Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

Несколько слов в защиту Верховного суда и административных арестов

Решения Верховного суда регулярно вызывают недоумение, и даже возмущение. В то же время, в данном случае его решение выглядит вполне логичным и взвешенным.

court_1
Фото: Shutterstock.com

Разумное решение 

19 августа израильские СМИ поспешили сообщить о том, что Верховный суд вынес решение об освобождении члена террористической организации "Исламский джихад" Мухаммеда Алаана, находившегося под административным арестом. Алаан голодал длительное время в знак протеста против содержания его под стражей, сейчас он находится в ашкелонской больнице "Барзилай". 

Тем не менее, на самом деле Верховный суд вынес несколько иное решение. 

Вердикт суда по вопросу о Мухаммеде Алаане занимает три страницы. Из них оперативное решение заключено всего лишь в одном абзаце. Именно его многие журналисты трактовали как постановление об освобождении. 

В то же время, как заметил журналист Итамар Левин, опубликовавший содержание этого абзаца на сайте NFC, подобная интерпретация вердикта является крайне неточной. 

Вот что там было сказано: 

1.      Суд отмечает, что ранее утвердил административный арест Алаана.

2.      Суд отмечает, что в рассматриваемой апелляции Алаан просил освободить его от административного ареста.

3.      Суд напоминает, что по закону голодовка не является основанием для освобождения из-под стражи.

4.      Суд говорит, что на данный момент, по состоянию своего здоровья, Алаан не представляет угрозы для безопасности государства. Поэтому нет необходимости в продолжении административного ареста.

5.      Суд отмечает, что Алаан был госпитализирован в критическом состоянии. Он находится в реанимации и его выздоровление может занять несколько недель или месяцев.

6.      Суд постановил, что в свете всего этого административный арест временно не будет применен к Алаану. Поэтому его родственники смогут посещать его в больнице в соответствии с больничным распорядком, а не согласно условиям, применяемым к арестантам.

7.      Суд пришел к выводу о том, что если нынешняя ситуация станет необратимой, административный арест Алаана не будет возобновлен. 

Подведем итог. Алаан требовал освобождения, но выпущен не был. Верховный суд постановил, что поскольку Алаан не способен двигаться, в административном аресте смысла нет. При этом решение вынесено в контексте нынешнего положения. Верховный суд отнюдь не распорядился освободить Алаана, если его состояние улучшится. И не запретил государству в этом случае продлить административный арест. Скорее наоборот, в решении содержится намек, что в случае улучшения состояния государство сможет возобновить содержание Алаана под стражей. 

Решения Верховного суда регулярно вызывают недоумение, и даже возмущение. В то же время, в данном случае его решение выглядит вполне логичным и взвешенным. 

Возможно, кому-то из израильских журналистов и политиков очень хочется убедить общество в том, что Верховный суд "исправил ошибку" исполнительной власти и освободил Алаана. 

Однако реальность выглядит совсем иначе.

Необходимая практика 

Административный арест применяется тогда, когда службы безопасности не считают возможным раскрыть свои источники информации, и потому не готовы предоставить суду материалы для обвинения. Поскольку в этом случае обвиняемый и его адвокаты также были бы вправе получить к ним доступ. 

Законодательная база для применения административных арестов в отношении жителей Израиля и жителей Иудеи и Самарии, вообще говоря, различна. 

К первым подобная мера может быть применена по закону об административных арестах, принятому в 1979 году. Ордер на административный арест в этом случае издает министр обороны, а заверяет суд. 

Если же речь идет о жителе Иудеи и Самарии, где сувереном в соответствии с международным правом является армия, то решение принимается в соответствии с указами командующего силами Армии обороны Израиля в Иудее и Самарии и утверждается армейским судом. 

В остальном обе процедуры схожи, хотя и отличаются в некоторых деталях, например, максимально разрешенным сроком заключения до первого судебного рассмотрения и возможной продолжительностью самого административного ареста. 

Законодательные инструменты, позволяющие административный арест, существуют и в западных странах, но, как правило, не применяются. 

В США, судя по всему, подобная практика в последний раз была использована во время гражданской войны полтора века назад. 

В Британии она была в ходу в 70-х против ирландского террористического подполья. Однако к началу нулевых британский Верховный суд фактически лишил исполнительную власть возможности применять административные аресты, постановив, что они нарушают закон о правах человека. 

Все же, согласно международной конвенции о гражданских и политических правах, принятой в 1966 году, параграф о личной свободе может быть нарушен в чрезвычайной ситуации, угрожающей существованию государства и общества, и строго в той мере, в которой это необходимо в данном конкретном случае. 

Именно этот аргумент использует Израиль, подписавший конвенцию и применяющий административные аресты. Очевидно, что в отличие от других демократических стран, Израиль находится в чрезвычайной ситуации борьбы с террором, непосредственно угрожающим его существованию. 

Опасность злоупотребления 

В то же время, для борьбы с криминальными группировками административные аресты не применяются. Даже несмотря на то, что иногда опасность, возникающая для общества во время разборок преступных кланов, не меньше, чем при терактах. 

Далеко не всякое преступление оправдывает нарушение прав человека в виде административного ареста. 

Так, по мнению известного иерусалимского адвоката Ицхака Бама, использование практики административных арестов неприемлемо и против еврейских подростков, обвиняемых в хулиганских действиях. 

Бам представляет интересы 18-летнего жителя Маале-Адумим Мордехая Майера, которого Общая служба безопасности (ШАБАК) подозревает в поджогах нескольких церквей. 

"Административные аресты нужно использовать строго по конвенции, - считает Бам, - исключительно в русле необходимости, которая продиктована чрезвычайным положением, возникшим из-за продолжительной войны, которую арабские террористические организации ведут с нашим государством. В той мере, которая продиктована этой войной, можно применять административные аресты в тех случаях, когда невозможно использовать другие методы юридической борьбы. 

Вместе с тем, Бам убежден, что административное содержание под стражей Мордехая Майера не соответствует израильским обязательствам по международной конвенции о гражданских и политических правах. 

"Даже если Майер действительно виновен в преступлениях, которые ему инкриминируют службы безопасности, то не из-за этих преступлений мы находимся в условиях чрезвычайного положения", - подчеркивает он. 

Таким образом, практика административных арестов в Израиле в качестве чрезвычайной меры для борьбы с арабским террором допустима. В то же время, попытки расширить ее применение так же и на криминальные действия или хулиганские акции со стороны еврейских экстремистов, подменяя административным арестом необходимость доказательства подозрений, идут вразрез с международными правовыми нормами и потому не могут считаться оправданными.

Источник: 9tv.co.il

Метки:

Читайте также