Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+30+25
Иерусалим
+29+19

Мнения

А
А

Перечитывая заново

Точность прогнозов военно-политических стратегов в отношении тех или иных международных конфликтов практически не отличается от точности предсказаний дилетантов.

21.11.2015
Источник:mnenia.zahav.ru
ShutterStock

Тени не гасят солнца.

Франц Кафка

Миру не нужны нездоровые сентенции. Миру нужны здоровые сенсации. И он их находит. Кувейтская газета "Аль-Кабас" чуть ли не с придыханием сообщила, что племянник саудовского короля принц Аль-Валид ибн Талал аль-Сауд призвал как можно скорей заключить саудовско-израильский "оборонительный союз". Для пресечения, как он выразился, стремительно растущего иранского влияния на Ближнем Востоке. Одни увидели в этом знак грядущих перемен, другие - позерство, третьи - очередную причуду взбалмошенного миллиардера (журнал "Forbes" отводит ему 22 строчку в списке самых богатых людей мира). Завистники осудили, усмотрев дешевую игру на публику. А злопыхатели и вовсе сравнили аравийского Уоррена Баффета с опальным принцем Турки бин Абдул ас-Саудом. Тем самым каирским изгнанником, который обратился пять лет назад с отрытым письмом к покойному ныне королю Абдалле, убеждая его отречься от власти, дабы избежать участи иранского шаха Мохаммада Резы Пехлеви.

Чтобы найти общий язык, надо сначала слегка прикусить свой. Роль у Аль-Валида хоть и незавидная, но вполне вписывающаяся в нынешнюю внешнеполитическую саудовскую доктрину. У королевства много врагов - как внешних, так и внутренних. И до безобразия мало друзей. Даже среди ближайших соседей. В Бахрейне власть суннитского меньшинства держится исключительно на саудовских штыках. Кувейт в любой момент продаст за сходную цену. А с Катаром и вовсе отношения почти враждебные. Дошло до того, что в прошлом году Саудовская Аравия вместе с Бахрейном и Объединенными эмиратами отозвали своих послов из Дохи. С весьма витиеватой, но характерной формулировкой - "в связи с невыполнением соглашения о невмешательстве в дела участников Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива". Проще говоря, за открытую финансовую поддержку не только "Братьев-мусульман" и ISIS, но и "Джебхат ан-Нусры", "Хизбаллы" и еще целого ряда экзотических исламских бандформирований.

После недавней коронации восьмидесятилетнего Салмана ибн Абдул-Азиза ситуация стала еще запутанней. Первым же королевским указом он лишил права на престолонаследие собственного брата Мукрина, назначив наследным принцем министра внутренних дел Мухаммеда бин Найефа. Нарушив, тем самым, семейную традицию, согласно которой власть переходит от брата к брату и лишь затем к старейшему из следующего поколения. Вторым в списке претендующих на власть наследников идет его тридцатилетний сын Мухаммад, занимающий должность министра обороны. Оба они последовательные сторонники жесткой антииранской линии. И это, естественно, всерьез пугает придерживающихся более умеренных взглядов соседей. Но еще больше их пугает перспектива признания Израиля. Катару или Кувейту, не говоря уже об Омане, который особенно дорожит теплыми отношениями с Тегераном, даже подумать об этом страшно. Да и йеменские неудачи Эр-Рияда явно не прибавляют ему авторитета, отбивая заодно желание совать голову в сирийскую петлю.

Утопия на то и утопия, что она всегда актуальна. И если сенсацию не организовать, то можно и выдумать. С помощью средств манипулирования идиотами, в кои превратились почти все современные СМИ. Арабские монархии - явление во многом уникальное. Вместо того, чтобы надуть паруса, они дружно держатся за якорь. Те семьдесят лет злобы и ненависти, которые непрерывно культивировались к Израилю, из коллективного сознания уже ничем не вытравить. А отступать назад, якобы для разбега, у короля Салмана нет ни времени, ни сил. И если он даже прислушается к Аль-Валиду, народ его не поймет и вынесет вместе с троном. Это тот самый случай, когда лучше Голды Меир не скажешь: "Мы хотим жить, а наши соседи хотят видеть нас мертвыми, что оставляет не слишком много пространства для компромисса".

Когда умирает легенда, исчезает и мечта. Того, сшитого некогда на живую нитку, Ближнего Востока больше нет. Поэтому любой вопрос, который решает сегодня то или иное региональное государство, можно решить и без его участия. И Саудовская Аравия, претендующая на роль лидера если не всего мусульманского, то хотя бы суннитского мира, ощущает это особенно остро. Но не в состоянии что-либо кардинально изменить. Отсюда и столь резкие внешнеполитические зигзаги. Не от хорошей, естественно, жизни. После неожиданного и стремительного сближения Вашингтона с Тегераном Эр-Рияд тут же оказался на обочине мировой политики и начал судорожно искать новых союзников. А поскольку приемлемого выбора, по сути, не было, то взор его поневоле остановился на Москве.

На Петербургский экономический форум, демонстративно проигнорированный Западом, король Салман отрядил своего сына, наделив его самыми широкими полномочиями. Принц Мухаммад времени даром не терял, заключив целый ряд договоренностей. Среди них, в частности, строительство дюжины атомных электростанций. Кроме того, Эр-Рияд согласился инвестировать 10 миллиардов долларов в российское сельское хозяйство, здравоохранение, розничную торговлю, транспорт и недвижимость. Но особый интерес вызвала обоюдная заинтересованность в военном сотрудничестве. Ведь Саудовская Аравия - один из крупнейших в мире покупателей оружия. И если Франция сумела без проблем заключить с ней сделку на 10 миллиардов евро, то перед Россиией тем более открылись практически неограниченные возможности.

Медовый месяц, тем не менее, медовым годом так и не стал. Дипломатия, которую иногда ошибочно называют искусством предвидеть непредвиденное, тем и хороша, что не испытавает ни сожаления о прошлом, ни тревоги за будущее, ни благодарности за настоящее. Карты спутало решительное российское вторжение в Сирию, которое сразу же похоронило все саудовские надежды на смену власти в Дамаске. С этим Эр-Рияд, возможно, еще как-то бы и смирился, если бы не усмотрел в российских действиях непосредственную угрозу для себя. Москва считает, причем, небезосновательно, что, сбив цены на нефть, Саудовская Аравия развязала тем самым открытую экономическую войну не только против Ирана, но и России. Эр-Рияд в свою очередь опасается, опять же небезосновательно, что Россия вполне может атаковать Саудовскую Аравию. Иранскими руками.

Старое арабское правило: не делай для себя то, что другие могут сделать для тебя за деньги, которое почти восемьдесят пять лет верой и правдой служило саудовскому режиму, похоже, перестает работать. Дешевая нефть одинаково смертельна как для России с Ираном, так и для самой Саудовской Аравии. С той лишь разницей, что финансовая подушка безопасности у Эр-Рияда чуть толще, чем у других. Что позволяет продержаться немного дольше конкурентов. Да и то при условии, что удастся каким-то чудом избежать серьезных катаклизмов и прочих непредвиденных обстоятельств. А это весьма проблематично. Спокойной жизни наверняка не будет. Мир вступил в эпоху потрясений. Сегодня о грядущей мировой войне говорят настолько обыденно, что просто оторопь берет. Но еще удивительней, что наши далекие предки не только предвидели эти события, но и писали о них так, словно были их свидетелями.

К примеру, пророк Йешаягу (Исаия), живший почти 2800 лет назад, предрек Вавилону страшный конец: "И будет Вавилон, краса царств, великолепие халдейцев, подобен Содому и Гоморре, низверженный Б-гом" (13:19). Казалось бы, что тут особенного? Все империи в конце концов рассыпаются, а на их обломках возникают новые. Но читаем дальше: "Никогда не будет он заселен и не будут жить в нем вовеки. Кочевник не раскинет там шатра, а пастухи не уложат скот свой". Во времена Кира Вавилон оставался важным экономическим и культурным центром Персидской империи. Александр Македонский хотел сделать его столицей своего царства. Там скоропостижно и скончался. После чего город быстро пришел в упадок и запустение. Сегодня на его месте огромная пустошь. Причем совсем рядом с живительными водами Евфрата и всего в каких-то тридцати километрах от Багдада.

Время, говорят, хороший лекарь. Но зато плохой косметолог. Поэтому, наверное, так трудно быть его пилотом. Тем, видимо, и хороши смутные времена, что отпечатываются в памяти не только патологическими страхами, но и обостренным чувством предвидения.

Шимон бар Йохай (Рашби), вошедший в историю как автор каббалистической книги "Зоар", родился спустя 40 лет после разрушения Второго Храма. В комментарии на главу Торы "Ваэра" он пророчил: "Разожгут сыны Ишмаэля жестокие войны в мире и соберутся на них сыны Эдома, - будут воевать на море, на суше и под Иерусалимом... ". Прямые потомки Ишмаэля - арабы. О них тогда никто и слыхом не слыхивал. Они подняли зеленое знамя ислама только через полтысячи лет.

Теперь только больные на голову не замечают этой войны. Но политическая деградация достигла такого уровня, что в войне на выживание победа больше не важна. Главное - вообще в ней не участвовать. Международная дипломатия настолько хорошо научилась трансформировать события в идеи, что превратилась, по сути, в идеологию. А на идеологии не экономят. Французское "одиннадцатое сентября" лишний раз доказало, что всякий уважающий себя идиот обязан время от времени обсуждать сам с собой насущные общечеловеческие проблемы. И делиться своими бредовыми мыслями с другими. Как министр иностранных дел Швеции Марго Валлстрем, которая связала парижскую трагедию с "палестинским разочарованием". Или спецпосланник ООН на "оккупированных палестинских территориях" Макарим Вибисоно, обвинивший израильские силы безопасности в "массовых внесудебных казнях" точно таких же исламских отморозков, которых ищут сейчас по всей Европе.

Серый цвет - это самый французский цвет в мире. У Парижа вообще уникальный талант: фонтанировать идею за идеей, заранее зная, что она мертворожденная. Вспомним хотя бы недавнюю инициативу Лорана Фабиуса обязать Израиль вернуться к линии прекращения огня 1948 года, ограничив переговорный процесс полуторагодовым сроком. С нескрываемой угрозой признать палестинский суверенитет в случае, если "мирные переговоры" провалятся. Или настойчивую попытку протащить в Совете безопасности ООН резолюцию с требованием разместить международных наблюдателей на Храмовой горе. Теперь уже впору размещать израильских спасателей в Париже. Потому что 80 процентов французских евреев готовы голосовать ногами. Они не хотят больше судить о политиках по их костюмам. Пусть даже скроенных еврейскими портными. И по индивидуальным еврейским заказам.

Если нет своей цели, то приходится прислушиваться к тем, у кого она есть. Три года назад Евросоюз получил Нобелевскую премию мира. За выдающий вклад в преобразование "континента войны в континент мира". И вот этот "крупнейший в истории миротворец" прямо на глазах трещит по швам, срочно опоясывая границы бетонными стенами. А вместо того, чтобы противостоять новому нашествию средневековых варваров, всеми силами борется с еврейским присутствием - как у себя дома, так и на еврейской земле. И расплачивается собственной кровью. Согласно духовному приципу "мера за меру", в соответствии с которым наказание всегда пропорционально вине. Как сказано у пророка: "Каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто съест кислый виноград, у того и оскомина на зубах" (Ирмеягу, 31:30).

О тяжелых бедствиях, ожидающих человечество в конце дней, предупреждали не только пророки. Правда, такой непререкаемый авторитет, как Рамбам, предостерегал в 12 главе книги "Законы царей": "…Никто не узнает, каким именно образом произойдут эти события, пока они не сбудутся в действительности, ибо и у пророков все это записано неопределенно, и у мудрецов разные мнения...". Но общие очертания можно видеть уже сегодня. "Сказал раби Ицхак: все правители мира перессорятся друг с другом. Царь Персии будет вести войну с царем Аравии..." (Песикта Раббати, 37, 2). Первое дошедшее до нас упоминание об этом мидраше датируется восьмым веком. "В будущем Персия пойдет на Вавилон и захватит его... ". А это уже Вавилонский Талмуд, который еще древней. Вавилон - нынешний Ирак, от которого осталось одно название. Что касается Персии, то Ираном она стала всего восемьдесят лет назад.

Мы живем в поистине удивительное время, заставляющее перечитывать и переосмысливать пророчества заново. Они гораздо актуальней и точней тех "предвидений", которые тиражируют оптом и вразнос астрологи, политологи, социологи и прочие известные и не очень эксперты. Некоторые даже сами себе не верят. Так, исследователи из австралийского университета Монэш и американской бизнес-школы Вартон пришли к парадоксальному выводу: точность прогнозов военно-политических стратегов в отношении тех или иных международных конфликтов практически не отличается от точности предсказаний дилетантов. Это, кстати, относится не только к войнам, но и вообще ко всем конфликтным ситуациям, возникающим по вполне естественным причинам. Вследствие, скажем, международных распрей или территориальных притязаний.

Израиль - исключение из правил. За этот еще вчера безжизненный клочок земли насмерть бьются народы и континенты. "…И пробудятся сыны Ишмаэля вместе со всеми народами мира, чтобы пойти на Иерусалим" (Зоар, Берешит 119). В ставшем классическим комментарии Мальбима указывается на три попытки захвата Иерусалима: "Есть у мудрецов предание, что три раза пойдет Гог на Иерусалим, ибо приход его упоминается трижды - дважды у пророка Йехезкеля (гл.38-39) и один раз у Захарии (гл.14) ". Обычно в этом видят намек на мировые войны, хотя обе минувшие явно преследовали совершенно иные цели. Поэтому правильней, наверное, начать отсчет с так называемого саммита в Кемп-Дэвиде в 2000 году, когда Эхуд Барак предлагал Арафату государство с половиной Иерусалима впридачу, но тот наотрез отказался, повергнув в отчаяние Билла Клинтона. Потом была конференция в Аннаполисе, закончившаяся полным фиаско для Джоржда Буша. Остался последний заход. Каким он будет - мирным или военным? Ответ ищите у Барака Обамы.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке