Союз мяча и орала
Фото: Getty Images
Союз мяча и орала

Депутаты-первогодки сильно напоминают беспризорников. Эти салажата - извечные мальчики и девочки для битья, и если в израильской армии с дедовщиной успешно борются, то наш Кнессет просто рассадник дедовщины. А хочется законодательно блеснуть, изобрести свой проект, никоим образом не затрагивая Закон о государственном регулировании, бюджет, кто ж им дасть. Прозвучать трудно, потому что первогодки предыдущих призывов, вернее, созывов, уже перепахали все законы самых зачуханных и провинциальных штатов, и не только американских, но и бразильских или индийских, не говоря уже о немецких землях. Помню, один такой молодой предложил отделить особым значком чистых от нечистых, депутатов от пресс-секретарей и прочих полупочтенных и праздношатающихся по нашему высокому собранию.

Получив кресло, юноша начинает бешено обдумывать житье и искать профессиональное поприще, некий конек, где он будет выглядеть достойно. Настоятельно рекомендую старый проверенный принцип: все лучшее - детям!

Эти долгоиграющие лозунги хороши и на время избирательной кампании, и по достижении победного результата.

Одно время роман «Двенадцать стульев» вышел из моды, стали цитировать других авторов. А ведь бессмертные строки вовсе не утратили своей актуальности:

- Граждане! - сказал Остап, открывая заседание. - Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания - она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем.

Из беспризорников ришонской амуты «Мигдаль Ор» вышел Стас Мисежников и поднялся до министра туризма.

С трудных русскоязычных подростков начинал Зеэв Элькин, бакалавр и магистр Еврейского университета (видно, дразнили его вонючим русским и забирали завтраки), а поди ж ты, стал и председателем ликудовской фракции, и председателем комиссии Кнессета, председателем правящей коалиции, а теперь работает действующим заместителем министра иностранных дел. Это тебе не по карманам тырить! По-пацански вел себя, когда Шагал отказался признать геноцид армян. Так ему и сказал:

- Попишу и уеду в Харьков!

Но уехал Шагал, и не в Харьков, а в Минск послом. Скоро из тюрьмы вернется Хачик, купит тебе, Йосик, новый мячик.

Свой старый Шагал оставил Алексу Миллеру, который в двух каденциях занимался старшим отделением (старшему отделению в «Республике ШКИД» полагались горбушки).

Так ему и карты в руки - в прошлом председатель объединения студентов в академическом колледже «Орт Тель-Авив», заместитель председателя израильского объединения студентов, председатель штаба молодого поколения партии «Наш дом - Израиль», член комиссии по правам ребенка в Кнессете 17-го созыва.

Думой о детях перманентно озадачено наше министерство просвещения, переходящее, как флаг, из одних коалиционных рук в другие. Помню двух дам-антиподов во главе этого ведомства. Юли Тамир с красной, вернее, зеленой чертой в школьном учебнике и Лимор Ливнат с ее линейками, подъемом флагов, барабанным боем и патриотическим воспитанием. Новая метла в последние годы приходит со своим веником или совком - генеральным директором. Настоящим посмешищем в Минпросе была Ронит Тирош, близкая подруга Ливнат, пока не разругались. Эта дама была неспособна выучить структуру министерства, запомнить его управления и отделы и на всю критику отвечала истерической руганью и слезами. Выплакала себе место в Кадиме и ушла на партийную работу. Там, в тогдашней партии власти, прослыла главным специалистом по вопросам образования. Слава нашла героиню.

Когда приходит новый министр со своими далеко идущими планами, работники министерства начинают молиться о досрочных выборах. Наконец, пришел со своей реформой Гидеон Саар и долго обживался. Первое время министерство трясло, но как-то приноровились, вышли из клинча с профсоюзом учителей, осторожно занялись качеством преподавания, подготовкой учителей, привлечением специалистов из других отраслей.

Саар был специалистом по победным реляциям, но многое и делал, а главное, не мешал работать. Первая каденция ушла у него на ознакомление и первые осторожные шаги, но вторые не последовали, по коалиционным соображениям и под нажимом Лапида пришлось уступить место раввину Шаю Пирону с его новой революционной реформой. Я не специалист, но работники министерства в очередной раз взвыли, а учителя взялись за головы. А главное, коалиция стоит так крепко, что надежд на досрочные выборы ждать не приходится. А чего ждать нашим детям?

Министр абсорбции Софа Ландвер заявила, что реформа системы просвещения, предложенная Шаем Пироном, может иметь негативные последствия для школьников-репатриантов, в особенности для старшеклассников. Главным недостатком реформы Софа Ландвер считает то, что результаты экзаменов на аттестат зрелости станут основным критерием для приема в вузы. Она считает, что плохое знание иврита ставит школьников, недавно приехавших в страну, в изначально неравное положение со сверстниками, убеждена, что после проведения преобразований репатрианты по-прежнему будут вынуждены сдавать психометрические тесты, а полученные ими оценки будут ниже среднестатистических, так как семьи репатриантов не имеют возможности оплатить дорогостоящие курсы подготовки к сдаче тестов.

Первыми кинулись спасать знамя части «Еш атид» первогодки Константин Развозов и Рина Френкель. Развозов заявил: «Репатрианты из стран бывшего СССР всегда были и будут примером стремления к успеху, несмотря на все трудности. Это правда, что школьникам-репатриантам непросто влиться в израильскую систему образования, но нашей первостепенной задачей является не "выбивание" для них различных скидок, а создание в школах атмосферы, которая поможет им достичь максимального успеха. Я и Рина Френкель, как депутаты партии "Еш атид", находимся в центре развития событий, и мы всегда готовы вмешаться, чтобы защитить интересы новых репатриантов в целом и школьников в частности».

Не надо, Костя, защищать интересы наших детей и создавать очередной «Союз меча и орала».

Я дам тебе парабеллум, вернее, стартовый пистолет, и займись ты тем, в чем понимаешь, нашим многострадальным спортом. Скандалами в федерациях, уходом спортсменов, нищетой тренеров, убогой базой. После каждой олимпиады, каждого чемпионата нашего министра спорта Лимор Ливнат не пинает только ленивый. Писали, что Ливнат прислушалась к твоим советам и дала деньги. Подробный отчет прочитать можно? Мы опубликуем.

А что до школьной реформы, то знакомые учителя, директора школ и работники министерства образования поднимают меня на смех:

- О каких реформах можно говорить, если в классе 40 учеников!

Источник: Глобус
counter
Comments system Cackle