Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+14

Мнения

А
А

Дипломатия поражения

Когда дипломатия терпит поражение, что в этом мире бывает довольно часто, главная задача дипломатов, чтобы никто этого не заметил. Делать это можно по-разному.

Benjamin Netanyahu Francois Hollande
Фото: Getty Images

Когда дипломатия терпит поражение, что в этом мире бывает довольно часто, главная задача дипломатов, чтобы никто этого не заметил. Делать это можно по-разному. Лучше всего пожимать с улыбкой руки, говорить о взаимовыгодных решениях, сложных переговорах и непростых уступках. Ну, и конечно, нужно в торжественной обстановке подписать бумагу. Красиво написанную бумагу, которая ничего не стоит.

Причем, тот незамысловатый факт, что она ничего не стоит и никем не будет выполняться, понятен изначально. В том числе всем, кто хоть что-то помнит из мировой истории. Однако, всегда есть надежда: вдруг пронесет. А даже если и не пронесет: кто и когда спросил с тех, кто подписывал с Гитлером договор в Мюнхене? Ну, подписали люди. Ну, не сбылось. Но ведь подписывали-то из лучших побуждений?

Женевских переговоров «шестерки» с Ираном насчет его ядерной программы это касается в полной мере. Что по большому счету волнует один только Израиль, который, имея немалый опыт военного противостояния с арабскими сателлитами Исламской республики Иран в Газе и Южном Ливане, понимает, что происходит, куда лучше прочих. И перспектива иметь с ними дело в очередной раз, когда за их спиной будет не просто Иран, а Иран ядерный, его не вдохновляет.

Тем более, что цена любых гарантий безопасности, которые Израиль получит от Запада, ему хорошо известна. Цена эта - ноль. Евреям в свое время многие искренне хотели помочь. Для чего провели в курортном Эвиане в преддверие Второй мировой войны конференцию по еврейским беженцам. И если бы не объективные обстоятельства, которые как на грех у всех в это время случились, не исключено, что кому-то и помогли бы. А так, у одних были особые отношения с Германией, у других экономический кризис, третьим было вообще не до того.

В результате шесть миллионов пошли в газовые камеры, расстрельные рвы и топки крематориев. В том числе миллион детей. Израиль для того и был создан, чтобы это никогда не повторилось. И если дипломаты в Женеве полагают, что его нынешние лидеры положатся на пустопорожние обещания, которые им дадут в отношении безопасности, они сильно ошибаются. То есть понятно, что вместе со всем миром, или хотя бы с Америкой, Израилю было бы легче. Но, что поделать, воевать ему придется в одиночку.

Всех интригует особая позиция Франции, которая внезапно взбрыкнула как норовистый мул и испортила британско-американский праздник единения душ. Понятно, что израильские интересы французскому руководству малоинтересны. Зато очень интересны саудовские. Как при Саркози МИД Франции в части ближневосточной политики был инструментом Катара, так при Олланде он стал инструментом Саудовской Аравии. И это чревато.

Честные люди должны отрабатывать взятые ими деньги. Вне зависимости от того, даны ли они в виде чемоданов с наличностью, акций или контрактов. Тем более, что Франция идет рука об руку с саудовцами не в первый раз: беспрецедентный отказ королевства от места в Совете Безопасности ООН, с требованием пересмотреть структуру этой организации, Париж, помнится, подержал активно до неприличия.

Что вовсе не означает возможности для Эр-Рияда в случае возникновения по-настоящему больших неприятностей с Тегераном положиться на Париж. Воевать с персами за арабов французы не будут. Но атомную саудовскую программу, буде она станет реальностью, всеми силами поддержат. Благо, соответствующий опыт сотрудничества с Ираком у них был. Да и безопасность урановых ресурсов Северной Африки, эксплуатируемых Францией, которые находятся под постоянной угрозой со стороны местных исламистов, сотрудничество с Саудовской Аравией гарантирует.

Иран понять можно: опыт международной политики демонстрирует его руководству, что только обладанием ядерным оружием по примеру Северной Кореи является гарантией его безопасности. Поскольку у Саддама не было ядерной бомбы, и его страну разгромили, а его повесили. Каддафи отказался от ядерной программы, заключив с Западом соглашение, и его страну, в конечном счете, тоже разгромили, а Каддафи линчевали. Ну, а династию Кимов никто не трогает и пальцем.

Было бы странным, если бы персы не учитывали диаметрально противоположный опыт корейцев и арабов. Тем более, что принцип «такийят» требует от них вести себя именно так, как они и ведут. Тянуть время. Умалчивать. Вести бесконечные переговоры о переговорах и шаг за шагом приближаться к своей цели. Попутно разрабатывая космическую и ракетную программу. То есть готовя носители для ядерных боеголовок. С тем, чтобы все необходимое у них присутствовало в нужный момент.

Не в том проблема, что Иран в соответствии с принципом «благоразумного умолчания» ведет себя абсолютно разумно, доделывая свою атомную бомбу не в режиме конфронтации с Западом, а с улыбкой, вселяя в политиков и дипломатов оптимизм, демонстрируя готовность к переговорам и уступкам. Плохие новости вообще лучше встречать в хорошем настроении. Тем более, что Западу, Китаю и России иранская А-бомба не угрожает.

Воевать с ними Иран не будет. Зачем это ему? Со всеми странами, о которых идет речь, он сотрудничает или готов сотрудничать. Как с США: было бы у них на то желание. Революция, которая требовала конфронтации с «Большим Сатаной», давно завершена. Серьезные люди в Иране делают серьезные деньги. И делать их готовы с кем угодно. При условии, что они и их дети «останутся на кассе».

Воюет Иран, большей частью из идеологических соображений, с Израилем, который, впрочем, при необходимости уничтожить его может. Хотя и не хочет. А вот для соседей по Заливу Иран - смертельная угроза. В частности, Саудовской Аравии ядерное оружие, когда оно появится у Ирана, будет жизненно необходимо. И можно не сомневаться, что она его из Пакистана получит вместе с носителями и обслуживающим персоналом.

Говорить об этом в приличном обществе не принято, поскольку ни с Исламабадом, ни с Эр-Риядом Запад сделать ничего не может. Признать это он тоже не в состоянии - и не признает ни при каких условиях. До той поры, пока новая ядерная реальность в мире не заставит его сделать это. Что к тому времени мало кого будет интересовать.

Так что проблема переговоров в Женеве в том, что на повестке дня не только ослабление санкций против Ирана, но и приближающийся конец режима нераспространения как такового. А также гонка ядерных вооружений - в новом, расширенном составе участников. Можно поздравить дипломатов.

Хотя, есть те, кто полагает, что Соединенные Штаты на самом деле отдают себе отчет во всем происходящем, и просто хотят встретить приближение нового ядерного мира в хороших отношениях с новыми игроками. То есть Обама пытается заранее выбрать «правильную сторону истории», предав старых союзников. Что, вспоминая, как он действовал в ходе «Арабской весны» не исключено. Можно делать выводы...

Источник: Мы здесь!

Метки:

Читайте также