Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+14+11

Мнения

А
А

"Русский Израиль": цена вопроса

Время абсорбции прошло. Наступил момент, когда выходцы с территории бывшего СССР способны стать главными агентами перемен, чтобы в дальнейшем повести за собой все израильское общество.

concept_ru_il1
Фото: izrus.co.il

На авторов Концепции "Русского Израиля" и инициативную группу обрушились многочисленные и взаимоисключающие обвинения. В одной и той же ветки социальной сети Фейсбук в идущих один за другим комментариях сыпались упреки в русофобии и великоросском шовинизме, в провинциальной местечковости и глобальном имперстве, в желание создать новую русскую партию и работе на Либермана, в интеллектуальном усложнении и упрощении, в чрезвычайном увлечении историей и антистисторизме. Элина Бардач-Ялов удивлялась: ну как ее одновременно могут называть "ватой" и "жидобандеровкой", тем более, что она ни это, ни то. Не надо удивляться, девушка. Они могут. 

Даже видавшие виды, понимающие, что такое травля и очернение, поразились количеству выплеснутой грязи. Бывший журналист, который очень любит поговорить об этике и корректности, взяв интервью с доктором Элиной Бардач-Ялов, зачем-то сократил ее ответы, добавил в свои вопросы цитаты величиной в хорошую простыню, так что его вопросы, звучавшие как зачтение приговоров, стали в разы больше ее ответов. А под статьей написал хвастливый комментарий, что он переиграл. Разве интервью берутся с целью переиграть и очернить, а не представить позицию? С чего такая озлобленность? Что ему плохого сделали? Что его рассердило? 

Приличная и в принципе интеллектуальная девушка после прочтения манифеста сначала заявила прессе, что это плагиат, идеи у нее украли, но она с этими идеями не согласна. А потом опубликовала на своей странице в социальной сети полуматерные частушки про родителей одного из авторов. 

Бывший публицист "Вестей" обвинил всю инициативную группу Концепции Русского Израиля в работе на Либермана, хотя обвинять лично меня в близости к Либерману или работе на него для любого, кто минимально знает историю расследований председателя партии НДИ - абсурдно. Как сказал мне когда-то работник либермановского штаба: если ты, Либерман и Насралла окажетесь в одной комнате, а у Либермана будет пистолет с единственной пулей, то... Насралла выйдет живой. 

В порицании концепции слились в едином хоре левые радикалы, посылающие все традиционные ценности в глухое растяжимое место, и их ультраправые ненавистники. Слились "жидобандеровцы" и сторонники "русской весны". Но более всего поражает, что на Концепцию нападают люди, которые сами много лет уже высказывают в своих блогах и статьях похожие идеи. "Я, конечно, давно это говорил... но зачем же такими тоном", "Я, безусловно, за... но категорически возражаю". 

Возникает ощущение, что Концепция Русского Израиля сыграла роль зеркала фобий. Каждый возмутился своими навязчивыми страхами, порой иррациональными и не вполне контролируемыми, и выдал собственный устойчивый набор своих маний преследования. Концепция как трикстер спровоцировала излияние негативных стереотипов, патологических тревог. 

Фобия - это сильно выраженный упорный навязчивый страх, необратимо обостряющийся в определенных ситуациях и не поддающийся полному логическому объяснению. Но фобии не возникают сами по себе. Они результат травм и комплексов, которые вызывают мотивирующие поведение симптомы. Даже если инициатива, связанная с Концепцией совершенно провалится, то сама широкая реакция - очень интересный материал для изучения особенностей общественного сознания русскоязычного Израиля и его пишущих представителей. Посему "Институт изучения Русского Израиля" в любом случае не в накладе. 

Но что будет, если инициатива Концепции увенчается успехом? Чего собственно добивается инициативная группа? 

Программа минимум - широкая общественная дискуссия. Представители русскоязычного Израиля должны ясно и по возможности точно определить свои проблемы. Такое самопознание группы - никогда не бывает лишним. 

В древности у многих народов считалось, что для того, чтобы изгнать, победить или подчинить себе демона - достаточно правильно его назвать, назвать его имя. У нас есть много проблем, которые мы можем решить, только четко их обозначив. 

Будет хорошо, если удастся достичь чуть большего. Если большинство представителей русскоязычной общности Израиля смогут ощутить себя общиной, которая способна действовать ради собственного (хотя бы) блага и решать свои проблемы. Ведь для того, чтобы стать силой, которая изменит Израиль, русскоязычные должны почувствовать себя такой силой и организоваться. И сделать это нужно не из альтруизма, а потому, что намерены жить в нашем еврейском государстве. 

Мы должны начать решать свои проблемы, которые не решены и спустя 26 со дня начала большой алии. Нерешенными они остаются, несмотря на все обещания израильских политиков, несмотря на то, что за эти годы было создано более дюжины русских партий, а через Кнессет прошло несколько десятков русскоязычных депутатов, большинство из которых не сделали ничего полезного для избирателей, которых они якобы представляли. Если взглянуть на русскоязычные газеты начала 90-х, то мы увидим, что "воз и ныне там" не только в глобальных вопросах (гражданские браки и пр.), но и в проблемах, которые требовали только подписи соответствующего чиновника (например: разрешение матерям-одиночкам, получающим пособие от государства, учиться в университетах). 

Мы должны понять, что русскоязычные депутаты от разных партий, общественные организации, толстосумы, СМИ - могут помочь в решении проблем, но они не могут решить проблему за общину, которая сама не готова организоваться и действовать, ставить свои проблемы на общегосударственную политическую повестку и решать их. Пока русскоязычные израильтяне только обожают выдвигать во власть своих представителей. Другими стратегиями - не владеют. Но эфиопская община добилась "эфиопской машканты" без всякой "эфиопской" партии. Даже если бы наши избранники были бы кристально честными и преданными общине людьми - это хорошо, но недостаточно. Они не смогут ничего протолкнуть без активного участия масс, которое одно способно формировать государственный порядок приоритетов - адженду. 

Если нам удастся организоваться для решения своих проблем, то мы вряд ли ограничимся этим. Большинство проблем общины - это общеизраильские проблемы. Просто мы больше ощущаем их проблематичность. Проблема недостаточно высокого уровня образования, низкое качество и высокая стоимость дошкольных воспитательных заведений, проблемы браков и разводов, жилищный кризис, социальная незащищенность и материальная необеспеченность людей старшего возраста, высокие цены на продукты питания, проблематичность израильской правовой системы - все это не только специфические трудности русскоязычной общины. Но по нам они бьют сильнее… 

Например, весь Израиль вопит от жилищного кризиса. Но, когда мы начинаем смотреть статистику по секторам, то обнаруживаем, что более всего пострадали от жилищного кризиса представители "Большой алии". 

Конечно, даже пресловутый "стеклянный потолок" (существование особых сложностей карьерного роста и профессиональной самореализации выходцев из бывшего СССР) - он не только против русскоязычных, как это многим кажется. Это особенность социально- политической "архитектуры" Израиля, которую надо менять.

И мы более всего заинтересованы в том, чтобы эти перемены произошли. По нам более всего ударяет израильская специфичность. Ну, кто может считать нормальным, что у многих молодых людей из нашей общины есть право воевать и умирать за свою страну, но нет права жениться и выходить замуж в своей стране?! Это ненормально и оскорбительно не только для этих молодых людей, но (прежде всего!) для страны. 

Мы не требуем корректирующей дискриминации. Она нам не нужна. Мы должны добиваться открытых конкурсов, ясных и четких критериев для занятия вакантных должностей и никаких квот-минимум для выходцев из бывшего СССР нам не нужно. В честной конкуренции за престижные рабочие места мы итак сумеем победить, взяв не минимум, а максимум. 

Мы не требуем, чтобы представители израильской правоохранительной системы к нам внезапно подобрели. Мы должны добиваться кодексации законов и власти законов, а не хорошего отношения судей или полицейских. Пусть на столе у судьи и следователя будет уголовный кодекс, и мы сумеем заставить их соблюдать наши права. 

Мы русскоязычные израильтяне, благодаря общности исторического происхождения, языка и культуры, наследуя еврейство СССР и Российской империи, являемся уникальной по своему опыту и потенциалу общиной. Мы вошли в израильское общество, изменяя его, вопреки государственным структурам, позиции традиционных элит, господствующим стереотипам, не всегда благоприятным ярлыкам ивритоязычных СМИ, социально-экономическим раскладам, финансовой нестабильности, ситуации на рынке труда... Сейчас наступил момент, когда наша община может осознать собственный потенциал, чтобы изменить Израиль осознанно и целенаправленно. 

Главная наша задача - кампания, которая должна способствовать осознанию русскоязычными израильтянами собственной общности и политической силы. Нам нужно как можно более широкое обсуждение внутри общины собственной концензусной программы обновления Израиля. Время абсорбции прошло. Наступил момент, когда выходцы с территории бывшего СССР способны стать главными агентами перемен, чтобы в дальнейшем повести за собой все израильское общество. 

Это, собственно, и есть цена вопроса, который стоит за инициативой, начавшейся с публикации Концепции "Русского Израиля". Что-то выглядит сегодня утопичным? Но как писал Герцль при публикации одной концепции: "Если вы захотите - это не сказка". Концепция перестала быть сказкой, прежде всего потому, что ее поддержало русское еврейство, которое стало действовать в этом направлении еще до публикации книги Герцля.

Источник: zahav.ru

Метки:

Читайте также