барак, ни Беньямин Бен-Элиэзер, ни Шауль Мофаз, ни даже Амир Перец - не смогли придумать ничего нового и хоть на йоту изменить концепцию. Вряд ли Буги Яалону удастся что-то сделать. 

Как раз за отсутствие оригинальности и критикует министра обороны Нафтали Беннет: "[Моше] "Буги" [Яалон] - провальный министр обороны, он мог бы быть отличным генеральным директором Министерства обороны, но роль министра - это расстановка знаков вопросов и бросание вывозов системе, а не только управление ею". 

Таким образом, не в абсурдный ли миф превратились утверждения Буги Яалона о полном владении ситуацией, если ни прекрасная армия, ни всемогущий ШАБАК, ни разветвленная полицейская сеть не в состоянии справиться с фанатиками, вооруженными кухонными ножами. 

 "… вторичная мифологическая система может строиться на основе какого угодно смысла и даже, как мы уже убедились, на основе отсутствия всякого смысла". 

Обратите внимание на политические дискуссии - одна и та же картинка, которую мы наблюдаем последние 50 лет. Как обвиняли друг друга правые и левые, так и продолжают обвинять; меняется лишь антураж и прибавляются современные детали. 

Все те же разборки, споры и едкие выпады, как сыпались с двух сторон - так и продолжают сыпаться. Но это никак не влияет на политическую обстановку: как нападали на израильтян палестинцы - так продолжают нападать. Ведь какой бы опытный и мудрый военный министр ни занимал высокий пост, куда бы он не склонялся (вправо-влево) - отношение к террору остается неизменным: "Следует отказаться от термина "окончательное решение…" 

Что правые, что левые лагеря давно уже обратились в политические окаменелости, то есть в израильский миф. Они сохраняют внешнюю окраску, жуют все ту же политическую жвачку и оттачивают мастерство политического диалога. 

К примеру, к чему призывал Ури Авнери, ультралевый деятель, мастадонт израильского либерализма 50 лет назад: "А когда пойдешь в школу, то узнаешь, что с сотворения мира твой народ истреблял другие народы, а другие народы хотели истребить твой. Все прочее - вздор" ("Другая сторона медали" 1948 год) 

И вот, что он пишет сегодня: "Полное отрицание прав и самого существования палестинского народа еще более укрепилось в результате войны 1967 года, когда Израиль овладел тем, что оставалось от Палестины".

Вот что пишет Моше Фейгин, лидер правого лагеря, в своей первой книге: "Там, где нет людей" "…сионизм основан на еврейском самоопределении, еврейской культуре и вере, и поэтому руководящие позиции должны занимать люди, понимающие важность еврейских ценностей, в частности, люди, которые не будут рассматривать Землю Израиля и еврейские святыни как предмет для какого бы то ни было торга". 

И вот к чему пришел спустя годы: "Пока высшее командование поражено ядом самоуничтожения, невозможно превратить ЦАХАЛ в победоносную армию". ("Выйти из тупика Осло") 

К чему же привела постоянная, не прекращающаяся много лет, неистовая борьба, разноголосица взглядов правых - левых? К тому, что весь процесс как бы застыл, доводы превратились в догмы; противоречия углубились; а разница взглядов обратилась в разницу терминологий. 

Когда содержание политической жизни не способно к новому, не готово к изменениям и не справляется с новыми вызовами, тогда оно превращается в пустую форму. О том же говорит теоретик сюрреализма Ролан Барт.

counter
Comments system Cackle