Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+37+20
Иерусалим
+35+17

Мнения

А
А

Что такое конституционный кризис

Что произойдет, когда Кнессет примет закон, Верховный суд посчитает его неконституционным, а парламент не согласится с этим решением?

18.03.2023
Фото: GPO / Kobi Gideon

Девятого марта командующий тель-авивским округом полиции Ами Эшед был смещен с занимаемой должности по решению министра нацбезопасности Итамара Бен-Гвира (который раскритиковал недостаточно жесткие, на его взгляд, действия полиции во время демонстраций противников юридической реформы). Десятого марта юрсоветник правительства Гали Баарав-Миара распорядилась "заморозить" отставку Эшеда, выразив опасения по поводу законности его увольнения. Одиннадцатого марта генинспектор полиции Коби Шабтай заявил о том, что он подчиняется решению Гали Баарав-Миары, а не указанию Бен-Гвира.

Если вы не знали, как выглядит конституционный кризис - то вот вам первый пример. Он лишь отчасти затрагивает то столкновение ветвей власти, которое мы наблюдаем сегодня в Израиле.

В Израиле нет Конституции, но есть Основные законы. Которые, впрочем, принимать и изменять у нас так же легко, как и законы обычные: простым большинством голосов можно менять правила игры. Логично предположить, что уже сейчас, несмотря на то, что ни один из законов юридической реформы еще не принят, всевозможные организации работают над будущими апелляциями в Верховный суд. Например - по составу комиссии по назначению судей и по запрету Верховному суду изменять Основные законы.

До сих пор БАГАЦ воздерживался от изменений Основных законов, но и не исключал возможности сделать это в чрезвычайных ситуациях (угроза еврейскому и демократическому характеру государства Израиль, например). Это суть нашего государственного строя, а потому Кнессет не имеет права на нее посягать - даже в Основных законах. Но что произойдет, когда Кнессет примет закон, Верховный суд посчитает его неконституционным, а парламент не согласится с этим решением?

Подобный прецедент уже был. В марте 2020-го года БАГАЦ обязал спикера Кнессета Юлия Эдельштейна провести выборы нового председателя парламента. Эдельштейн не согласился, и в знак протеста подал в отставку. Сегодня ситуация касается сути самих правил игры. Представьте себе апелляцию в БАГАЦ, которая оспорит запрет Верховному суду вмешиваться в Основные законы. Правительство будет на этом настаивать, БАГАЦ оставит за собой это право, Кнессет воспользуется правом вето (большинством в 61 голос), а судьи заявят, что это решение незаконно.

Или, например, что произойдет, когда пройдет закон о комиссии по назначению судей, в которой большинство будет за коалицией? Кнессет будет игнорировать Верховный суд (потому что он так решил), комиссия по назначению судей начнет свою работу и неполным составом (без представителей оппозиции и суда) выберет новых судей - вопреки решению БАГАЦа. И тогда эти судьи придут на работу - их нужно будет внести в расписание работы суда, назначить процессы, которые они будут вести. Все это делается на местах представителями той самой структуры, которую возглавляет… Верховный суд. Кому будут подчиняться председатели мировых и окружных судов - министру юстиции или БАГАЦу?

Читайте также

Иными словами, в основе этой дилеммы вопрос - может ли парламент принять закон, который по сути своей является неконституционным? Может. Но именно поэтому в демократических странах - Верховный (или Конституционный) суд является тем органом, который интерпретирует принятый закон. Именно поэтому, несмотря на всю критику судебного активизма до сегодняшнего дня все правительства Израиля подчинялись решениям суда! Критика может быть сколь угодно справедливой, и сам факт необходимости реформы уже почти ни у кого не вызывает сомнений, но судебный активизм родился не на пустом месте: суд интерпретирует законы, отталкиваясь от законодательной базы (как правило - Конституции). Которой у нас, в строгом смысле слова, нет.

И еще один момент. В ситуации, когда сталкиваются судебная и законодательная ветви власти (конституционный кризис), решение будет принимать глава правительства. Отсюда вопрос: захочет ли Нетаниягу стать премьером, который откажется выполнять решение Верховного суда государства Израиль?

Дмитрий Дубов - израильский журналист, главный редактор 9-го телеканала

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке