Нельзя называть Гилада Шалита героем
Фото: Getty Images
Нельзя называть Гилада Шалита героем

Второй этап "сделки Шалита" был реализован на основе оперативных данных, полученных в тот момент, когда кабинет министров принял решение осуществить обмен палестинских заключенных на захваченного солдата. Я высоко ценю аналитические способности Нетаниягу и Барака, а поэтому склонен считать сделку по обмену Шалита жизненно необходимой.

Учитывая ту высокую цену, которую государство Израиль платит за освобождение солдата из хамасовского плена, ЦАХАЛ обязан извлечь уроки, касающиеся двух аспектов этой истории – морального и пропагандистского. Во-первых, следует пересмотреть тот "месседж", который армейские командиры передают своим подчиненным, солдатам срочной службы. Гилада Шалита называют "героем". Это, по-видимому связано с тем, что пленному солдату удалось выдержать нелегкие испытания в плену.

Между тем, этот посыл является довольно проблематичным. ЦАХАЛ обязан изменить этот посыл. Следует разъяснять военнослужащим, что в ходе боя может возникнуть ситуация, при которой солдат окажется в уязвимом положении – численное преимущество врага, нехватка боеприпасов, ранение, невнятная картина происходящего, связанная с условиями, сложившимися на поле боя. В большинстве случаев, несмотря на создавшееся положение, солдат обязан продолжать самоотверженно сражаться с врагом.

Слово "герой" в отношении Гилада Шалита, как и медийный "фестиваль", связанный с его возвращением, ведут к тому, что солдаты станут воспринимать капитуляцию и плен, как нормальный способ действий, соответствующий нравственным ценностям Армии обороны Израиля. Если спросить обычных израильских граждан, как звали командира танкового экипажа, погибшего во время захвата Шалита, большинство даже не вспомнят его имени.

Есть немало других бойцов, которые пали за родину в забытых боях израильских войн. Никто не помнит их имен потому, что их гибель не стала главной темой средств массовой информации, как это произошло в случае с Шалитом. ЦАХАЛ обязан ясно заявить, что попадание в плен не является героизмом.

И ешё. Штаб по борьбе за освобождение Гилада Шалита, включая артистов, представляющих левый лагерь, подчеркивает тот факт, что именно общественное давление на правительство привело к реализации обменной сделки. Общественное давление было основной причиной, по которой правительство пошло на освобождение из израильских тюрем 1027 палестинских террористов, включая тех, кто замарал руки кровью.

Это фактически означает, что в армии существует две категории военнослужащих: те, чьи семьи имеют связи и способны подключать в своих целях СМИ, воздействовать на политиков. И те, кто подобных связей не имеют. Если в плену окажутся солдаты "со связями", за их освобождение развернется мощная борьба. Если в плен попадут "обычные" солдаты, за них никто не будет бороться. Подобного рода посыл несет в себе колоссальную опасность для армии.

Одед Тира, "Маарив"

counter
Comments system Cackle