Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+14+11

Мнения

А
А

Харедим, которых вы не знали

Я просто не могу оставаться спокойной, когда всех харедим называют в нашей прессе "неработающими паразитами". Кто не работает? Мне хочется волоком притащить этих людей в мой район.

ortodox_family
Фото: Getty Images

Не надо чинить то, что не сломано. Нужно лишь поддержать процесс, который уже идет, и поощрять шекелем или льготами тех, кому уже не надо платить пособия.

Я просто не могу оставаться спокойной, когда всех харедим называют в нашей прессе "неработающими паразитами". Кто не работает? Мне хочется волоком притащить этих людей в мой район. Здесь никто не живет за счет других. В моем доме живут дизайнер, учителя, офисные работники и инструктор по плаванию, повар и певец. Я знаю финансистов, художников, маклеров, адвокатов, музыкантов, социальных работников, психологов, садовников, механиков и электриков – все харедим. Они учат Тору каждый день – в свободное время. Наш педиатр зачесывает пейсы за уши, и сидит на работе сутками, так как детей тут столько, что земля под ними гудит. Почти все врачи у нас – харедим, и медсестры тоже. Каждую неделю несколько беременных женщин не успевают доехать до больницы, и роды у них принимают парамедики – харедим, "в полном прикиде".

Учителя зумбы и прочих телесных радостей у нас в спорт-комплексе, представьте себе, тоже харедим. Одна по совместительству – профессор истории в Еврейском университете, еще одна – 43-х летняя мать 7 детей и бабушка двух внуков, выглядящая не старше 30, с идеальной фигурой атлета. И таких много. Очень многие женщины делают карьеру, и видят своих очень многочисленных детей от силы пару часов в сутки. Дома – полный порядок, еду готовят по ночам. Да, матери-героини. Да, я бы тоже усомнилась, прочитав это где-нибудь.

В нашу синагогу ходит молиться бывший физик-ядерщик, работавший когда-то в НАСА. Сейчас он работает где-то там… на работе, о которой не особо распространяется.

Я уже не говорю о владельцах и работниках пекарен, парикмахерских, магазинов, автомастерских, таксистах и сантехниках. Совсем святые работают ритуальными резниками (шохетами), переписчиками мезуз и свитков Торы, которые продаются за неплохие деньги (свиток Торы стоит 20 тысяч долларов, не зря в синагогах ставят сигнализацию). Женщины преподают, шьют, продают, открывают частные ясли — работают почти все. Хотя бы по нескольку часов в день.

Но тут есть одно большое "но". Дело в том, что в нашем районе живут репатрианты. Израильтян очень мало, меньше половины жителей. Израильские харедим живут в других районах, соответственно, там работает гораздо меньший процент населения. Часто они создают собственную мини-экономику, со смешными ценами на услуги. Частные уроки по 30 шекелей. Только тихо, не рассказывайте Налоговому управлению! А то все захотят так жить: в дикой нужде, без парков и кружков, в районах, где дети играют просто на асфальте. Зато проблем с наркотиками и алкоголем у них нет… По крайней мере, они в это свято верят – те, кто знает, что есть такая вещь, наркотики.

Важно знать, что есть исключения. У нас чистый, ухоженный район. Здесь живут американцы, французы, англичане, южно-африканцы, аргентинцы, и совсем немножко "наших". Репатрианты работают врачами и профессорами. Они получили образование за границей, или до того, как стали харедим. А дети их учатся в обычных израильских "хейдерах", где довольствуются "математикой для маколета". Именно в таком "хейдере" я имела честь видеть учителя математики, который не знал слова "задачи", и учителя английского, державшего книгу вверх ногами. На иврите эти учителя говорят с сильным идишским акцентом, безграмотно, и вряд ли могут научить детей- репатриантов внятно излагать свои мысли. Когда бабушки-дедушки в Америке отправятся в мир иной, а родители выйдут на пенсию, врачевать тут будет некому. Эти дети не получают "багрут", не учат даже самый элементарный английский ( если он у них, конечно, не родной), никаких наук, никакой истории с географией. При этом их родители честно зарабатывают свой хлеб, масло, виллы и "мерседесы", платят налоги и дают щедрые пожертвования, как это принято у американцев. Надо сказать, что многие нанимают частных учителей и заставляют детей сдавать экзамены экстерном.

Сдвиг в этом направлении есть, люди начинают понимать, что дальше так продолжаться не может: открываются курсы, колледжи, программы повышения квалификации. Одновременно идет и обратный процесс – еще большего устрожения. Кто победит, неясно. Было бы замечательно, если бы государство вмешалось в этот процесс, но тихо, без барабанного боя, фанфар и "последних китайских предупреждений", и помогло бы людям выйти на рынок труда, получить профессию, при этом не ведя себя, как слон в посудной лавке. Как говорят те же американцы – не надо чинить то, что не сломано. Нужно лишь поддержать процесс, который уже идет, и поощрять шекелем или льготами тех, кому уже не надо платить пособия.

Источник: Релевант

Метки:

Читайте также