Левая, правая где сторона?
Фото: mnenia.zahav.ru
Левая, правая где сторона?

На "русской улице" оживление. Известный журналист, обозреватель Девятого канала по арабским вопросам, колумнист Jerusalem Post и Washington Post Ксения Светлова заняла 21-е место в списке Сионистского лагеря - пока лидирующей, согласно опросам, партии на предстоящих парламентских выборах в Израиле. 

С чем идет нынешняя оппозиция на выборы 17 марта, - в эксклюзивном интервью с будущим депутатом Кнессета. 

- Ксения, вы единственная "русская" на реальном месте на всем левом фланге израильской политики.  Почему отношения с репатриантами складываются у левых столь непросто и  чьей вины здесь больше? Выходцев из СССР/СНГ, упорно смотрящих направо, или партийной элиты, не нашедшей ключа к сердцам русскоязычных?

- Сразу хотелось бы подчеркнуть, что Сионистский лагерь, то есть блок Партии труда и а-Тнуа, - это не левый фланг*. Просто в израильской политике в последние годы происходит резкий сдвиг вправо, что мы видим на примере "Ликуда", который из правоцентристской и либеральной превратился в крайне правую политическую силу.  Поэтому мы - скорее центристы, а не левые.

- Известно, что каждый новый центристский проект в Израиле терпит крах из-за ключевого вопроса израильской политики - отношения к арабо-израильскому конфликту, который четко делит общество на левых и правых. Вы профессиональный арабист, знаете язык, ментальность и поведенческие стереотипы соседей Израиля. Не обманываем ли мы себя надеждами на возможность мирного урегулирования в кратко- и среднесрочной перспективе?

- Мы верим в необходимость мирного урегулирования с палестинцами, но… не любой ценой. Среди людей, баллотирующихся вместе со мной в Кнессет, есть и боевые летчики, и генералы, да, собственно, сама Ципи Ливни много лет проработала в Моссаде - все эти люди не понаслышке знакомы с проблемами безопасности Израиля. Именно поэтому мы убеждены, что необходимо инициировать процесс урегулирования, а не ждать, пока его нам навяжут. Конечная цель - установить постоянную и защищаемую границу Израиля и сохранить еврейское большинство ради нашего будущего как еврейского демократического государства. Нынешняя ситуация, на мой как арабиста взгляд, способствует тому, что между морем и Иорданом скоро будут проживать два равных по численности народа - около 6,5 млн евреев и столько же арабов. Рано или поздно палестинцы потребуют реализации своих политических и социальных прав в нашей стране - и это станет концом мечты о еврейском демократическом государстве. Поэтому только в отделении от территорий, на которые сегодня не распространяется суверенитет Израиля, кроется решение проблемы.  Мы не собираемся отдавать кому-то Маале-Адумим и крупные поселенческие блоки, но, на наш взгляд, лагерь беженцев Шуафат не является частью Иерусалима, как и КПП Каландия, который также включен в муниципальную зону, а Шхем или Хеврон - это не те города, в которые Израилю следует вкладывать свои ресурсы, заботясь о благосостоянии их жителей.  Я рада, если им будет хорошо, но они сами о себе позаботятся, пусть это будет их проблема, а не наша - есть достаточно стран, готовых помочь будущему палестинскому государству.      

- Если даже предположить установление прочного мира с Махмудом Аббасом на основе идеи двух государств для двух народов, то остается сектор Газа, где продолжает править ХАМАС. Эта проблема имеет решение?

- К сожалению, правительство Биньямина Нетаниягу сделало все возможное, чтобы увековечить власть ХАМАСа в Газе.  Ведь именно правительство, повторяющее, что оно не будет говорить с ХАМАСом, ведет с ним переговоры и освобождает террористов, которые возвращаются к своему ремеслу.  Напомню, что когда принималось решение по сделке Шалита, Ципи Ливни была против освобождения террористов, за что проголосовал кабинет Нетаниягу.

Проблема Газы не исчезнет, если заметать ее под ковер. С одной стороны, надо усилить позиции умеренных, и это реально, с другой - продолжать борьбу с террором и его причинами.  Но регулярная - раз в 1,5-2 года - война с Газой - это не выход из положения.  Просто, видимо, нынешнее правительство не очень заинтересовано в свержении режима ХАМАСа. А с ним можно бороться.  Так, например, в тюрьмах на Западном берегу содержатся сотни лидеров и боевиков Исламского движения - председатель ПА Махмуд Аббас (Абу Мазен) в этом смысле делает свою работу.    

- Насколько далеко Сионистский лагерь готов зайти в контактах с Абу Мазеном?

- Никто из нас не идеализирует Абу Мазена - он не друг, а потенциальный (подчеркиваю - потенциальный) партнер по переговорам. А пока стороны находятся в состоянии конфликта, он, скорее, враг. При этом нужно понимать, что мир заключают именно с врагами.  Подписывать мирный договор с друзьями - это картинка из идеального мира, в котором я тоже хотела бы жить. Но реальность иная. Израиль сегодня сидит на скамье отверженных (или, если хотите, наказанных), поскольку последовательно отказывается от мирных инициатив, ничего не предлагая взамен. В глазах всего мира мы выглядим как государство-изгой. Это печальная ситуация, нельзя восстанавливать международное сообщество против себя - Израиль небольшая страна, всегда нуждавшаяся в поддержке извне, начиная с голосования в ООН в 1947 году.

Настало время взвешенной внешней политики, пора избавиться от иллюзий, что нам удастся договориться с арабским миром в обход палестинцев, как предлагают некоторые израильские политики.  Мол, давайте решим все проблемы с Дубаем без Рамаллы. Так не получится - говорю это как арабист, как человек, интервьюировавший многих арабских лидеров, в том числе Арафата и шейха Ясина. Договариваться все-таки придется со всеми  и желательно, чтобы это происходило на основе Арабской мирной инициативы**.    

- Где лично для вас пролегают красные линии в вопросах национальной безопасности?

- Красные линии - это переговоры с террористами и переговоры под огнем. Красные линии - это демонтаж крупных поселенческих блоков. Совершенно понятно, что они должны быть аннексированы Израилем, и формула по обмену территорий с палестинцами обсуждалась уже не раз. Поэтому об эвакуации поселенческих блоков и речи быть не может, что, в общем-то, понимают и в Рамалле.

- А что может предложить Сионистский лагерь русскоязычному избирателю в социально-экономической сфере - не на уровне демагогии и популистских лозунгов?

- Что касается репатриантов - и нынешних, и будущих, то у нас есть четкая экономическая программа, разработанная ученым с мировым именем, профессором Мануэлем Трахтенбергом. Программа эта касается в первую очередь пенсионеров и малоимущих - свыше 2 млн наших сограждан живут за чертой бедности, особенно остро эта проблема стоит перед пожилыми израильтянами и репатриантами. Речь идет о возведении социального жилья, повышении пособий по старости, льготах для пенсионеров - буквально только что прошло заседание с участием лидеров блока - Ицхака Герцога и Ципи Ливни, - где поднимались эти вопросы.  В ближайшее время я встречаюсь с профессором Трахтенбергом, чтобы обсудить специфические проблемы пожилых репатриантов, которым страна должна обеспечить достойную старость.

Между прочим, нынешнее правительство в 2011 году на волне социальных протестов, приняло рекомендации комиссии Трахтенберга по выходу из кризиса.  И что? Из 140 утвержденных пунктов частично реализованы 60, а из 29 рекомендаций по жилищному вопросу - всего 9.

- Не могу не спросить о личных мотивах принятого решения идти в Кнессет. Судьба страны, желание перемен - все это правильные слова, но в чем вы видите свою персональную задачу в новом парламенте? И как представляете себе своего избирателя? Чем он отличается, например, от избирателя НДИ или репатрианта, голосующего за "Ликуд", где сильны позиции "русских" Элькина и Эдельштейна?

- У демократии свои законы, поэтому мне дорог любой избиратель - и тот, кто много лет поддерживал "Ликуд" или НДИ, теперь, разочаровавшись, может отдать нам свой голос. Таковы правила игры - кто обещает и не выполняет, в конце концов, теряет мандаты.

Меня в эти дни многие поздравляют с решением присоединиться к Сионистскому лагерю - успеха желают и молодые, и пенсионеры, и репатрианты, и коренные израильтяне. Это естественно, ведь, во-первых, еще один парламентарий представит в Кнессете интересы русскоязычной общины. Во-вторых, люди, знакомые с моей работой - а я не только журналист, но и исследователь, заканчиваю докторат в Еврейском университете - знают, что я могу принести немало пользы и в плане решения региональных проблем. Я не ищу легкой жизни в политике, как не искала ее в журналистике.

- За последние полтора десятка лет вы побывали, наверное, во всех горячих точках Ближнего Востока…

- Это правда - я проработала на палестинских территориях - в Рамалле, Шхеме, Дженине, лагерях беженцев, в том числе в секторе Газа - в течение всей второй интифады, вплоть до смерти Арафата. Начало войны в Персидском заливе встретила в 40 милях от берегов Ирака, на американском авианосце, с палубы которого взлетали самолеты, бомбившие Багдад. Освещала убийство Рафика Аль-Харири и перипетии Кедровой революции в Ливане, работала в Сирии в 2005-2006 годах, в Ливии, когда там должна была начаться Перестройка, в Египте - в период восстания на площади Тахрир в 2011 году и в 2013-м, когда свергли президента-исламиста Мурси, потом были Иордания, страны Северной Африки. Так что представление о горячих точках я имею и не жду, что зал пленарных заседаний Кнессета окажется более комфортным местом…         

*Как известно, часть арабских граждан Израиля потребовали от руководителя Сионистского лагеря Ицхака Герцога сменить название возглавляемого им и Ципи Ливни движения, поскольку оно якобы оскорбляет чувства арабских избирателей.

В ответ на это Ицхак Герцог заявил: "Мы являемся настоящими сионистами. Название нашего движения отражает ценности, важные для движения и наш порядок приоритетов. Сионистский лагерь, - это новая сильная партия центра, появление которой отвечает чаяниям людей, для которых важно процветание сильного Израиля и ценности истинного сионизма, уважение и равенство прав для всех граждан страны. Если этот путь или название движения кого-либо не устраивают, - они могут голосовать за другие партии".

**Арабская мирная инициатива - принята Лигой арабских государств (ЛАГ) в Бейруте 28 марта 2002 годa. Направлена на достижение всеобъемлющего мира с Израилем и окончание конфликта при условии отступления Израиля с оккупированных им в 1967 году территорий (включая Голанские высоты) и признания им Государства Палестина на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа со столицей в Восточном Иерусалиме. В обмен на это арабские страны обязуются подписать мирный договор с Израилем, обеспечивать безопасность для всех государств на Ближнем Востоке и отвергать все требования палестинцев, выходящие за рамки данной инициативы. Инициатива была поддержана всеми арабскими странами и председателем Палестинской aвтономии Махмудом Аббасом, но отвергнута ХАМАСом. В Израиле, согласно опросу 2013 года, 55% респондентов "под­дер­жа­ли ини­ци­а­ти­ву по­сле то­го, как им бы­ла разъ­яс­не­на ее суть".  

counter
Comments system Cackle