Заткнуть пальцем пробоину
Фото: Getty Images
Заткнуть пальцем пробоину

В начале мая газета "Макор ришон" опубликовала вторую часть материала журналистки Таль Рафаэль о способах финансирования израильских политических организаций правительствами зарубежных стран (первую часть читайте здесь). На этот раз статья была посвящена методам противостояния этой угрозе. 

Ниже приводится сокращенный перевод статьи Таль Рафаэль. Перевод и комментарии к статье - Александра Непомнящего. 

Два фронта 

Борьбу с европейским финансированием израильских политических организаций, подрывающих существование еврейского государства, можно вести на двух фронтах - юридическом и дипломатическом. 

Ключевым моментом здесь становится то, на каком этапе осуществляется попытка остановить денежный поток. Чтобы пресечь поступление этих средств в Израиль, необходимы соответствующие законы. Для того же, чтобы деньги вообще не выходили из спонсирующей страны требуются дипломатические и пропагандистские шаги. 

Нетаниягу и его вето 

Еще в 2002 году, по следам публикации в "Маариве", раскрывшей финансовую интервенцию Европейского Союза во внутренние дела Израиля, депутат Кнессета Ури Ариэль вынес на рассмотрение далеко идущий законопроект. 

Он предложил обусловить получение пожертвований от иностранного государства разрешением главы управления по регистрации НКО. Который должен был бы прежде убедиться в том, что речь не идет о вмешательстве во внутриполитические вопросы государства Израиль. 

Законопроект также предусматривал санкции, включающие конфискацию пожертвования, штрафы и даже тюремное заключение в отношении тех, кто получит пожертвования в нарушение закона. 

Закон так и не был принят. Но с тех пор этот вопрос вновь и вновь поднимался в той или иной форме. В 2010 несколько депутатов Кнессета предложили закон, согласно которому глава управления по регистрации НКО не мог бы зарегистрировать организацию, действующую через иностранные судебные инстанции против министров правительства или военнослужащих Армии обороны Израиля. 

Этот законопроект был подан на фоне публикации пресловутого "отчета Голдстоуна", о котором в сопроводительном разъяснении к закону было сказано, что "с пропагандистской точки зрения он подверг Израиль беспрецедентному унижению". 

В те годы в европейских странах усилились призывы к аресту высокопоставленных израильских чиновников и офицеров по обвинению в "военных преступлениях" против арабов. 

Так, Ципи Ливни, занимавшая пост министра иностранных дел во время операции "Литой свинец", была вынуждена отменить визит в Британию, из опасения, что там выпишут ордер на ее арест. "Многие из лидеров и офицеров оказались под угрозой ареста на территории иностранных государств из-за обвинений в преступлениях, которые не совершали", - указывалось в законопроекте. 

На протяжении последующих лет были предложены и другие законы против НКО, получающих иностранное финансирование. Так, был подан законопроект о лишении регистрации НКО, отрицающих еврейский характер государства, законопроект, предлагавший ограничить сумму пожертвования 20 тысячами шекелей в год и т. д. 

В 2011 году депутаты Кнессета Айелет Шакед ("Еврейский дом") и Роберт Илатов (НДИ) попробовали действовать с другого направления. 

Они предложили внести изменение в налогообложение и установить 45-процентный налог на пожертвование от иностранного государства для НКО в том случае, если в целях или действиях организации есть призыв к суду над солдатами Армии обороны Израиля в международных судебных инстанциях, призыв к бойкоту, отрицание существования Израиля как еврейского и демократического государства, расистское подстрекательство, поддержка террора или солидарность с вражеским государством. 

Однако вот что рассказала в интервью "Макор ришон" сама Шакед: "Юридический советник правительства отказался поддержать законопроект, и глава правительства Биньямин Нетаниягу не согласился продвигать закон без его разрешения. Глава правительства наложил вето, и законопроект не был принят". 

Новая попытка 

Теперь Шакед намерена попытаться провести чуть измененный закон. Нынешнее предложение, пока еще не согласованное окончательно, состоит в том, чтобы организация, желающая принять пожертвование от иностранного государства, получила бы прежде разрешение от министра иностранных дел и министра обороны, а также разрешение от комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне или от финансовой комиссии Кнессета. 

При этом, если НКО станет действовать вопреки закону, то будет расформирована, и даже может быть оштрафована в размере 90% от суммы незаконного пожертвования. 

"Чтобы добиться освобождение от налогов, НКО и так обязаны получить разрешение министра и комиссии Кнессета, - считает Шакед, - поэтому мы и предлагаем сходные требования к НКО, желающим получить финансирование от иностранных государств". 

Отметая критику о возможном влиянии политических соображений на решение министра о том, давать или не давать разрешение, Шакед указала, что "поскольку министры являются народными избранниками, нельзя лишать их права свободно принимать те или иные решения, в том числе и на основе политических соображений, благодаря которым они и был избраны". 

По словам Шакед, она готова положиться на здравый смысл министров, как справа, так и слева. Тем более что процесс получения разрешения предполагает одобрение и министра, и комиссии Кнессета, состоящей из представителей и правых, и левых. 

Что скажут сами спонсоры? 

Существует мнение, что подобный закон об НКО в том или ином варианте нанесет ущерб имиджу страны в мире. Один из представителей иностранного посольства даже намекнул, будто бы такой закон поставит Израиль в один ряд с недемократическими странами, сопротивляющимися любому внешнему влиянию, вроде Китая, России, Египта и т. д. 

Однако Шакед считает эти опасения преувеличенными. "Когда иностранные государства ознакомятся с деталями закона, то поймут, что ничего страшного не произошло, - убеждена она, - да, некоторые НКО лишатся финансирования. Но, по сути, новое положение просто вынудит "серые" организации, занятые одновременно и правозащитной, и антиизраильской деятельностью, перенести свою активность на работу, не подрывающую израильские интересы". 

С точки зрения Шакед, задача в том, чтобы предотвратить способность иностранных государств, не имеющих возможности повлиять на Израиль дипломатическими методами, действовать исподтишка, используя денежные потоки. 

Не согласна Шакед и с утверждением о том, что ограничить поступление денег выборочно невозможно, а значит, предотвращение финансирования политических НКО лишит средств также государственные и общественные институты, включая университеты и музеи. 

"Я встречалась с послом Дании, страны, которая жертвует большому количеству организаций, - рассказала Шакед, - и объяснила ему, что пока организация не призывает к бойкоту Израиля или к международному суду над израильскими солдатами, ее финансированию ничего не будет препятствовать". 

Тем не менее, что может предотвратить принятие этого закона, так это яростное сопротивление внутри Израиля. По сути, уже в 2011 году утверждение закона о прозрачности, обязавшего НКО отчитываться ежеквартально о пожертвованиях от иностранных государств, продемонстрировало бешеное недовольство определенных организаций. 

Например, "Ха-агуда ле-зхует ха-эзрах" ("Ассоциация за гражданские права в Израиле") трубила тогда о "нанесении ущерба свободе объединений и активности израильских структур". А Наоми Хазан, в тот момент президент "Нового израильского фонда", определила этот закон как "самую страшную опасность для израильского гражданского общества". И все лишь из-за того, что закон требовал элементарной отчетности. Легко представить себе, какую реакцию вызовет закон, ограничивающий перевод средств. 

Профессор Джеральд Стейнберг, президент исследовательского института NGO MONITOR, предпочитает совершенно иной метод - обращение к странам-спонсорам. 

"Силовая попытка ограничить возможность сбора пожертвований, приведет к отрицательной реакции, - убежден он. - Нет реальной возможности лишить финансирования только те организации, чья повестка дня является антиизраильской, а перекрыть кран всем - невозможно. Поэтому единственный метод состоит в том, чтобы добиваться прозрачности в финансовых отчетах и оказывать дипломатическое давление на страны, чтобы те сокращали финансовое влияние". 

Научиться говорить по-европейски 

На этом поприще активные усилия прикладывает созданный в прошлом году "Центр развития отношений между Израилем и Европой", действующий по определению тех, кто в нем состоит, как "частное министерство иностранных дел". 

Помимо встреч с европейскими парламентариями, Центр стремится использовать общественное давление со стороны произраильски настроенных европейцев, обращающихся к парламентам своих стран с запросами и требованиями проследить за финансированием тех или иных организаций. 

Свою тактику центр называет "говорить по-европейски". Суть ее в том, чтобы тормозить финансирование организаций, занимающихся подрывной деятельностью против Израиля, исходя из обязательств самих европейских стран своим же принципам. 

Как это делается в Австрии и Германии

Нейтралитет Австрии закреплен конституционно с 1956 года. 

"В соответствии с этим принципом, - объясняет Вильгельм Рут, генеральный директор Центра, - На протяжении многих лет Австрия избегала экспорта оружие в другие страны и поддержки той или иной стороны в конфликтах. В то же время они считали, что денежные переводы принцип нейтральности не нарушают. Мы начали разъяснительную кампанию о том, что перевод средств - это тоже выбор позиции". 

В результате усилий Центра в Австрии недавно был предложен законопроект, предотвращающий передачу денег организациям, действующим в районах конфликта и поддерживающим определенную сторону. Законопроект прошел в первом чтении в парламенте и законодательную комиссию австрийского парламента. В сентябре состоится последний этап - голосование в правительстве. 

Аналогичная работа ведется и в Германии. 

"В Германии важнейшим принципом считается продвижение демократии, поэтому нелогично, чтобы эта страна переводила деньги организациям, подрывающим демократию, - считает Рут. - А ведь если организация "Зохрот" отрицает еврейский характер Израиля или продвигает бойкот против Израиля за границей, то она явно вредит израильской демократии". 

Только против самых радикальных 

Ограничение подобной дипломатической деятельности в том, что она направлена лишь против самых радикальных и экстремистских организаций. 

Деятельность Центра сфокусирована только на израильских организациях, действующих против существования еврейского государства. 

"Мне кажется, было бы трудно ожидать от австрийского парламентария, чтобы он был более правым и большим сионистом, чем Захава Гальон, утверждающая, будто все проблемы от оккупации",- отмечает Матан Ашер, заместитель генерального директора Центра. - Поэтому, пока "Шоврим штика" позволено проводить семинары для солдат, а в "Бецелем" продолжают направлять желающих для прохождения национальной альтернативной службы, сложно предъявлять какие либо претензии европейским парламентариям. В итоге мы сокращаем наше поле битвы до самых радикальных случаев и занимаемся только теми организациями, которые подрывают саму легитимацию государства Израиль, подстрекают к террору, поддерживают террористов и призывают к "возвращению беженцев", пытаясь прекратить существование Израиля в качестве еврейского государства". 

Вывод 

Таким образом, следует признать, что ни один из путей борьбы с иностранным финансированием не идеален. Юридическое направление вызывает вопросы о границах применимости законов, об ущербе общественному имиджу и о полной остановке иностранных средств, необходимых многим израильским институтам. 

Закон о прозрачности не выполняется сегодня в полной мере, и поэтому тоже не способен остановить финансовый поток. Дипломатическое же направление не кажется особенно эффективным. Поскольку интенсивные дипломатические усилия, растягивающиеся порой на долгие годы, далеко не всегда приносят результат. 

В свои 67 лет Израиль находится перед весьма сложным вызовом в вопросе о своей независимости и перед жесткой необходимостью решить, до какой степени он готов позволить другим странам вмешиваться в его собственные дела.

*** 

В статье Таль Рафаэль сложно не обратить внимание на два момента. 

Во-первых, на то, что ради сохранения в секрете источников своего финансирования и их объема леворадикальные организации готовы использовать даже откровенную демагогию, утверждая, будто закон об отчетности (прозрачности), являющийся совершенно естественным для западного государства, несет угрозу для гражданского общества. Это лишь подтверждает то, насколько хорошо левые политические НКО осознают, что информация о суммах, поступающих к ним, и о том, откуда они приходят, могла бы обнажить их реальные цели. 

Во-вторых, существование организации, работающей "частным министерством иностранных дел" подчеркивает то, насколько нынешний МИД Израиля не в состоянии справиться с существующими проблемами. И это, в свою очередь, говорит многое о том, кто на протяжении долгих лет возглавлял министерство, определяя его цели и усилия. 

У нового правительства, приведенного к присяге в эти дни, есть возможность исправить ситуацию и в юридической, и в дипломатической сферах. Было бы очень желательно, чтобы оно постаралось использовать этот шанс.

counter
Comments system Cackle