Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Лидер "Еврейского дома" отвергает инициативу Либермана

Беннет прокомментировал заявления, сделанные Либерманом, а также поделился своей оценкой ситуации.

bennet
Фото: mnenia.zahav.ru

Министр экономики Нафтали Беннет (лидер партии "Байт Иегуди" – "Еврейский дом"), который также возглавляет министерство по делам религий, дал интервью NEWSru.co.il. Он прокомментировал заявления, сделанные главой НДИ Авигдором Либерманом, а также поделился своей оценкой ситуации как на внешнеполитической, так и на внутриполитической арене. 

Можно ли говорить, что Израиль проиграл кампанию против заключения соглашения с Ираном?

Не стал бы утверждать, что она проиграна. Это длительная кампания, которая идет с переменным успехом уже десять лет. Договор, который был подписан на днях, плох. Но теперь нужно сосредоточиться на нескольких вопросах. Первый из них – что произойдет через шесть месяцев, что, по мнению американцев, будет считаться приемлемым вариантом постоянного соглашения?

С точки зрения Израиля, хороший договор должен предусматривать ликвидацию инфраструктуры создания ядерного оружия. Плохой договор лишь остановит сам процесс. В случае ликвидации производственных мощностей Ирану потребуется около трех лет, чтобы создать ядерную бомбу. Если этого не произойдет – речь идет о периоде в шесть недель.

Во-вторых, нужно задуматься и о том, что будет, если постоянное соглашение заключено не будет, как возобновить санкции и даже ужесточить их. Нужно также помнить, что есть и другие средства, помимо дипломатии и разъяснительной работы. Могу заверить граждан Израиля: что бы ни произошло, правительство сможет их защитить.

Почему не назвать эти "другие средства"? Ведь ясно, что речь идет о военном ударе по Ирану.

Не думаю, что стоит выступать с воинственными заявлениями. Наша позиция ясна. Израиль способен себя защитить и в случае необходимости сделает это. В этом никто не должен сомневаться.

Увязано ли это соглашение с тем, что происходит в сфере палестино-израильского диалога? В СМИ распространилась версия о том, что США теперь проявят гибкость в подходе к строительству на спорных территориях…

Особой связи здесь нет. Вообще, значение палестинского вопроса сильно преувеличено. Создается впечатление, что он влияет на судьбы мира. Этот конфликт насчитывает уже 120 лет и, судя по всему, продлится еще долго. Не стоит надеяться, что в ходе нынешних переговоров произойдет прорыв, и Махмуд Аббас с ХАМАС признают Израиль как еврейское государство. На мой взгляд, нужно стремиться к налаживанию отношений на местах, развивать совместные экономические проекты, а не подпитывать ложные иллюзии.

Представители "Еш Атид", которых вы недавно называли "братьями", утверждают, что мирный процесс может стать причиной изменений в коалиции. Министр науки Яаков Пери заявил недавно, что в правительстве есть место или для "Еш Атид", или для "Еврейского дома".

Он имеет на это полное право. Если ему так плохо в коалиции – он может из нее выйти. Наше пребывание в правительстве принесло немало пользы – в том, что касается экономики, хайтека, борьбы с дороговизной жизни, религиозных реформ. Так что я не вижу причин выходить из коалиции. Что до Яакова Пери – его никто там не держит.

А ваши отношения с Яиром Лапидом? Они по-прежнему братские?

Отношения между нами хорошие. Мы встречаемся еженедельно. Но между нами немало разногласий. Он стремится к созданию палестинского государства, я считаю, что это бредовая идея. Создать на территории Израиля еще одно государство, которое станет базой террористов – не самая лучшая мысль. Он также выступает за уголовное преследование ультраортодоксов, уклоняющихся от призыва. Мне кажется, что это лишь обострит ситуацию – есть и другие рычаги влияния, в первую очередь, экономические санкции. Однако точек соприкосновения между нами значительно больше, и я рад этому партнерству.

Что вы думаете о предложении министра иностранных дел Авигдора Либермана объединить "Еврейский дом" и "Ликуд Бейтену"? Название для такого блока лежит на поверхности – "Наш еврейский дом Ликуд".

Этого не произойдет. "Еврейский дом" пользуется все большей поддержкой, в том числе – и среди репатриантов из бывшего СССР, и среди традиционных избирателей "Ликуда". Мы партия со своим лицом, еврейская и патриотическая. "Еврейский дом" выступает против создания палестинского государства, мы голосовали против освобождения террористов.

"Ликуд Бейтену" – за создание палестинского государства, большинство их министров поддержали освобождение террористов. Различия между нами настолько велики, что объединение невозможно. Кстати, с нами никто об этом не говорил. Но, в принципе, этот вопрос на повестке дня не стоит.

Как на ситуацию в коалиции повлияет победа Ицхака Герцога на праймериз в "Аводе"? В последнее время немало говорят о том, что для того, чтобы достичь прогресса на переговорах с палестинцами, необходимо в коалиции заменить "Еврейский дом" на "Аводу".

Это пустые разговоры. Я не женат на этом правительстве и не родился министром экономики. Не думаю, что кто-то серьезно говорит о том, чтобы заменить "Еврейский дом" на "Аводу" и ШАС. Пусть каждый спросит себя, что хорошо для Израиля, и нужно ли нашему народу вступление в правительство "Бужи" Герцога, Мейрав Михаэли, Шели Яхимович, Арье Дери и Эли Ишая. Но даже если это произойдет – это еще не конец света, да и гибелью Израилю это не грозит.

Мы уже говорили о вашем партнерстве с "Еш Атид". В последнее время у "Еврейского дома" появился еще один партнер – "А-Тнуа". Вы проводите совместные реформы в религиозной сфере и одновременно противостоите друг другу в том, что касается переговоров с палестинцами. Нет ли в этом противоречия?

С каждым днем я все больше осознаю, что в политике, чтобы добиться реализации планов, нужны союзники. В таких областях, как объединение раввинатов, закон о гиюре, закон ЦОХАР мы нашли возможность для сотрудничества. Ципи Ливни действительно уверена, что сможет достичь мира с палестинцами. Мне это не мешает. Когда мы вошли в коалицию, то знали, что и она, и Нетаниягу, и Лапид стремятся к созданию палестинского государства. Поскольку эта цель недостижима, я ничего не имею против собственно переговорного процесса. Когда она вернется с мирным договором – поглядим.

Религиозные реформы превратили "Еврейский дом" в объект резкой критики ультраортодоксов. 

Это очень больно. Но как бы мне ни было жаль тех, кто стал жертвой промывки мозгов, реформы будут доведены до конца. Политикам, которые все это организовали, мешает, прежде всего то, что они остались в оппозиции. Но общественность должна знать: 32% первоклассников – ортодоксы. У меня нет с этим проблем при условии, что ортодоксы будут работать и служить в армии.

Недопустимо, чтобы все сокращающаяся группа израильтян содержала все увеличивающуюся. Любой здравомыслящий, честный ультраортодокс сам это осознает. И то, что мы делаем сейчас, необходимо было сделать еще 20 лет назад. Я горд тем, что являюсь одним из инициаторов процесса вхождения "харедим" в израильское общество, что бы ни говорили их политики и ни писали их СМИ.

Недавно вы заявили, что "Еврейский дом" наложит вето на любой законопроект, противоречащий Галахе. Цель вашей партии – создание государства Галахи?

Наша цель – еврейское государство, я выступаю против религиозного засилья. Однако я убежден, что Израиль должен заботиться о своем еврейском характере. Мы не Бельгия, не Финляндия и не Люксембург, мы еврейское государство, государство евреев. Я горжусь этим. Дело в том, что есть партии, которые выступили в СМИ с заявлениями о своих законодательных инициативах, не согласовав их с нами. Я прокомментировал эти заявления, сообщив, что, поскольку у нас есть право вето, эти инициативы не пройдут. В то же время мы продемонстрировали, что не боимся спорных инициатив. Мы стали инициаторами отведения части Стены Плача для совместных молитв мужчин и женщин.

Эта инициатива вызвала немало споров…

Процесс был непростым, но дело было доведено до конца. Я приглашаю туда всех. На мой взгляд, эта площадка даже красивей, чем старая. Так что я не враг прогресса. Но я никому не позволю подрывать еврейский фундамент государства Израиль. И чтобы развеять все сомнения, прямо отвечу на ваш вопрос: нет, мы не стремимся к государству Галахи.

Что вы думаете о другой инициативе Либермана – отделить религию не от государства, а от политики?

Я не совсем понимаю, что имеется в виду. Мы – политики, и мы решаем вопросы обороны, экономики, религии и т.д. Я глубоко уважаю Либермана и рад, что он смог вернуться в правительство. Это хорошо для Израиля. Очень здорово, что покончено с этим разбирательством. Но лучше узнать у него, что именно он имел в виду.

Большинство портфелей, полученных вашей партией, относятся к экономической сфере. Что вы уже успели сделать в этой области?

Я буду говорить о министерстве экономики. Мы действуем на нескольких направлениях. Это и меры по снижению цен на то, что не касается жилищной отрасли – продовольствие, одежду, потребительские товары. Мы провели реформу в институте стандартов, что позволило снизить стоимость импортируемых товаров.

Ликвидирована монополия на цемент, действовавшая 65 лет, инвестиции в преподавание технических предметов увеличены на 110 миллионов шекелей. Ранее технологические учебные заведения считались второсортными, мы начали это менять. В нынешнюю сессию Кнессета мы примем закон о продовольствии, что повлечет снижение цен на еду.

Другое направление – привлечение "харедим" на работу. Мы создали несколько центров профориентации, поощряем предпринимателей брать их на работу. Наконец, для нашего хайтека открылись китайский и индийский рынки.

Какие проблемы еще предстоит решить?

В Израиле есть проблема, от которой очень сильно страдают выходцы из бывшего СССР, и для борьбы с которой я прилагаю много усилий. Это проблема протекции, "своих людей". Население делится на две категории. Одна – добропорядочные граждане, служащие в армии и платящие налоги. Им приходится вести борьбу за существование. В Израиле очень нелегко жить – даже если в семье работают два человека, бывает непросто свести концы с концами.

А вторая группа – те, у кого есть связи, члены крупных профсоюзов, сотрудники министерства обороны и т.д. Я не говорю, что они плохие люди. Но недопустимо, чтобы частный сектор тащил всю эту тяжесть на своем горбу, не получая привилегий и пенсий "своих людей". Одна из моих главных задач – создать условия, при которых у всех израильтян будут похожие возможности. Абсолютно равные возможности – это утопия, этого не случится. Но необходимо восстановить справедливость.

Особенно меня беспокоит то, что Израиль покидают русскоязычные израильтяне. Часть возвращается в Россию, часть эмигрирует в США и Канаду. Я понимаю, чем это вызвано, но призываю их остаться в Израиле и бороться вместе со мной за будущее Израиля. Не спешите отказываться от нас, а мы не откажемся от вас.

В своих публичных выступлениях вы часто используете наглядную агитацию. Огурцы, древние монеты... Чем планируете удивить в будущем?

На протяжении долгих лет Израиль не справлялся с задачей разъяснения своей политики. Это произошло в том числе потому, что об исторической связи евреев с Землей Израиля просто не говорили. Какими бы важными ни были вопросы безопасности, говоря о них, невозможно дать отпор претензиям палестинцев на эту землю. Но палестинцы лгут – эта страна была еврейской за тысячи лет до появления палестинского народа.

Поэтому я счел целесообразным взять с собой отчеканенную 2.000 лет назад монету, на которой есть надпись на иврите "Херут Цион" – "Свобода Сиона". Это потребовалось, чтобы развеять миф об "оккупации". В нормальной политической системе есть место и для правых, и для левых, но нельзя использовать слово "оккупация" в этом контексте. Ведь это наш дом. Нельзя быть оккупантом в собственном доме!

Я и дальше буду творчески и настойчиво отстаивать интересы Израиля на мировой арене. В разъяснительной работе беззубость недопустима.

Ощущаете ли вы, что к вам прислушиваются – как политики, так и общественность? Или же Израиль по-прежнему бьется головой о стену?

Для того, чтобы ко мне прислушались, я стараюсь отвлечься от конфликта и поговорить о роли, которую играет Израиль. Я называю его "государство-маяк". Мы мировая держава в том, что касается воды, медицины, компьютерной безопасности, сельского хозяйства. Израиль помогает всему миру решать продовольственную проблему, правильно использовать водные ресурсы.

Нужно сконцентрироваться на этой составляющей, напоминать о том, что Израиль, как маяк, освещает достаточно бурный регион. Это будет способствовать разъяснению израильской позиции. Я своего рода "министр иностранных экономических дел", моему министерству подчиняются экономические представительства в разных странах и я использую их, в том числе, для укрепления статуса Израиля в мире.

Беседовал Павел Вигдорчик

Источник: NEWSru.co.il

Метки:

Читайте также