Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+18+12

Мнения

А
А

О телевидении, театре и двуличии левых

Около трех месяцев назад 2-й телеканал начал рекламировать эксклюзивное интервью известной журналистки Иланы Даян с Эрезом Эфрати, осужденным за изнасилование.

18.06.2015
Источник:Курсор
ShutterStock

Около трех месяцев назад 2-й телеканал начал рекламировать эксклюзивное интервью известной журналистки Иланы Даян с Эрезом Эфрати, бывшим телохранителем начальника генерального штаба, осужденным за изнасилование.

Социальные сети были полны негодования. Раздавались призывы бойкотировать программу «Факт» Иланы Даян. Даже наиболее либерально настроенные господа отмечали, что существует некая «запретная черта», что нельзя давать слово осужденному насильнику.

Многим было ясно, что трансляция интервью с преступником вызовет у некоторых чувство солидарности с Эфрати и внесет свою лепту в процесс его будущей реабилитации. Также утверждалось, что подобное интервью является пренебрежением к чувствам жертвы этого преступления, а также к чувствам всех, кто пережил сексуальное насилие.

Организации, защищающие права жертв сексуального насилия, были в гневе, феминистки выступали с нападками на 2-й канал ИТВ, коллеги Даян по журналистскому цеху также были возмущены.

Однако выясняется, что все вышеперечисленные моральные критерии, касающиеся преступника, осужденного за изнасилование, не работают, когда речь идет о террористе, осужденном за похищение и убийство солдата израильской армии. Никто из либералов не рассуждает о «запретной линии» в отношении спектакля «Параллельное время», который пытается показать зрителю «человека внутри заключенного» (так это определяет автор пьесы Башар Муркус в интервью газете «Гаарец»).

Либералам не мешает спектакль, представляющий точку зрения убийцы солдата. Пренебрежение к чувствам близких убитого солдата Моше Тамама, а также остальных семей, потерявших родных в терактах, видимо, является менее проблематичным, чем пренебрежение к чувствам жертв сексуального насилия. По-видимому, кровь жертв террора менее алая.

Изнасилование – страшный преступный акт. Убийство – не менее ужасное преступление. Даже в либеральном обществе есть пределы свободы выражения. Есть вещи, которые неуместны. Спор не о художественной свободе, а о ее границах. Слишком многие представители левого лагеря готовы проявить понимание по отношению к террористам и убийцам, по отношению к тем, кто воюет против существования государства Израиль.

«Муркус прекрасно это понимает, израильский театр произвел множество спектаклей о людях, которые, на мой взгляд, являются моими врагами, - говорит драматург и режиссер в интервью «Гаарец». - Когда, например, ставят спектакль о создании государства Израиль, это то, с чем я не согласен. Но разве я могу обратиться с просьбой не ставить такой спектакль?».

В мире Муркуса террорист, убийца солдата, равноценен истории создания государства. Это и есть тот месседж, который автор пьесы пытается донести до зрителя. Государство Израиль не запрещает постановку спектаклей, которые сравнивают его существование с убийством его граждан. Это тоже тема для дискуссии. Ясно другое: государство не должно финансировать такие постановки и не должно позволять школьникам их смотреть.

Гидон Докув, NRG

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.