Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+23

Мнения

А
А

Долгий привет от Пилата

Hедолгие затишья в преследовании евреев, зависящие от прихоти царей, королей и гетманов, сменялись веками унижений, изгнаний и попросту истребления.

29.06.2015
Источник: mnenia.zahav.ru
Zahav.ru mnenia.zahav.ru

Неизвестно, почему и когда понятие "антисемитизм" стали относить только к евреям, в то время как их количество в мире едва ли достигает 5% от числа потомков Сима. Но тем не менее бедуин, пасущий своих овец в долине Иордана, или школьный учитель в Касабланке, или продавец посуды в Йемене - и не подумают принять слово "антисемитизм" на свой счет - они знают его точный адрес. Иными словами оно настолько конкретно прилагаемо, что иногда в средствах информации можно встретить нечто вроде "антисемитские высказывания представителя "Лиги Арабских государств" и мало кого удивляет подобная нелепица.

Поэтому применительно именно к евреям более точным будет термин "юдофобия". Начало христианской юдофобии было положено всего двумя словами, выкрикиваемыми евреями, собравшимися возле иерусалимской резиденции римского прокуратора Иудеи в начале апреля 33г. "Распни его" требовала толпа в ответ на предложение Понтия Пилата освободить арестованного римскими властями Иисуса, обвиненного в подстрекательстве к бунту и даже объявившего себя "сыном Божьим".

Но толкователи Евангелий - те, кто возлагают на евреев вину за смерть Иисуса, путают божественное с земным? Ведь если миссия Христа была определена свыше и "Иисус же, знал все, что с Ним будет", а именно то, что "Перед праздником Пасхи… пришел час Его перейти от мира сего к Отцу" (от Иоанна,13-1)то, значит, и роль всех участников известных событий также была предопределена Всевышним.

Евреи появились "не вдруг" в день суда над Христом, но были тем народом, из которого он вышел, среди которого проповедовал и пророчествовал: это они приветствовали его как истинного царя:

"На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!" (от Иоанна 12-12,13).

И если всего через несколько дней после этого евреи требовали смерти Иисуса - не в этом ли провидение Господне и могли ли они изменить назначенное свыше?

Ну, а если посмотреть на случившееся с обычной житейской позиции, то каковой должна была быть реакция, так сказать, масс, когда некая группа людей стала крушить на территории храмового двора лавки торговцев и менял? Никто не давал им права покушаться на давно установившуюся традицию, разрешающую торговлю во дворе Храма: и не им решать, что там можно, а что нельзя. Возмущались и тем, что предводитель этих погромщиков "не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу" (от Иоанна 5-18).

Понтий Пилат не был благородным защитником Иисуса, каковым его представляют Евангелия: исторические свидетельства рассказывают о нем как о хитром и безжалостном временщике. Ведь свой вопрос "ты царь иудейский?" он обратил не только к обвиняемому, а и к толпе:

"Пилат говорит им: Царя ли вашего распну?" (от Иоанна,19-15),то есть "Признаете ли в Иисусе вашего царя?".

Коварный вопрос, вопрос с подвохом: скажут "нет" - бунтовщик будет казнен, но по воле этих же жалобщиков; скажут "да" - значит они с ним заодно и следует казнить зачинщика бунта.

А все объяснялось тем, что недавно евреи Иерусалима обратились с жалобой в Рим на чрезмерную жестокость к ним Пилата и теперь у него появился повод продемонстрировать начальству, что - да - он действительно проявляет жестокость, если речь идет о интересах империи.

Однако правители евреев не попались в ловушку и на провокационный вопрос Пилата "Царя ли вашего распну?" отвечали: "Нет у нас царя, кроме кесаря" (от Иоанна,19-15,16).

Вот почему Каиафа-первосвященник "подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ" (от Иоанна,18-14): римские мечи и новые поборы - вещи куда более страшные, чем смерть этого возмутителя спокойствия. И произошло то, что произошло.

Но кроме прямого обвинения евреев в распятии Христа, в Евангелиях присутствует и косвенное, которое стало антиеврейским аргументом даже для незнающих, кто такой Понтий Пилат. Зато Иуду из Крайот (Искариота) знают все, а имя этого человека, предавшего Иисуса за тридцать серебряников, стало символом подлости. И как тут не вспомнить о "еврейском счастье", которое в данном случае проявило себя в том, что имя собственное "новозаветного предателя" и этноним, определяющий принадлежность к еврейскому племени - синонимы, то есть "Иуда предал Христа" может пониматься и как "еврей предал Христа". Подавляющее большинство человечества знающее, что "иудей" и "еврей" - одно и то же так и понимают эту сентенцию. Кто же разубедит их в этом, коль скоро такое понимание, во-первых, соответствует общей тенденции "еврейской вины", и во-вторых, с точки зрения семантического восприятия, "затуманивает" еврейство Христа: Иуда (иудей) противопоставлен Христу.

Зерна "еврейской вины" попали на благодатную почву: для всех, практически, народов Европы евреи были не каким-то абстрактным понятием, а конкретными людьми, живущими рядом, и уже само присутствие лишенных родины евреев было доказательством их греха. Все случилось, как и предсказал Иисус - Храм всего через 37 лет после его смерти был разрушен и сожжен все теми же римлянами, которые "убийц Христа" сделали рабами, но лишь очень немногие из отбивающих поклоны вознесшемуся на небо еврею знали, что его предки (коль скоро происходил он из рода Давидова) были изгнаны с родной земли еще за 6 веков до распятия.

Оборотной стороной этой медали была совершенная беззащитность евреев: недолгие затишья в преследовании евреев, зависящие от прихоти царей, королей и гетманов, сменялись веками унижений, изгнаний и попросту истребления.

Но и через две тысячи лет фактическая основа антисемитизма не изменилась: новые поколения христиан читают все те же "откровения" от Луки, Матфея и Иоанна, делая все те же выводы. Можно быть совершенно уверенными в том, что священник приходской церкви где-то в Германии или в Мексике, даже при наличии папской буллы, великодушно снимающей с евреев обвинения в смерти Христа, не станет объяснять прихожанам, что не все написанное в Евангелиях - правда. Да и сама булла, представляет, по сути, искусно завуалированную юридическую формулировку "за истечением срока давности". Но нуждаются ли евреи в подобной реабилитации? Да и надо ли евреям оправдываться и подобно пушкинскому "дяде" заставлять себя уважать-не унизительно ли это?

Поэтому различного рода вояжирующим по миру борцам с антисемитизмом (юдофобией), выступающим перед микрофонами или телевизионными камерами на указанную тему, стоит помнить, что их видимая или невидимая аудитория в большинстве своем искренне верует, что "искали убить Его иудеи", точно также как иудеи веруют в "синайское откровение".

А если и говорят о каких-то сдвигах в отношении к потомкам Авраама, якобы произошедших в последнее время, то объясняются они не изменениями, произошедшими в сознании народов, а наличием того нового фактора, который стал и будет еврейским ответом юдофобству. Речь идет о восстановлении (именно так!) на карте мира еврейского государства. Его существование имеет уже то политическое последствие, что сделало евреев, "как все" - и важность этого момента трудно переоценить. Вспомним, написанное в 9в. Хасдаем ибн Шапрутом письмо к хазарскому кагану Иосифу:

"Если бы я знал, что у нашего народа есть свое царство на земле, я оставил бы свое высокое положение, бросил бы свою семью и шел бы по горам и долинам, по суше и по морю, пока не пришел бы в то место, где живет господин мой царь иудейский. Я увидел бы как живет спокойно остаток Израиля, и тогда я излил бы душу в благодарностях Богу, который не отнял своего милосердия от бедного народа своего. Ибо уже долгое время ожидает избавления наш народ, скитаясь из страны в страну. Лишенные чести, униженные в изгнании, мы ничего не можем отвечать говорящим нам: у каждого народа есть свое царство, а у вас нет и следа на земле".

Невозможно сказать более ясно и точно: народ, не имеющий своего "царства", "лишен чести", а отсюда и соответствующее к нему отношение.

Показательным в этом смысле может служить и отрывок из летописного свода "Повесть временных лет", известный как "выбор веры" и рассказывающий о беседах будущего крестителя Руси князя Владимира Святославича с представителями различных мировых религий, в том числе и с иудеями:

"И спросил Владимир: "А где земля ваша?". Они же сказали: "В Иерусалиме". Снова спросил он: "Точно ли она там?". И ответили: "Разгневался бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам за грехи наши, а землю нашу отдал христианам". Сказал на это Владимир: "как же вы иных учите, а сами отвергнуты богом и рассеяны; если бы бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?".

Обратим внимание на то, что для Владимира выбор - новый акт, прежде всего, политический и его, пока еще язычника, не интересуют детали Писаний и, в частности, подробности смерти Христа. А вот из того обстоятельства, что у евреев нет собственного государства, киевский князь сделал тот же вывод, что и кордовский вельможа ибн Шапрут.

Для еврея, выросшего в Израиле и еврея живущего в диаспоре, юдофобство означает совсем не одно и то же: первый не знает его личностной (бытовой) составляющей и воспринимает юдофобство как внешнюю враждебность к его стране; второй, напротив, знакомится с юдофобством на личном уровне, но далеко не всегда находит безусловного защитника своего достоинства со стороны государства, в котором проживает. Поэтому израильтянин, столкнувшийся с проявлением юдофобства, даже касающегося его лично, считает себя частью целого и противодействовать юдофобству он будет именно с такой позиции: для израильтянина юдофобство-это антиизраилизм. Основание для такой точки зрения - налицо: имеется ввиду процесс слияния юдофобства и антиизраилизма, когда, дополняя друг друга, ненависть к "убийцам Христа" встретилась с ненавистью к "убийцам" мирных жителей Газы. Результатом подобной "идиллии" становится появление новой формы заклеймения евреев: засомневавшихся в их исторической вине, обращают к нынешним "злодеяниям" Израиля, а усомнившихся в "злодеяниях" Израиля тычут носом в Евангелия.

В свете сказанного, есть ли надежда даже не на исчезновение юдофобии, а хотя бы на ее постепенное уменьшение - полагаю, нет.

Единственный и надежный способ борьбы с ней - укрепление Еврейского государства: собака лает, а караван идет.

Аркадий Гайсинскй

Читайте также