Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+29+26

Мнения

А
А

Почему ликвидация тоннелей ХАМАСа в Газе не началась год назад?

Что бы произошло отдай Биньямин Нетаниягу приказ о начале наземной операции в Газе еще год назад?

04.08.2014
Источник: Курсор
GettyImages

Что бы произошло отдай Биньямин Нетаниягу приказ о начале наземной операции в Газе еще год назад? Приказ о внезапной операции с целью ликвидации туннелей? Мне трудно понять, почему он не сделал этого, имея информацию о многолетнем строительстве стратегических туннелей, предназначенных для атаки на израильских граждан. Почему он не сделал этого, понимая, что жители населенных пунктов, расположенных рядом с сектором, находятся в смертельной опасности.

Ответ прост. Нетаниягу прекрасно понимал, что если он начнет операцию, общество расправится с ним самым жестоким образом. На него обрушились бы удары со всех сторон, его растоптали бы на месте, обвинив в разжигании войны. Ведь все было как бы прекрасно до недавнего времени.

Тишина, спокойствие, туристы, израильский юг в цвету. Чем плохо? И вдруг глава правительства начинает военные действия, направленные на ликвидацию туннелей в Газе – хотя ХАМАС соблюдает перемирие. Израильский юг в огне, ракетные обстрелы Гуш-Дана, удар по туристической отрасли. И что хуже всего – гибель солдат в ходе столь неожиданной и ненужной военной операции.

Поскольку Нетаниягу понимал, что в подобной ситуации он будет главным обвиняемым и возможно потеряет премьерское кресло, то решил ничего не предпринимать. И только ранним утром в четверг 17 июля, когда 13 террористов вышли из туннеля в 150 метрах от забора кибуца Суфа, только тогда, и ни минутой ранее, он отдал приказ о начале наземной операции в Газе.

Но это еще не все. За день до этого Нетаниягу утвердил договоренность о 5-часовом прекращении огня с ХАМАСом, которое должно было вступить в силу утром 17-го июля. Эта передышка должна была стать прологом к полному окончанию операции. О ликвидации туннелей никто не говорил.

Иными словами, если бы ХАМАС не отправил в Израиль 13 террористов, согласился бы на прекращение огня и соблюдал бы эту договоренность, ЦАХАЛ не вошел бы в Газу, и 32 туннеля остались бы в целости и сохранности. Продолжилось бы строительство новых подземных сооружений – без лишнего шума под чутким руководством Мухаммеда Дефа. Строительство продолжалось бы до тех пор, пока туннели не достигли бы столовой кибуцников. И тогда, в одно ужасное утро, террористы вышли бы наружу. О том, что произошло бы далее, я даже не хочу думать.

Так не ведет себя национальный лидер. Подобное поведение соответствует уровню посредственного политика, который боится потерять свое министерское кресло. Такой политик принимает решения, подсчитывая возможные политические дивиденды и убытки. Больше всего его волнует, как его действия отразятся в опросах общественного мнения. Однако для того, чтобы руководить страной подобным образом, достаточно поставить в иерусалимской канцелярии главы правительства сверхсовременный компьютер. Нет необходимости в живом, думающем человеке, который, будучи лидером нации, зачастую должен совершать непопулярные шаги, рисковать своим статусом.

Не меньшее отчаяние вызывают и министры, которые в течение девяти дней, предшествовавших началу наземной фазы операции, не переставали болтать в телестудиях о ракетной угрозе. Ни слова про туннели. И вдруг – внезапно – 17 июля, на десятый день войны, они дружно сменили пластинку. Туннели, туннели, туннели. Ни слова о ракетах. Ни одной оригинальной идеи, ни одной смелой мысли.

Все знали об этой угрозе. Нетаниягу знал. Министры тоже знали. Ведь армия входила в Газу несколько раз в течение последних лет. С 2004 года ЦАХАЛ пытается разработать технологические средства обнаружения и ликвидации туннелей – пока безуспешно. Так как же могло случиться, что Нетаниягу стремился завершить операцию к 17 июля – в то время, как туннели, оборудованные современной техникой, оставались нетронутыми, а часть из них уже достигала границы с Израилем?

Несмотря на то, что я хотел бы завершения этой войны, чтобы сохранить жизнь людей по обе стороны границы, считаю, что нельзя прекращать операцию до тех пор, пока не будет разрушены все стратегические туннели – все до единого.

«Гаарец»

Читайте также