Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+21+14

Мнения

А
А

Как мы все съели "милки"

Кому-то важно сохранять израильскую идентичность в Израиле, а кто-то просто не считает возможным совершать очередную эмиграцию, покидая родителей в поисках лучшей доли.

yogurt_milki_berlin
Фото: Getty Images

Вот уже которую неделю я наблюдаю за динамикой реакций различных СМИ и блогеров по поводу нашумевшей истории со счетом из берлинского супермаркета.  Шоколадный мусс со сливками, аналог израильского "Милки",  стал символом этой истории, хотя на самом деле речь шла о возможности людей, часто с высшим образованием, купить жилье и обеспечивать себя и свою семью на месячную зарплату.

Оказалось, некто, кто, эмигрировав в Берлин из Израиля по рациональным причинам, не только не стесняется этого факта, но выступает открыто, громко заявляя о своем решении.

Первые реакции общественности поддерживали мнение автора, использовали пресловутый счет в качестве аргумента в дискуссии о разрушительной для страны экономической политике.  Вначале израильские комментаторы в СМИ и в социальных сетях  встретили с энтузиазмом экономический "вопрос ребром", словно берлинский счет привел к новому витку социального протеста недавних лет. Раздражение и тяжелое разочарование из-за невыполненных обещаний, которые дало правительство участникам социального протеста, в некоторой степени выплеснулись в СМИ и соцсетях. Тем более, что "новые берлинеры" - зачастую и есть те самые разочарованные участники социального протеста: молодые гуманитарии, люди искусства, в основном, светские израильтяне.

А затем произошло вот что: кривая реакций практически полностью сменила свое направление. Официальная реакция была, стоит отметить, весьма жалкой: и счет-то был из самого дешевого магазина в Германии, и вообще, автор-то уехал к фашистам-антисемитам да еще хвастается. Ишь, "Милки" ему не хватает - избалованное поколение. Как выразились бы в моем советском детстве: Мальчиш-Плохиш продался врагам за корзину печенья и банку варенья. Или на новый лад - национал-предатель.

Казалось бы, кто поддержит такую незрелую, такую болезненную официальную позицию? Но люди поддержали. Народ проглотил "Милки", не подавившись. Ведь если рассуждать о "шоколадном мусе со сливками", за которые продались потомки узников концлагерей Германии, то, действительно, правительство право: какая аморальная история!  А если рассуждать о проблемах уровня жизни, о дороговизне, о полном игнорировании премьер-министром социальных проблем, невозможности приобретения жилья, о подорожании продуктов питания, о многострадальном среднем классе, не говоря уже о социальных низах - то какое право правительство имеет апеллировать к Холокосту и к патриотизму, когда люди, особенно женщины с высшим образованием, получают зарплату в пять-шесть тысяч шекелей, и это у нас норма?  Когда старики (это известно мне из моего профессионального опыта социального работника ) сплошь и рядом выбирают между лекарствами и едой. Очень напоминает выражение Салтыкова нашего Щедрина: "Когда начинают часто говорить о патриотизме, значит - опять что-то украли!"

А если еще постоянно муссировать тему шоколадного мусса со сливками, то и проблема представляется надуманной и гадко неприличной. А инициатор, тот самый, которому здесь в Израиле уже не покупать помидоры с огурцами по 20 шекелей, но ему все равно небезразлично, и он сумел вызвать резонанс, вдруг, наоборот, вызывает широкую общественную антипатию. Налицо унылая картина -  новые берлинцы отнюдь не "продались за милки". Людям надоело бороться за что-то, на что никто не обращает внимание, а их гражданскую инициативу презирают.  Рыба ищет где глубже, а человек - где лучше . Разве это плохо? Разве сама репатриация в Израиль не была поиском лучшей жизни?

Это нас "развели на "Милки", уведя общественную дискуссию в сторону карикатур про "Милки и Холокост". Надо полагать, наше общество было задето за живое очень сильно, если реакция сразу началась с тяжелой артиллерии.

Кстати говоря, по-настоящему мощный многолетний отток израильтян в Канаду, в сущности, за тем же "милки" (т.е. за вменяемым соотношением образование- уровень жизни-зарплата-жилье ), или в Америку, или в Австралию не подвергается подобному остракизму. Более того, к этим эмигрантам сабры и репатрианты относятся с пиететом, считая их успешными или даже везучими людьми.

Как практикующий социальный работник в сфере здравоохранения,  я уже давно почти не встречаю стариков, у которых хотя бы часть детей не уехала в вышеотмеченные заокеанские дали.  Длительный релокейшин или временная эмиграция. А ведь, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Что примечательно, обычно эта категория эмигрантов вовсе не критикует Израиль, не так болезненно реагирует на нашу экономику и политику, а скорее поддерживает местную официальную политику со стороны.

По сути, речь идет об извечном конфликте:  патриотический нарратив против адаптивности. Кому-то важно сохранять израильскую идентичность в Израиле, а кто-то просто не считает возможным совершать очередную эмиграцию, покидая родителей в поисках лучшей доли. Причин может быть очень много. Мы все равно должны требовать от нашего правительства и от самих себя ответственности за социально-экономическое положение в стране. И пусть только нам не вешают "Милки" на уши.

Источник: Релевант

Метки:

Читайте также