Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+30+21

Мнения

А
А

О праведниках, чьи тела не подвластны тлену

Хорошее образование, участие в подпольной сионистской организации могли бы обеспечить ему успешную карьеру. Но история распорядилась иначе.

Eliyahu_Hakim_251
Фото: Wikipedia

2 января Элиягу Хакиму исполнилось бы 90 лет. Он мог оказаться одним из нескольких тысяч достигших этого преклонного возраста жителей Хайфы, куда его родители перебрались из Бейрута еще в самом начале 30-х годов прошлого столетия. 

Происхождение из состоятельной семьи, хорошее образование, участие в подпольной сионистской организации и служба в британской армии, вполне вероятно, могли бы обеспечить ему успешную военную и государственную карьеру, а также почтенную старость в окружении любящих потомков. Но история распорядилась иначе. 22-го марта 1945 года двадцатилетний Элиягу Хаким был повешен на одной из центральных площадей Каира, а затем похоронен на окраине городского еврейского кладбища. 

*** 

Уолтер Эдвард Гиннесс, лорд Мойн, британский министр по делам Ближнего Востока, в полдень 6 ноября 1944-го как обычно направился на обед из офиса, расположенного в самом центре Каира, на свою загородную виллу. У ворот дома, прямо в машине, он был застрелен. Вместе с ним был убит и шофер, оказавший сопротивление. Находившиеся в автомобиле секретарша и адъютант не пострадали. 

Нападавшие, двое молодых людей, попытались скрыться, но были задержаны случайно оказавшимся поблизости полицейским, открывшим по ним стрельбу. Юноши посчитали недопустимым для себя стрелять в египтянина, не имевшего отношения к британскому правительству, и были схвачены. 

Убийство лорда Мойна было направлено против британской власти, но не против Египта и его народа. Об этом сообщили на суде 19-летний Элиягу Хаким и его 23-летний напарник Элиягу Бейт-Цури, члены подпольной еврейской организации «Лехи» («Борцы за свободу Израиля»). 

Несмотря на противодействие египетских властей, на которых, в свою очередь, давили британцы, молодым людям удалось привлечь к суду внимание всего мирового сообщества. В зале суда Хаким и Бейт-Цури заявили, что политика, проводившаяся британцами в Палестине, препятствововала спасению европейских евреев и тормозила становление еврейской государственности. 

Убийство министра по делам колоний - высшего британского чиновника, постоянно находившегося в регионе - руководство «Лехи» планировало с 1941 года, но отказывалось от проведения акции, пока этот пост занимал гражданин Австралии. Лишь в январе 1944 года, когда в должность вступил британец, лорд Мойн, началась подготовка к операции. 

Лорд Мойн, один из самых влиятельных британских политических деятелей того времени и личный друг Уинстона Черчилля, был в глазах еврейского ишува знаковой фигурой. Лорд имел репутацию друга арабских националистов, последовательного противника сионизма и одного из инициаторов жесткой политики в отношении въезда евреев в Эрец Исраэль. В годы Холокоста Палестина оказалась фактически закрытой для еврейских беженцев из Европы. Лорда Мойна обвиняли в частности в том, что он нес личную ответственность за гибель почти 800 пассажиров болгарского судна «Струма» с еврейскими беженцами на борту, которое не было допущено в Палестину в конце 1941 года. 

Вся операция по ликвидации лорда Мойна была детально спланирована. Но появление полицейского и принципиальное нежелание причинять вред тому, кто не имел отношения к конфликту между евреями и Британией, в итоге привели к задержанию участников покушения. 

На суде оба Элиягу держались достойно. Египетское общественное мнение симпатизировало скорее обвиняемым, поскольку египтяне и сами отвергали британскую колониальную власть. Несмотря на влияние Лондона, у приговоренных к повешению был шанс на смягчение приговора. Однако буквально в те самые дни, когда вердикт должен был быть вынесен, пробритански настроенный премьер-министр Египта Ахмед Махир-Паша был застрелен египетским националистом. Это предрешило окончательное утверждение приговора в отношении убийц лорда Мойна. 

Ранним весенним утром Элиягу Хаким и Элиягу Бейт-Цури были повешены. Их тела, завернутые в талесы, были преданы земле в стороне от других могил. 

В 1975 году останки Хакима и Бейт-Цури, переданные Египтом Израилю в рамках соглашения по обмену пленными, были с военными почестями перезахоронены на горе Герцля в Иерусалиме, рядом с могилами других героев, отдавших жизни борьбе за независимость еврейского государства. 

Главный ашкеназский раввин Израиля Шломо Горен, один из организаторов торжественной церемонии перезахоронения, свидетельствовал об удивительном явлении, о котором впоследствии вспоминали и другие очевидцы. В момент, когда крышки гробов, прибывших из Египта, были открыты, собравшимся предстали лица молодых людей, не тронутые разложением, словно те умерли лишь несколько дней назад, будто в подтверждение известного талмудического выражения о «праведниках, чьи тела не подвластны тлену»... 

Легенду, которая, возможно, объясняет удивительную сохранность тел я слышал от египетских евреев, репатриировавшихся в Израиль в конце 40-х. По их словам, в ночь накануне казни в дом к заместителю главного раввина Египта Нисиму Охане постучал пожилой незнакомец. Человек, говоривший с раввином по-арабски, сообщил, что завтра ранним утром Охану вызовут власти, чтобы тот встретился с приговоренными перед повешением, а затем получил тела для предания земле.

- Откуда тебе известно, что приговор уже вынесен? - изумился раввин.

- Мои предки приняли истинную веру уже давно, но, хвала Всемилостливому и Милосердному, в семье не забыты древние знания, открывающие то, что спрятано, - туманно ответил тот. - Мне симпатичны эти двое смельчаков, принимающие смерть во имя свободы своих братьев, и хотя нашим народам предстоит долгая и жестокая война, я хочу сделать для них кое-что. Знай, раввин, всего через три года ваша мечта сбудется и вы возродите из руин свою страну. А через 30 лет вы похороните этих юношей в святом Эль-Кудсе. Я подскажу тебе, как сохранить их тела до того времени. 

Ошеломленный раввин внимательно выслушал подробные указания странного гостя, ушедшего незадолго до рассвета. Ранним утром Охана послал домочадцев на рынок, а сам в сопровождении действительно прибывших в его дом военных отправился в тюрьму, чтобы встретиться с осужденными перед казнью и проследить за обрядом похорон. 

Как научил его ночной гость, раввин добавил в оливковое масло, пряные травы, купленные утром, и жидкость из небольшого сосуда, оставленного таинственным другом. В этот раствор он окунул талесы, в которые затем обернули тела казненных перед опусканием в могилу. 

Раввин Нисим Охана скончался в 1962 году в Хайфе, не дожив до возвращения тел Элиягу Хакима и Элиягу Бейт-Цура в еврейское государство 13 лет.

Источник: Jewish.ru

Метки:

Читайте также