Польские помидоры, Кобзон и третья мировая война
Фото: mnenia.zahav.ru
Польские помидоры, Кобзон и третья мировая война

В среду латвийские СМИ обошел ужасающий рассказ о польских помидорах и огурцах, которые якобы моментально наводнят Латвию и уничтожат местных овощеводов, потому что Россия, очевидно, в отместку за санкции Европейского союза запретила импорт польских овощей.

Это мелкое побочное явление происходящего в данное время тектонического сдвига геополитических сил всего лишь гипотетическое (зачем полякам именно в Латвию направлять предназначенные для российского рынка овощи?), но оно хорошо иллюстрирует некоторые важные проблемы политики и отношения, когда нужно искать решение в связи с вызванным Кремлем кризисом.

Рассказ об убийственной для латвийских овощеводов оккупации польских помидоров, похоже, привлек больше внимания общества, чем заявление генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена в тот же день о том, что Россия нарушила договор от 1988 года о запрете ядерных ракет средней дальности, о чем днем ранее проинформировало правительство США. И, возможно, тема овощей заинтересовала даже больше, чем опубликованные на портале dеlfi.lv "тревожные мысли" лидера "Центра согласия" Яниса Урбановича по поводу того, что министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс запретом на въезд в страну для Иосифа Кобзона и еще двоих "деятелей искусства" из России провоцирует или, по меньшей мере, приближает третью мировую войну.

И тревога Урбановича, и томатный апокалипсис и размахивание ядерной дубиной со стороны России являются частью большого рассказа о войне Кремля против Запада. Гипотеза о вторжении помидоров – простая, и поэтому наглядная иллюстрация того, насколько далекоидущими и трудно прогнозируемыми могут быть последствия любых действий в этой войне. Это также иллюстрация противоречивого естества европейцев, в том числе и латышей, когда общие цели сталкиваются с сиюминутными интересами собственного кармана.

Танки без прицелов

В минувший вторник министры иностранных дел ЕС договорились о так называемых санкциях третьей фазы против России. В дополнение к уже введенным санкциям второй фазы, которые предусматривают запрет на въезд и замораживание средств конкретных лиц, новые санкции уже являются "секторальными" – направленными на финансовую, оборонную и энергетическую отрасли российской экономики.

Эти санкции намного серьезнее не только предыдущих, но и многих прогнозов. С учетом того, насколько сложно договориться об общих действиях всем 28 странам ЕС, способность прийти к согласию о таких санкциях, которые неизбежно повлияют и на экономики тех, кто их вводит, действительно впечатляет. В особенности потому, что новый этап санкций согласован с объявленными в тот же день санкциями США против России.

Санкции ограничат для российских банков доступ на финансовые рынки Европы и США (по подсчетам Bloomberg, российские фирмы лишатся доступа к финансовым ресурсам в размере 447 миллиардов евро, в результате чего, как полагают эксперты, в этом году в экономике России ожидается нулевой рост). Прямым ответом на действия России на Украине является запрет ЕС на новые инвестиции в Крыму и дополнение "черного списка" связанных с агрессией лиц.

Санкции введены также в отношении экспорта в Россию технологий в сфере разведывания и добычи нефти, что в долгосрочной перспективе может привести к серьезным последствиям для конкурентоспособности России в энергетике. Однако это пока не распространяется на сектор добычи газа, который чрезвычайно важен, в том числе и для Европы.

Еще нагляднее компромиссы по санкциям видны в ограничениях на торговлю оружием. Санкции ЕС предусматривают эмбарго на продажу оружия России, это относится, в том числе и к так называемым товарам двойного назначения. (Насколько серьезно такой запрет повлияет на военные способности России, можно увидеть по конкретной расшифровке некоторых конкретных товаров. К примеру, Франция производит оптические прицелы для новейшего российского танка Т-90 и электронные системы для боевых самолетов МИГ, а европейские фирмы Thales и Eads выпускают компоненты для российских шпионских спутников). Тем не менее, запрет будет распространяться на будущие сделки, и Франция сможет продать России два десантных корабля класса Mistral (которых может хватить, чтобы оккупировать страны Балтии, предупреждают аналитики).

Очень красноречив состав включенных в "черный список" лиц. Среди них – самые приближенные лично к Путину миллиардеры "внутреннего круга".

Всего пару недель назад дипломаты ЕС шутили между собой, что страны-члены блока никогда не смогут договориться о санкциях "третьего уровня" и останутся при "2,999". Уничтожение малазийского пассажирского самолета над восточной Украиной существенно изменило настрой политиков ЕС. Хотя принятые санкции немного мягче тех, которые предусматривались в разглашенном ранее рабочем варианте, они все же значительно жестче, чем можно было прогнозировать. Уже нельзя сказать, что Европа только лает, но не кусает.

Помидоры или империя?

Вернемся к вторжению польских помидоров. С начала агрессии России на Украине и аннексии Крыма мы постоянно сетовали на неспособность Европы ответить на создаваемые Россией новые угрозы для нашей безопасности чем-то более существенным, нежели "озабоченность" и "осуждение". Как только последовал серьезный ответ, главной темой обеспокоенности стало влияние направленных против России санкций на нас самих, к тому же, такое влияние, которого, возможно, не будет.

Вопрос фактически простой – можно ли съесть пирожок и сберечь его? Ответ тоже простой – нельзя приготовить омлет, не разбив яйцо, как сказал о влиянии санкций на экономику стран ЕС премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

Логичен и следующий вопрос: возможно ли уменьшить вред, который санкции могут причинить нашей экономике? Ответить на это сложнее.

Прямые убытки производителей и экспортеров, которые возникнут в связи с сокращением объема торговли и, вполне возможно, с контрмерами России, непосредственным образом компенсировать нельзя. Правительство Латвии не может из денег налогоплательщиков погасить убытки овощеводов, нельзя изолировать Латвию от общего рынка ЕС и нельзя также компенсировать ущерб для ориентированного на российский рынок бизнеса. Точно так же, к примеру, правительство Германии не оплатит убытки Siemens, Adidas, Volkswagen и других компаний, которые бьют тревогу по поводу влияния санкций на их бизнес, а вместе с этим – на экономику Германии и всего ЕС.

Правда, это ответ на краткосрочную перспективу. С точки зрения долгосрочной перспективы, именно Латвия может быть хорошим примером преодоления последствий связанных с экономикой России потрясений. В 1998 году вызванный российским дефолтом масштабный экономический кризис поставил точку под мечтаниями о "безграничном рынке России" и заставил быстро переориентировать торговлю, в которой до сих пор доминировала Россия, на страны ЕС. Вряд ли многие будут оспаривать то, что в результате Латвия только выиграла.

В этой связи главный ответ на вопрос о том, как избежать влияния санкций ЕС на сам ЕС, звучит так: уменьшить зависимость от России. Возможно, способность ЕС договориться о санкциях даже важнее, чем прямое воздействие этих санкций на экономику России и ЕС. Это свидетельствует о серьезном повороте в мышлении творцов политики – бизнес с Россией плохой, или, по меньшей мере, это рискованный бизнес, который в долгосрочной перспективе принесет только убытки.

Но за экономическими калькуляциями не нужно терять смысл и цель санкций, а именно: остановить агрессию России на Украине и не допустить начатого Путиным демонтажа послевоенного устройства Европы. И здесь не годится "томатное" мышление на краткосрочную перспективу, мол, ничем эти санкции России не повредят, она одолжит деньги в Азии и продолжит громить. Или, как дает понять Урбанович, для партии которого "центральным" является договор с путинской "Единой Россией", и как предупреждают некоторые другие: будучи загнанным в угол, Путин может стать еще агрессивнее, поэтому надо как-то "по-хорошему" позволить ему выйти из ситуации с почти неиспорченным имиджем. А Латвии, как минимум, не следует выделяться репрессиями против важных в России авторитетов. Иначе, мол, начнется третья мировая война.

Возможно, Путин действительно довел конфронтацию с Западом до такой стадии, когда можно только или признать поражение и отступить, или продолжать эскалацию конфликта. Поведение правителя Кремля после того, как был сбит малазийский самолет, свидетельствует о том, что он выбрал второе. Это в ближайшее время может существенно увеличить риски для безопасности в мире. Но на долгосрочную перспективу у Путина нет шансов победить в гонке вооружений с Западом. Хотя бы потому, что просто не хватит денег, когда российская экономика начнет ощущать неизбежное влияние санкций, несравнимо более широкое и глубокое, чем то, с которым могут столкнуться латвийские овощеводы.

Вынудив европейских политиков отказаться от иллюзий о взаимовыгодном сотрудничестве и уделить серьезное внимание как экономической, так и военной безопасности своих государств перед лицом возможной российской агрессии, Путин действительно ускорил значимые геополитические перемены на Европейском континенте. Это будет не холодная и не третья мировая война. Это будет конец Российской империи. Любые недолгие по времени потери для тех, кто выращивает в Латвии огурцы, и для других прямо или опосредовано связанных с Россией предприятий в долгосрочной перспективе окупятся с очень большой лихвой.

Айварс Озолиньш, "IR", Латвия

Перевод: Лариса Дереча

counter
Comments system Cackle