Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+25+19
Иерусалим
+26+14

Мнения

А
А

"Грязные еврейские б***и!", или Добро пожаловать в антисемитский Париж

Палестинский народ был превращен в объединяющий фактор глобального антисемитизма во всей Европе.

04.04.2024
Источник:Детали
Пропалестинская демонстрация в Париже. Фото: Getty Images / Oleg Nikishin

8 марта в столице Франции группа людей решила принять участие в уличной акции в поддержку прав женщин. Они хотели напомнить об израильских заложницах и жертвах насилия. Всего в "женском марше" шли около 120 тысяч человек, кто за что: за права иранок, за равенство в зарплатах, против гендерной дискриминации и т. п. Людей с портретами заложников набралось всего 200-300 человек. Но именно они стали объектом агрессии.

Марш охраняли 28 тысяч полицейских. Часть манифестантов несли палестинские флаги и скандировали "Палестина будет жива, Палестина победит". Именно они в какой-то момент напали на людей с портретами израильских заложниц.

"Сионисты - убийцы!"

Разрешение на участие в марше за права женщин было получено заранее. "Согласовывали долго, потому что организаторы марша, левые правозащитники, не очень любят Израиль", - рассказала "Деталям" парижанка, профессор Университета Новой Сорбонны Яна Гриншпун.

Яна Гриншпун. Фото: courtesy photo

- На женскую колонну с портретами заложниц начали нападать сначала вербально, а потом пошла и физическая агрессия. Они кричали: "Сионисты - фашисты! Сионисты - убийцы! Грязные еврейские б***и!" Колонну, несущую портреты израильских заложниц, защищали охранники местной еврейской общины - они окружили наших женщин стеной. Это ведь не первый случай физической агрессии… Полиция же начинает вступать в дело, только когда начинается "нарушение общественного порядка". И вот, когда в людей с портретами заложников полетели бутылки, полиция вмешалась и… предложила или переместить "произраильскую" колонну в хвост марша, или вывести ее из марша вообще на соседнюю улицу.

Почему они убирают их, а не пропалестинских хулиганов? На этот вопрос ответа нет. Наверное, им просто легче увести в сторону никого не атакующих евреев, чем агрессивных крикунов, которые (и это очень важно подчеркнуть) обозначили свои намерения еще до начала самой акции. Об этом свидетельствует их переписка в соцсетях, попавшая в руки еврейских организаций. Для них участие было даже не акцией в защиту мирных жителей Палестины, нет, они пришли именно для того, чтобы напасть на еврейскую колонну.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Тех участниц, что держали плакаты и скандировали "ХАМАС - убийцы!", попросили израильскими флагами не размахивать, чтобы не мешать общественному порядку и не провоцировать толпу. Но палестинские флаги нести никто не запрещал. Это, по мнению полицейских, не провокация.

Шестнадцатая республика

- То, что во Франции сильны антиеврейские настроения, не новость, - объясняет Яна Гриншпун. - Эта страна давно уже, исторически, разделена надвое - „за Дрейфуса" и „против Дрейфуса".

Антиизраильские настроения тут начали расти после победы Израиля в Шестидневной войне. В ноябре 1967 года Шарль де Голль выступил со знаменитой речью, которую можно считать поворотной в отношении Франции к Израилю: он сказал, что израильтяне - народ высокомерный, который всех презирает и считает, что непобедим. И что евреи превратились в угнетателей, после того как долгое время были угнетенными… Хотя мы-то, в отличие от французов, помним, с чего началась та война.

Заодно в 1967 году де Голль отвернулся и от США. Он решил стать союзником Советского Союза. Соответственно, стало поощряться все, что появлялось в советской прессе. Дипломаты часто говорили в те годы, что Франция стала "шестнадцатой советской республикой", поскольку вся советская идеология прекрасно в нее внедряется.

Помимо этого, 1960-е годы - время выхода Франции из Северной Африки. В 1962 году завершилась война за независимость в Алжире, и с тех пор Париж не устает каяться: мы виноваты, мы вас колонизировали, все ваши несчастья - дело наших рук. А 1968-й - год так называемой студенческой революции, не обошедшейся без антисемитских лозунгов, поскольку евреев приравняли к представителям авторитарного государства, воплощавших все империалистские буржуазные ценности. Вся эта риторика очень стара - мы, выходцы из Советского Союза, знаем ее наизусть.

Поверх этого в последние десятилетия антисемитизм левого толка подпитался антисемитизмом исламским, разогретым идеологами "Братьев-мусульман": в их сценарии палестинцы представлены жертвой сионистского империализма. Так палестинский народ был превращен в объединяющий фактор глобального антисемитизма во всей Европе. И университеты питаются именно этой идеологией. "Палестинизм" - новая религия светских университетов, затмившая собой все социальные движения в вузах.

Привычка обвинять Израиль в геноциде тоже давняя. Помните режиссера Жан-Люка Годара? Он очень любил сравнивать Голду Меир с Гитлером. И даже снял фильм Ici et ailleurs ("Здесь и там"), где их портреты чередуются…. Что же касается откровенного антисемитизма, то ни один французский еврей не забыл выступления премьер-министра Раймонда Барре, заявившего после взрыва в синагоге на улице Коперника в 1980 году: "Это нападение хотело ударить по евреям, которые шли в синагогу, а ударило по невинным французам".

Еще один фактор - борьба с расизмом, которая переросла в тезис, что все беды угнетенных меньшинств происходят от белого человека. А супербелый человек - это еврей, сионист и израильтянин. Для многих европейцев эти три слова означают одно и то же. Этот дискурс родился в Латинской Америке, а именно - в философии деколониализма Энрике Дюсселя, Вальтера Миньоло и Рамона Гросфогеля. Но последователи сделали микс из этих идей и исламской идеологии. Третий мир и мусульмане объединены в этой идеологической конструкции в образ меньшинств, угнетенных западной культурой, - а об угнетении арабов собственными режимами в арабских странах никто не говорит, об этом знают только специалисты.

Молодежь всегда хочет справедливости и ищет повод за нее бороться. Новым поколениям школьников и студентов внушили, что они белые колонизаторы. И, хотя колонизации как таковой уже не существует, мусульмане Франции считают себя по-прежнему колонизированными. Этот воображаемый статус передается по наследству, примерно как статус "палестинского беженца". И, конечно, апогеем колониального режима XX века являются евреи, которые, как тут любят говорить, "украли" землю у арабов. Этот официальный нарратив знает вся молодежь, поскольку он отражается в учебной и "научной" литературе.

Однажды моим детям в школе посоветовали словарь имен собственных. Я открыла его на названии "Иерусалим". Там Иерусалим - столица Палестины, евреи считают его столицей своей страны - Израиля. Но на самом деле, уточняет словарь, Израиль нарушил конвенцию, по которой Иерусалим должен был обладать интернациональным статусом. И это - официальный словарь очень уважаемого издательства Le Robert junior, рекомендуемый всем ученикам французских школ.

"Сионисты совершили погром 7 октября"

Волонтеры ЗАКА в кибуце Кфар-Аза. Фото: Getty Images / Alexi J. Rosenfeld

Возле университета я вижу студентку, закутанную в палестинский флаг. Спрашиваю ее: "Что вы рекламируете?" Она в ответ: "Мы тут боремся с завоевателями". - "А где завоеватели?" "Завоеватели - это евреи, сионисты, которые украли землю у арабского народа и совершили страшный погром 7 октября".

Я попросила рассказать подробнее, и девушка отослала меня на политбеседу с более подкованным соратником. Молодому человеку я представилась - кто я и откуда (еврейка, израильтянка и сионистка). Он мне открытым текстом, но очень вежливо сообщил: мы хотим, чтобы все сионисты убрались к себе.

- А куда это - к себе? - спрашиваю.

- Вы же по виду ашкеназка. Вот убирайтесь к себе.

- Как это? Куда?

- Ну, вы откуда приехали?

- Ниоткуда.

- Значит, ваши родители откуда-то приехали.

- А что по поводу тех евреев, которых арабские страны выгнали в 1948-1950 годах, там происходили страшные погромы?

- Все эти погромы организовал "Моссад".

- Молодой человек, где вы учитесь?

- Я студент Сорбонны, учусь на вторую степень по истории… У сионизма были большие связи с нацизмом, и, соответственно, это две абсолютно схожие организации.

- С чего вы это взяли?

- Жаботинский сказал, что всех арабов нужно убить.

- Я хорошо знаю большинство текстов Владимира Жаботинского, вы можете дать мне ссылку на подобные слова?

- Я это где-то слышал.

- Вы слышите голоса?

- Я не помню точно, но вы же согласитесь, что Теодор Герцль говорил: с антисемитами нужно поддерживать отношения.

- Как называется это произведение Теодора Герцля, которое вы читали?

Он не смог ответить. Наверное, тоже услышал на каком-нибудь уроке современного ревизионизма. Парень - араб, говорил со мной по-французски, наверное, французский гражданин. Яркий представитель местной университетской элиты…

Во Франции есть "закон Гейсо" (закон № 90-615 от 13 июля 1990 года, направленный на пресечение любых расистских, антисемитских или ксенофобских действий. - Прим. "Деталей"). Но он существует только на бумаге.

Читайте также

Такое впечатление, будто мы не в Париже, а в Одессе или Кишиневе времен погромов

Среди напавших на женщин, вышедших с портретами израильских заложниц на марш 8 марта, были как арабы, так и коренные французы - их давно и успешно обрабатывают. Я занимаюсь анализом этого антиеврейского дискурса уже очень много лет. Такого, как сегодня, не было никогда. Иногда, послушав, что говорится в университете, я начинаю думать, что мы сейчас находимся в Германии 1930-х, или в Одессе и Кишиневе перед погромами 1903-1905 годов.

В человека в кипе могут плюнуть, его могут оскорбить, ударить, и никто его не защитит. Антисемитизм - уже не салонные беседы, а настоящая агрессия к евреям. Что дальше, не знаю. Вроде пока еще существует прослойка просвещенных французов, которые на нашей стороне. Не потому что они нас очень любят, а потому что понимают: евреи - их защита от исламистов.

Недавно пожилого еврея сильно избил араб. Напавшего послали на психиатрическую экспертизу. Каждый раз такое пытаются прикрыть психиатрией. И пока дело касается евреев, никто особо не дергается. Вот когда дело коснется "невинных французов"…

- Вы сами-то не боитесь?

- Нет. С 7 октября ношу большую звезду Давида на шее. Никогда не носила подобные вещи, потому что у нас университет светский, преподавателей просят соблюдать нейтральность. Но о какой такой нейтральности может идти речь после 7 октября? Я чувствую себя как на войне. А на войне бояться - значит, проиграть.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке