Правые, которых нет
Фото: Getty Images
Правые, которых нет

Все чаще в последнее время звучит мысль, что разделение израильской политики на правых и левых ушло в прошлое. При этом правая и левая идеологии не исчезли. Правую позицию выражает, например, Моше Фейглин с его лозунгом «одно государство для одного народа» и категорическим неприятием любых договоренностей с палестинцами. Но несмотря на то что Фейглин сам ликудовец и ссылается в своих заявлениях на хартию Ликуда, его взгляды далеки от официальной политики. Спор между нынешними правыми и левыми не в том, вести ли переговоры и отдавать ли территории, а в том, как и с кем вести переговоры и какие территории отдавать. Иными словами, уже нет никакой принципиальной разницы между лагерями, это лишь вопрос самоопределения и партнерства. Ликуд называет себя правым по традиции, а Нетаниягу заключает предвыборное соглашение с Беннетом, которого он прежде терпеть не мог, но не из-за близости взглядов, а потому что больше ему объединяться не с кем. 

Пока не известно, пойдут ли Ликуд и Еврейский дом на выборы единым блоком. Если же нет, то после выборов их пути могут и разойтись. Прогнозы обещают двум партиям около 40 мандатов, но при объединении списков это число сократится. Формирование блока, скорее, выгодно Ликуду – именно он в последнее время теряет электорат. Что касается избирателей Еврейского дома, то оттянуть их голоса может одна из религиозных партий – не случайно лидер отпочковавшегося от ШАС списка Эли Ишай пытается переманить к себе входящее в Еврейский дом движение «Ихуд Леуми». По последним данным, «Еврейский дом» все же избежит раскола, хотя до выборов может многое измениться. 

На сегодня правым предсказывают победу, но окончательный выбор избирателей будет зависеть от проекта будущей коалиции. Многие израильтяне не хотят видеть в правительстве религиозные партии и не будут голосовать за Ликуд и Еврейский, если станет ясно, что Нетаниягу делает основную ставку на харедим. 

Ключом к коалиции называют партию НДИ, и это ключ может открыть и правую, и левую дверь. Либерман, который раньше заявлял, что правее его только стенка, сегодня выдвигает мирную программу, предусматривающую территориальные уступки, и не отрицает возможность коалиционного союза с Аводой и «А-Тнуа». Схожий план урегулирования есть и у бывшего министра связи Моше Кахалона, чья партия позиционирует себя как центристская. 

Для Нетаниягу это болезненный удар со стороны Либермана. Даже если НДИ не войдет в коалицию с левыми, она сможет выставлять гораздо более жесткие условия для присоединения к правому правительству. Ликуду остается рассчитывать только на себя. На этом и построена его избирательная кампания, призывающая голосовать за Ликуд, а не распылять голоса среди «мелких» партий вроде НДИ. Одновременно Либермана обвиняют в полевении и капитулянстве, а главной угрозой для страны объявляется приход к власти лево-центристского правительства. 

Явно обнаруженный Нетаниягу страх перед соперниками – самый весомый фактор, ставящий под сомнение победу правых. Лозунг «Только не Биби», который недавно казался смешным, вдруг обретает силу. Сегодня возможно предположить самые невероятные сценарии – например, крупный успех НДИ и партии Кахалона, который позволит создать право-центристское правительство без Ликуда и во главе с Либерманом. Хотя реальнее предположить, что блок Авода и «А-Туна» согласится на сотрудничество с Биби, и этот странный союз будет называться правительством национального единства. 

Ликуд, между тем, решил обратиться к социальной тематике и обнародовал новую экономическую программу, состоящую из двух популистских предложений: отменить НДС на базовые продукты питания и увеличить подарок для демобилизованных солдат. Возможно, Нетаниягу вспомнил, что в 1996 году именно солдатские голоса позволили ему обойти на выборах Шимона Переса. Экономисты отнеслись к этой программе скептически – она потребует дополнительного миллиарда шекелей в год. Да и простые люди уже убедились в опасности таких обещаний: чтобы положить деньги в один карман, их нужно взять из другого. И в чем разница, если оба кармана принадлежат избирателю? 

Но несмотря на все минусы правых партий, они сохраняют популярность из-за тревожной обстановки в сфере безопасности и внешней политики. Многие считают, что Нетаниягу делает недостаточно для защиты Израиля, но другая власть может делать еще меньше. Этих опасений в сочетании с социально ориентированной программой было бы достаточно для успеха правых, если бы не одно но. Те, кто символизирует правый лагерь, за редким исключением, либо не вызывают доверия у общества, либо не пользуются популярностью в массах. Народ Израиля наверняка мечтал бы проголосовать за правые партии с социальным уклоном – но не за те, что есть у него сейчас.

counter
Comments system Cackle