Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+18+13

Мнения

А
А

Йегуда Глик: "Пока им удается нас изгонять отсюда, они будут делать это"

Волнения арабской молодежи в Иерусалиме стали уже почти привычным делом. А после операции "Несокрушимая скала" в Газе они повторяются почти каждую пятницу

glik
Фото: 9tv.co.il

Это интервью взято у раввина Йегуды Глика 13 октября, за пару недель до того, как житель Восточного Иерусалима совершил покушение на его жизнь. Сейчас состояние Глика остается тяжелым, но стабильным. Ему сделали две хирургические операции, но, возможно, со дня на день его уже отключат от аппарата искусственного дыхания.

Итак, программа "Герой дня".

Волнения арабской молодежи в Иерусалиме стали уже почти привычным делом. А после операции "Несокрушимая скала" в Газе они повторяются почти каждую пятницу. В чем же причина того, что они никак не утихают? Об этом мы поговорим с общественным деятелем Йегудой Гликом, который добивается того, чтобы евреи могли свободно молиться здесь, на самом священном для иудеев месте.

Роман Янушевский: Йегуда, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Чем вы занимаетесь?

Йегуда Глик: Меня зовут Йегуда Глик. Я гид по профессии, но большую часть времени посвящаю деятельности в рамках инициативы под названием ЛИБА, на иврите "сердце". На самом деле это аббревиатура: "Свобода Евреев на Храмовой Горе". Я поощряю евреев, чтобы они восходили на Храмовую гору. Это самое святое место для еврейского народа. Точка устремления евреев на протяжении всей истории. У иудеев есть только одно и единственное святое место - Храмовая гора. Я бы сказал, что это ирония судьбы, хотя это далеко не смешно. Именно в единственном и самом святом для евреев во всем мире месте евреи лишены элементарных базовых прав - права свободы передвижения, права молиться. По сути, это место, которое свято не только для иудеев, но и всех, кто верит в святость Библии, к сожалению, захватила одна из таких религий, установив над ним свой контроль. И вместо того, чтобы эта святыня, общая для всех, стала центром для всего мира, где бы верующие провозглашали веру в единого Б-га, она превратилась в центр подстрекательства, распространения ненависти и террора. Фактически мы приучаем тех, кто установил там свой контроль, что евреев и христиан туда не допускают. Мы настолько забросили это место, что сегодня к каждому еврею, который идет на Храмовую гору, относятся чуть ли не как к герою. Я и мои друзья из других организаций, мы стараемся изменить эту реальность, чтобы евреи стали частью естественного пейзажа этого места и приучили всех к тому, что мы неотъемлемая часть это места и неотделимы от него. Это наша святыня.

Роман Янушевский: Почему в последние недели это место стало центром напряженности?

Йегуда Глик: Мы - евреи, живущие в еврейском государстве, ведем себя слишком милосердно. После 1967 года мы предоставили мусульманам свободу контроля над Храмовой горой. А в последние недели чем больше мы идем на уступки арабам, тем больше они поднимают шума. Затем они начинают просто вопить, сопровождают каждого еврея, посещающего Храмовую гору, швыряют в него все, что угодно. А в последние дни они бросают камни из мечети, что само по себе потрясающе.

Роман Янушевский: Но почему именно сейчас?

Йегуда Глик: Это далеко не только сейчас. В последние годы у них сложился обычай - как только происходит еврейский праздник, они устраивают беспорядки, чтобы полиция заявила, что ситуация взрывоопасна, давайте закроем туда доступ евреям. И они от праздника к празднику ведут себя все более хитроумно. В последнее время они уже бросали крупные камни, целые обломки скалы из мечети. Я не представляю себе, что происходило бы, если бы такие вещи выделывали в синагоге. А они оскверняют собственные святыни. Вчера, к сожалению, полиция спасовала и перекрыла доступ евреям на Храмовую гору. Но под утро она, слава Б-гу, взялась за ум, перекрыла доступ на Храмовую гору и блокировала мечеть. Так что евреи сегодня смогли посетить ее. Там побывало несколько сотен евреев, но я думаю, что полиция все еще побаивается делать то, что от нее требуется. А требуется - проводить аресты, действовать жесткой рукой, дать четко и ясно понять мусульманам, что если вы швыряете оттуда камни, мы перекроем вам туда доступ. У меня есть конкретное предложение. Так же, как есть святыня под названием Пещера Праотцев, где есть контакт между евреями и мусульманами, и там достигнута договоренность, почему нельзя и здесь договориться? Мы предлагаем эту договоренность, пытается ее провести через Комиссию Кнессета по внутренним делам, через депутатов Моше Фейглина, Мири Регев, Шули Муалем, чтобы добиться урегулирования наподобие того, что существует в Хевроне - когда непосредственные контакты между евреями и мусульманами на территории святыни предотвращены. Жаль, что приходится добиваться такого в Иерусалиме, который является символом мира, в том числе и для ислама. Очень жаль, что нет взаимного уважения между представителями двух религий.

Роман Янушевский: Как можно достичь такого урегулирования на практике? Что вы предлагаете?

Йегуда Глик: Все, кто понимает реалии происходящего на Храмовой горе, видит, что соприкосновение евреев и мусульман может быть взрывоопасным. Мы советуем сесть с мусульманским руководством за стол переговоров и сказать им - либо вы уважаете нас, а мы уважаем вас, либо мы перекрываем Храмовую гору на месяц-другой. Они быстро сообразят, что им это невыгодно. До тех пор, пока террор выигрывает от своих действий, он только усиливается. Мы видели в последние недели, что и во всем Иерусалиме - на Масличной горе, в кварталах Неве-Яаков, Шуафат, Хар-Шломо арабы позволяют себе швырять камни, бить стекла трамваев и ломать остановки. Этому надо положить конец. Если эти хулиганы не будут тяжко расплачиваться за содеянное, они станут только все больше и больше наглеть и распоясываться. Поэтому должна быть абсолютная нетерпимость к подобному поведению.

Роман Янушевский: Чем они объясняют свое поведение?

Йегуда Глик: Они говорят, что еврей, который молится на Храмовой горе, это провокатор, так как он оскверняет ее. Это просто смехотворно. А сами мусульмане на Храмовой горе играют в футбол. Каким образом молитва может быть провокацией? Что это за понятийный ряд, в котором молитва может играть такую роль? Но когда бросают каменные блоки в сторону молящихся, они не провокаторы. Их надо приучить к тому, что мы здесь. Пока им удается нас отсюда изгонять, они будут это делать. Они должны быть приучены к тому, что еврейский народ вернулся в свою страну, а центром ее является Сион, а это Храмовая гора.

Роман Янушевский: Что можно, а чего нельзя евреям на Храмовой горе сегодня?

Йегуда Глик: Еврей, особенно если он одет как религиозный еврей, но и христианин - ему тоже не позволяется молиться на Храмовой горе. Если не мусульманин молится на Храмовой горе, для них это провокация. Даже если он тихонько стоит в уголке. Да, вот сегодня утром 10-летний мальчик прошептал какую-то молитву, и его тут же оттуда вывели и отправили в полицейский участок. Потому что он якобы мог спровоцировать Третью мировую войну. Это же абсурд. Такое происходит ежедневно - евреев, поднимающихся на Храмовую гору, обыскивают, заглядывая даже в кошелек, чтобы у них там не оказалось листка с текстом какой-нибудь молитвы. Зачем христиане едут в Израиль? Потому что это единственное место, где вы можете раскрыть Библию и Евангелие и со священными текстами в руках пойти посмотреть, где все происходило. Так вот на Храмовую гору с Библией и Евангелием христиане прийти не могут. Более того, евреи и христиане ни на шаг не могут отклониться от выделенного для них на горе маршрута. Сплошные ограничения. А самое большое из них вот какое. На Храмовую гору ведут девять ворот, и все они круглосуточно открыты для мусульман. А для не мусульман только одни ворота открыты - три часа в сутки. Разумеется, в мусульманские праздники доступ на Храмовую гору для представителей других религий полностью перекрывается. По субботам она тоже закрыта. А в еврейские праздники мусульмане устраивают всевозможные провокации, чтобы полиция пошла на попятную и перекрыла Храмовую гору для евреев. Я горячо поддерживаю полицию за то, что она сделала то, что и должна была сделать.

Роман Янушевский: Но как такое стало возможным, это же территория Израиля, сердце его столицы?

Йегуда Глик: Да, эта территория находится под суверенитетом Израиля, но в 1967 году Израиль проявил щедрость, и Моше Даян передал административный контроль над Храмовой горой не военным, а мусульманам. С тем, чтобы они спокойно молились там. И тогда раввин Горен сказал, что со временем мусульмане заявят, будто это место принадлежит им. Кроме того, есть договор между Израилем и Иорданией, по которому последней передан некоторый контроль в религиозном плане над Храмовой горой. К сожалению, постепенно из чисто религиозного контроля он превратился в политический. Мы призываем правительство Израиля реализовать израильский суверенитет на Храмовую гору, перекрыть ее для доступа мусульман, пока дело не дошло до кровопролития. Не стоит доводить до этого. Давайте возьмемся за ум сейчас и решим эту проблему, пока не случилось нечто более серьезное.

Роман Янушевский: По сути, данный вопрос влияет и на ситуацию в соседних с Храмовой горой кварталах. Например, есть квартал Силуан, который в прошлом назывался по-еврейски Шилоах. На прошлой неделе одного из местных жителей, араба, зарезали соседи за то, что он продал дом евреям. Как такое возможно?

Йегуда Глик: Это действительно нетерпимая ситуация. Я не уверен, что все арабское население так считает, но те, кто доминируют на мусульманской улице, они не впитали элементарных понятий взаимного уважения и терпимости. В квартале Силуан есть участок, который называется "Град Давида", который в основном заселен евреями, и там евреи и мусульмане контактируют каждый день. Это может быть прекрасный символ сосуществования, но, к сожалению, находятся те, кто пытаются подстрекать к насилию. В результате любой, кто хотя бы в чем-то идет навстречу израильтянам и евреям, быстро понимает, что существует угроза его жизни. Более того, они сами не позволяют иерусалимскому муниципалитету построить там тротуары.

Роман Янушевский: Что значит "не позволяют"?

Йегуда Глик: Как только там появляется строительная техника, еще до начала работ, они уничтожают ее или всячески препятствуют работе. Им нравится выглядеть нищими и убогими, потому что они не готовы признать суверенитет - ни израильский, ни собственный. Израиль должен взять дело в свои руки. Мы утрачиваем контроль над этими местами. И, к сожалению, насилие оказывает все большее влияние. Жители иерусалимского квартала Гива Царфатит мучаются от этого. Две недели назад там сожгли автозаправочную станцию. На трамваи совершаются хулиганские нападения практически ежедневно. Израиль боится, что ситуация выйдет из-под контроля, но бездействие властей косвенным образом подталкивает их к насилию. От нас требуется дать четко им понять - мы отсюда никуда не уйдем. Тот араб, который хочет с евреями, ради Б-га, также как и евреи, желающие жить с арабами, если они могут себе позволить это. Но нельзя запугивать людей и нельзя бояться. Подобные посылы следует насаждать среди арабского населения. Нам нужно дать им понять - если не добром, так другими демократическими способами мы добьемся своего.

Роман Янушевский: Насколько мне известно, евреи, живущие в Силуане, - меньшинство, и все они религиозные. Это не случайно?

Йегуда Глик: Силуан - это арабская деревня. Ну а в "Граде Давида" евреи составляют большинство. И все больше и больше евреев сейчас селятся в других местах - и в Силуане, и в Старом городе, где живут 10 тысяч евреев и 40 тысяч арабов. Евреев становится все больше. Надо учиться жить вместе. Если они сами не научатся сосуществованию, мы должны их этому научить.

Роман Янушевский: Во все мире евреи молятся, повернувшись к Иерусалиму. В Иерусалиме же они молятся, повернувшись в сторону Храмовой горы. Будем надеяться на то, что однажды евреи и арабы смогут договориться по поводу молитвы на Храмовой горе. Но, судя по всему, ждать придется еще очень долго.

***

Кадры подъема депутата Кнессета Шулы Муалем на Храмовую гору через два дня после покушения на Йегуду Глика.

Источник: 9tv.co.il

Метки:

Читайте также