О палестинском единстве
Фото: Getty Images
О палестинском единстве

Решение руководства ПНА во главе с раисом Абу-Мазеном о создании правительства национального единства с ХАМАСом - вопрос внутрипалестинский. Проблема в том, что если уж вы живете за чужой счет – а ПНА без финансовой и инфраструктурной поддержки Израиля, как и без дотаций США, ЕС и прочих международных структур и организаций, существовать не может, - разумно не кусать кормящую руку: она может перестать кормить. А в случае Израиля еще и отвесить неблагодарному клиенту оплеуху.

Отношения с Израилем тут особенно показательны, поскольку личную безопасность руководства ПНА (и в первую очередь – безопасность Абу-Мазена) обеспечивают не многочисленные палестинские, а израильские спецслужбы. Точнее, без их прикрытия он дня не проживет – и прекрасно об этом осведомлен. Показательные инциденты, когда в рамках его борьбы с соперниками личная охрана раиса бросала его, и ему приходилось передвигаться по Рамалле без нее, казалось бы, должны были его в этом убедить.

Судя по заключенному с Газой соглашению, высшее руководство ПНА уверено в том, что израильтяне и «мировое сообщество» при любом раскладе никуда не денутся. Что логично, с учетом его опыта переговоров с Израилем и «коспонсорами мирного процесса» - в первую очередь США и ЕС. То ли оно решило сдать дела ХАМАСу – благо, тому деваться некуда. Блокада сектора со стороны Египта в рамках проводимой Каиром на Синае контртеррористической операции закрыла каналы тоннельной контрабанды, с Ираном ХАМАС рассорился из-за того, что предал Асада, а у Турции и Катара свои проблемы и им не до того, чтобы брать на себя финансирование анклава.

Не исключено, что Абу-Мазену нужен повод для разрыва переговоров с Израилем, но он хочет, чтобы это произошло по израильской инициативе – вдруг кто-то из спонсоров «мирного процесса» продолжит давать Рамалле деньги. Там, где речь идет о миллиардах долларов, позволительны любые ходы. Проблема в том, что палестинское руководство загнано в угол. Оно не собирается и никогда не собиралось подписывать с Израилем финальные соглашения. Создание палестинского государства – в каких угодно границах, для него означает катастрофу. Но признать это оно не может – и признавать не будет.

Соответственно, оно так и поступает: тянет время, совершает тактические ходы, за счет которых заставляло «мировое сообщество» оказывать давление на Израиль, отказывается от переговоров, соглашается на переговоры, ставит Иерусалиму условие за условием. Стараясь, чтобы они максимально противоречили приемлемым для него параметрам – не дай Б-г было поставить условия, на которые Израиль мог бы согласиться.

Попутно Рамалла решает свои проблемы с конкурентами в палестинском лагере, зачем и выдвигает требования в отношении прекращения строительства израильских поселений. Опасность их не в «увековечении оккупации», а в том, что строительство поселений, осуществляемое палестинскими подрядчиками, а также сотрудничество палестинцев с поселенцами в промышленных зонах, создало независимую от дотаций, разрешений и лицензий, получаемых по каналам ПНА, палестинскую экономику. Чего не может себе позволить ни один режим такого типа – неподконтрольные деньги создают элиту, которая от него не зависит, и рано или поздно может претендовать на власть.

То есть вопрос существования израильских поселений и их сотрудничества с жителями палестинских населенных пунктов для Рамаллы есть вопрос о власти – первый и главный. Решиться в пользу ПНА он не может: создание поселений в Иудее и Самарии такой же естественный процесс, объясняемый не политическими, а экономическими факторами, как строительство коттеджных поселков в Московской области. В итоге палестинская экономика, связанная с Израилем, но не зависящая от ПНА, уничтожение которой в свое время заняло у Арафата немало времени и сил, восстанавливается растущими темпами.

Допустить это Абу-Мазен и его коллеги (палестинское руководство представляет собой «террариум единомышленников») никак не могут. Решить с Израилем спорные вопросы – о границах, статусе Иерусалима, беженцах и отказе от поддержки терроризма, не могут. Построить на месте клептократии, которой руководят, что-либо нормальное, не способны – да и не хотят. В конце концов, львиная доля средств, которые ПНА выделяют спонсоры, вот уже 20 лет исчезает в неизвестном направлении – и трудно представить, что те, кто ей руководят, не знают, куда именно.

Если все ходы в перечисленных выше направлениях для Абу-Мазена или изначально исключены, или приведут к его ослаблению и потере им власти, договоренность с ХАМАСом для него логична. Она переводит его конфликт с Израилем в новый формат, давая шанс действовать по принципу «плохой – хороший следователь». Обещания, что палестинское объединение признает Израиль, ему лично ничего не стоят – отказаться от них, свалив вину на израильтян, можно всегда. С другой стороны, есть шанс на налаживание каналов финансирования от спонсоров ХАМАСа, которым неудобно давать тому деньги напрямую. В том числе Турции и Катара, являющихся союзниками США – что осложняет их прямые отношения с Газой.

С израильской точки зрения объединение «партнера по мирным переговорам» с врагом еврейского государства означает крах «процесса Осло» – окончательный и необратимый. В какой мере действующее политическое руководство страны будет готово и способно разрубить гордиев узел отношений с ПНА, ликвидировав эту структуру, покажет время. Проблема не в том, чтобы понять, что делать с палестинцами – хотя большого желания взваливать на себя восстановление у них инфраструктуры и нормального управления у Израиля нет. Главное – что делать с израильскими политическими деятелями, которые втянули свою страну и весь мир в эту авантюру.

Как следствие, пока единственным реальным исходом из ситуации, которую Израиль, палестинцы и «мировое сообщество» получили вследствие хода Абу-Мазена, может стать кантонизация палестинских территорий, о которой периодически говорит глава МИД Израиля Авигдор Либерман. Начнется она, скорее всего, с христианских анклавов.

Мир в любом случае меняется – о чем свидетельствует кризис государственности на Украине. Территориальные потери одних и приобретения других стран, смена моделей управления и подвижка границ – не новое явление в истории человечества. Ликвидация неудачного проекта ООН, с заменой его на что-либо менее пафосное, но работающее на деле, вряд ли обострит текущую ситуацию. Благо, очень уж давно напрашивалось.

counter
Comments system Cackle