Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Народ диссидентов

Еврейский интеллектуал, познающий законы природы, общества или истории, вероятнее всего, мне не единомышленник, а совершенно противоположное.

wall street protest
Фото: Getty Images

Недоумение, преследующее меня последние годы: еврейский интеллектуал, познающий законы природы, общества или истории, вероятнее всего, мне не единомышленник, а совершенно противоположное.

Наиболее динамичная часть думающих людей — студенты — тоже в массе своей из противного мне лагеря. Сотни молодых евреев участвовали этой осенью в антикапиталистическом, антиеврейском и антиизраильском движении с лозунгами вроде «Оккупируй Уолл-стрит, а не Палестину», «Гуманизм против Ротшильдов» (то есть против богатых евреев).

Возьмем знаковые фигуры в американском еврействе: выдающийся лингвист, один из самых цитируемых в мире ученых Ноам Чомский — анархист, винящий в событиях 9/11 США, враг Израиля; на работах социолога Нормана Финкельштейна, родители которого прошли через Майданек и Освенцим, основывают свои «труды» отрицатели Холокоста; взгляды главных публицистов газеты нью-йоркских еврейских интеллигентов NY Times Томаса Фридмана и Роджера Коэна яростно антиизраильские, если не сказать антисемитские. То же можно сказать о сегодняшней Демократической партии, пользующейся почти поголовной поддержкой американских евреев. Давид Фрум в блоге The Week недоумевает, «что более принято среди либерального Вашингтона — использовать язык антисемитизма или протестовать против этого»?

Еще удивительнее те же процессы среди израильских интеллектуалов. Многие дети создателей Израиля, вроде бывшего спикера Кнессета Авраама Бурга, стали постсионистами, что означает антисионистами. То же относится к израильской школе «Новых историков». Дальше других пошел историк Шломо Занд, доказывающий, что мы, евреи, вообще не существуем. Книга его переведена сегодня почти на все мыслимые языки.

Студенческая группа Im Tirtzu опубликовала исследование о факультете политических наук беэр-шевского Университета им. Бен-Гуриона. Im Tirtzu утверждает, что произраильских или хотя бы не враждебных Израилю книг в учебных программах почти нет, из одиннадцати преподавателей девять вовлечены «в радикальную левую деятельность», а шестеро подписали призыв к молодежи не служить в израильской армии.
 Добавьте сюда десятки еврейских антиизраильских организаций вроде «Шалом ахшав» или «Бецелем» в Израиле, или J Street в США — и получите явление, требующее объяснения.

Предложу свою версию. Козьма Прутков подметил: «Некоторые люди подобны колбасам — чем их начинят, то они в себе и носят». Это не про нас. Еврейский характер по Зигмунду Фрейду означает «быть в оппозиции». К тому, чем нас начиняют. Сто лет назад это означало оппозицию к религиозной картине мира — отсюда уход в марксизм; к рассеянию в мире — отсюда сионизм.

Марксизм с того времени окончился конфузом, а сионизм создал Израиль, государство евреев. Появилось, против чего быть в оппозиции.

Демократическая партия в США, по определению, в оппозиции к консерватизму — к американской идее, идеологии республиканцев. Предвыборная программа Обамы состояла из одного слова: «перемены». Что может быть милее еврейскому сердцу? 80% евреев подписались на «перемены». Еще лидер II Интернационала Эдуард Бернштейн провозглашал: «Движение — все, цель — ничто».

Впрочем, наиболее динамичные евреи уже на следующем витке диссидентства. Они отвергли традиционный либерализм демократов и перешли в Республиканскую партию. Первым делом они здесь создали, конечно, новую идеологию — неоконсерватизм.

Более непосредственная, чем политическая, оппозиция к самому себе. Она включает отвержение своей семьи и своего народа. Тоже не новое явление в еврействе. Ярко описал его Эдуард Багрицкий в стихе 1930 года:

Еврейские павлины на обивке,
Еврейские скисающие сливки,
Костыль отца и матери чепец —
Все бормотало мне:
– Подлец! Подлец!..
 .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .   .  .  
 – Уйти?
Уйду!
Тем лучше!
Наплевать!

Заманчиво было бы привести верность иудаизму как противовес потере себя светскими евреями. Но и здесь все непросто. В мои отказные годы среди людей, с которыми я общался, был редкий религиозный — этнограф А.Х. Как-то в Москве он испортил нам пасхальный седер, требуя строго следовать канону. Когда после семи лет отказа 30 мая 1986 года, в пятницу под вечер, моя семья прибыла наконец в Израиль, нас пригласила на шаббат религиозная семья. В разгар трапезы неожиданно вошел, шокируя зажженной (в шаббат!) сигаретой, А.Х. Вызвав меня наружу, он выплеснул кучу советов и среди них — держаться подальше от религиозных.

Сменилась страна — сменилась оппозиция.

Вся история еврейства — от странствия через Синай по сегодня — это борьба диссидентов. Иногда диссиденты это прощелыги вроде лжемессий Шаббатая Цви и Якова Франка, иногда это хасидизм, вдохнувший в иудаизм новую энергию. Величайшие наши мудрецы Рамбам и Рамхаль кем-то воспринимались диссидентами, и рьяные защитники устоев сжигали их книги. Да и сегодня разные направления ортодоксии дают противоположные ответы на главные вопросы современности. «Протоколы сионских мудрецов» фальшивка еще и потому, что наши мудрецы ни о чем договориться бы не смогли, против любого мнения кто-нибудь бы восстал. Пример тому — дискуссии школ Гилеля и Шамая или Гемары.

Впрочем, все это наше диссидентство имеет и солнечную сторону. Скромный работник патентного бюро из Берна отверг ясную ньютоновскую картину мира и перевернул мир науки. Таким же путем прошли создатели психоанализа, художественных направлений, научных школ. Сегодня, во времена экономического кризиса, инновации израильской экономики делают ее одной из успешнейших в мире. Наше достоинство — недоверие к истинам — это продолжение наших недостатков.

А что же политика? Приняв за последние сто лет в целом либеральную социал-демократическую картину мира, евреи, как положено диссидентам, начинают отказываться и от нее. Виднейшие противники либерализма в США — евреи: лидер республиканцев в Конгрессе Эрик Кантор, влиятельнейший публицист Чарльз Краутхаммер, популярные радиоведущие Денис Прегер, Майкл Медведь. Возникает антилиберальное движение и среди студентов. Комментатор Майкл Барон сообщил, что американцы моложе 30, в 2008 году проголосовавшие 2:1 за Обаму, сегодня проголосовали бы 3:1 против него. В либеральнейшем Беркли еврейский студенческий союз исключил недавно из своих рядов антиизраильскую группу J Street.

Аналогичная ситуация в Израиле. Опрос, проведенный для немецкого Friedrich Ebert Foundation, показал, что молодые израильтяне политически значительно консервативнее своих родителей и профессоров.

Евгений Замятин писал когда-то о перевороте 1917 года: не бывает «последней» революции, после этой придет следующая. То же с политическими исканиями евреев — после «романа» с либерализмом (социал-демократией) приходят иные взгляды.

Ироничная диалектика — чтобы прийти к здравым взглядам, нужно до этого иметь иные.

Источник: Еврейский мир

Метки:

Читайте также