Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+12+11
Иерусалим
+11+6

Мнения

А
А

Коалиционные переговоры и полиграф для болтливых

Даже когда Нетаниягу сообщил Герцогу что ему удалось сформировать коалицию, нельзя быть уверенными, что правительство приведут к присяге.

24.12.2022
Источник:NEWSru.co.il
Фото: Walla!

Много лет назад знаменитый спортивный комментатор Николай Озеров произнес фразу, ставшую впоследствии крылатой. "Хоккейные канадские профессионалы всегда сражаются до последнего свистка, а иногда и после него". Трудно найти более точную иллюстрацию того, что мы наблюдаем в эти дни в ходе формирования 37-го правительства Израиля. Даже сегодня, когда Биньямин Нетаниягу уже сообщил президенту Ицхаку Герцогу о том, что ему удалось сформировать коалицию, нельзя быть абсолютно уверенными в том, что правительство будет приведено к присяге. Да, шансы на развал еще не созданной коалиции, на крах переговоров, призрачны. И тем не менее, до того момента, пока Кнессет не проголосует за вотум доверия новому правительству, никто не может утверждать со стопроцентной уверенностью, что мы находимся на пути к созданию правительства, а не - к новым выборам.

21 декабря около 11 вечера, когда до истечения срока действия мандата Нетаниягу на формирование правительства оставался час, а заветного звонка Нетаниягу президенту Герцогу все не было, я отправил WhatsApp-сообщение одному из депутатов "Ликуда". "Будет правительство?" "Будет, - последовал ответ. - Но я не знаю, чье и когда".

Этот ответ был, разумеется, попыткой уйти от ответа, однако он явно свидетельствует о том, насколько мало знают депутаты от правящей партии по поводу того, что думает, планирует и делает их лидер и глава будущего правительства, к созданию которого они так стремятся.

Нетаниягу, и об этом говорилось уже не раз, мог еще неделю назад сообщить президенту о том, что ему удалось сформировать коалицию. Переговоры о распределении портфелей были фактически завершены, и коалиционные партнеры были повязаны самым главным - отсутствием альтернатив. У Дери, Гольдкнопфа, Смотрича, Бен-Гвира и Маоза нет другой коалиции, и, не будучи политическими самоубийцами, они не стали бы срывать коалиционные переговоры на последнем этапе. Однако Нетаниягу остался верен себе: умышленно создал цейтнот в надежде на то, что в ситуации давления его потенциальные партнеры по коалиции, имеющие значительно меньше опыта, чем он, и гораздо менее, чем он, искушенные в тонкостях политических игр, станут совершать ошибки или, по меньшей мере, проявят больше гибкости. Этот расчет, судя по тому, что известно к моменту написания этих строк, оправдался лишь частично.

Итамар Бен-Гвир не отступил от своего требования получить должность заместителя главы межминистерской комиссии по законодательству. Полномочия Бен-Гвира пока не очень ясны, но, судя по всему, он в любом случае не получает право вето на утверждение или не утверждение законов, однако имеет возможность всласть портить жизнь будущему министру юстиции (видимо, Яриву Левину), который является главой это комиссии. Однако на переговорах между "Ликудом" и "Оцма Иегудит" достигнута гораздо более символичная договоренность об отмене параграфа 7 алеф в законе о Кнессете. Этот параграф предусматривает запрет на участие в выборах для тех, кто призывает к насилию или выступает с расистскими заявлениями, а также для тех, кто отвергает характер государства Израиля как еврейского и демократического государства. Совсем еще недавно этот параграф был главным юридическим основанием в попытке заблокировать дорогу в Кнессет для партий, откровенно проповедующих неприятие государства Израиль, в первую очередь для БАЛАДа. БАГАЦ всякий раз под разными предлогами отменял решения ЦИК о дисквалификации БАЛАДа, однако этот параграф давал тем, кто пытался избавиться от присутствия в Кнессете людей, солидаризирующихся с врагами Израиля, хоть какие-то средства юридической борьбы.

Инициатива Бен-Гвира по отмене параграфа 7 алеф связана, разумеется, не с желанием видеть в Кнессете партию БАЛАД и иже с ней. БАГАЦ запретил участвовать в выборах бывшим партнерам Бен-Гвира по крайне правым партиям и движениям. Михаэль Бен-Ари, Барух Марзель и Бенци Гопштейн не были допущены БАГАЦем до выборов, и именно эту ситуацию хочет изменить Бен-Гвир. Возможно, это связано с солидарностью будущего глав министерства по национальной безопасности с крайне правыми, а возможно Бен-Гвир таким способом хочет защититься от критики, которая все громче звучит по его адресу со стороны тех, кто находятся на правом краю политической шкалы. Бен-Гвира уже обвиняют в том, что он "остепенился", стал "системным политиком", и, как следствие, готов к компромиссам. Как бы то ни было, ради того, чтобы увеличить шансы на попадание в Кнессет Бенци Гопштейна, Бен-Гвир открывает дорогу туда и идейным наследникам Азми Бшары. Сторонники это инициативы утверждают, что БАГАЦ в любом случае, использует эту поправку только против правых. Если это так, то проблема в БАГАЦе, а не в поправке.

Что думает Нетаниягу об отмене параграфа 7 алеф, неизвестно. Но, судя по не опровергнутым публикациям, будущий глава правительства согласился на это требование Бен-Гвира.

Две основные цели преследовал Биньямин Нетаниягу в ходе коалиционных переговоров. Прийти к соглашению, в рамках которого он не навлечет на себя больше критики, чем это необходимо, когда речь идет об узком правом правительстве, и сформулировать соглашения таким образом, чтобы в них было как можно меньше обязательств, связанных со временем их выполнения. Лидер "Ликуда" отлично понимает, что впервые оказался во главе правительства, где все коалиционные партнеры, как верно говорит премьер-министр Яир Лапид, моложе Нетаниягу, энергичнее Нетаниягу и радикальнее Нетаниягу. Эта ситуация незнакома главе "Ликуда", и он все еще пытается приспособиться и понять: как будет управлять таким правительством.

Первой цели ему достичь не удалось. Почти все шаги и назначения, которые он делал, столкнулись с критикой. От Ави Маоза, контролирующего внеклассное образование, через Арье Дери в министерстве внутренних дел (а потом в министерстве финансов) и до Ицхака Гольдкнопфа, который не знает о существовании жилищного кризиса, но на будущей неделе станет министром строительства. Вся коалиция Нетаниягу с большим трудом переваривается израильским обществом, даже многими из тех, кто голосовал за правые и религиозные партии. Больше всего критики вызывает то, что воспринимается как готовность Нетаниягу идти на поводу у ультраортодоксов. Парадоксальным образом, но главным раздражителем оказалось еще не подписанное соглашение с "Яадут а-Тора". Опубликованные Амитом Сегалем 14 пунктов требований ультраортодоксов вызвали такую реакцию, что Нетаниягу, который очень чутко улавливает движения общественного барометра, сделал несколько шагов назад, и, как стало известно, отказался повышать пособия на детей, как того требовали в "Яадут а-Тора".

Соглашение с ультраортодоксами будет выглядеть не так, как его показывают в отрывочных и зачастую тенденциозных публикациях. Однако и того, что согласовано, оказалось достаточно, чтобы в НДИ освежили весь наступательный арсенал под названием "Нетаниягу продает страну ультраортодоксам". Основной закон о ценности изучения Торы, позволяющий ультраортодоксам уклониться от службы (от которой они и так уклоняются), финансирование учебных заведений, где не преподают основные предметы, увеличение финансирования йешив - все это вряд ли будет легко проглотить не ультраортодоксальному избирателю, даже голосовавшему за "Ликуд". Напомню: одной из главных причин краха Нетаниягу в 1999 году стала убежденность израильтян в том, что не ультраортодоксы работают в его правительстве, а он работает на ультраортодоксов.

Хорошие для Нетаниягу новости заключаются в том, что речь идет о единственной сфере, в которой он взял на себя твердые и непопулярные обязательства. Во всех остальных вопросах все или очень нравится его электорату или все расплывчато и нечетко, или и то, и другое.

У избирателей Нетаниягу нет проблем с тем, что его раскритикуют за легализацию Хомеша, за строительство в Эвьятаре или за переподчинение гражданской администрации Бецалелю Смотричу. Популистское решение принять закон о смертной казни, да еще в такие сжатые сроки (до принятия бюджета на 2023 год) и вовсе наверняка нравится большинству из тех, кто голосовал за нынешнюю коалицию. Тут Нетаниягу ничем не рискует.

Самая сложная для премьера ситуация будет там, где по тем или иным причинам он возражает против того, чего от него требуют партнеры по коалиции. Изменение закона о возвращении, реформы юридической системы или предоставление Итамару Бен-Гвиру поста заместителя главы межминистерской комиссии по законодательству - во всех этих и им подобных вопросах Нетаниягу удалось ограничиться общими формулировками, не связывать себя временными рамками и обязательствами. На первый взгляд, это выглядит как проверенная дорога к конфликту и конфронтации внутри правительства. Удастся ли их избежать, покажет время.

Оформление коалиционных соглашений (которые с большинством партий еще не подписаны) не завершает процесс формирования коалиции. За оставшиеся почти две недели Нетаниягу необходимо завершить процесс утверждения законов, на которых настаивают коалиционные партнеры, и решить проблемы в собственной партии.

Продвижение законопроектов идет своим чередом. Будущая коалиция и будущая оппозиция пришли к соглашению о порядке утверждения законопроектов, и, несмотря на серьезные возражения юридических советников, можно ожидать, что и "закон Бен-Гвира" о расширении полномочий министра внутренней безопасности, а также "закон Смотрича" о новом министре в министерстве обороны, будут утверждены. Проголосует Кнессет и за "закон Дери", однако в "Ликуде" и в ШАС опасаются вмешательства БАГАЦа, который может отменить этот закон, как персональный и крайне неприемлемый (עילת הסבירות). На этот случай Нетаниягу и Дери готовят различные решения - от назначения главы ШАС на пост сменного премьер-министра, до срочного принятия закона о преодолении вето БАГАЦа большинством в 61 голос. Первого не хочет Дери, второго не хочет Нетаниягу, однако оба они хотят видеть Дери за столом правительства.

Особо неприятным для будущего премьер-министра процессом станет распределение портфелей внутри "Ликуда". Там идет борьба не на жизнь, а на смерть, за оставшиеся правящей партии посты и должности. Этих должностей не так мало, но желающих гораздо больше, что вернуло к жизни идею ротации в министерствах, в том числе в министерстве иностранных дел, которое возможно будет поделено между Исраэлем Кацем и Амиром Оханой. Ротация планируется не только в МИДе, но и в некоторых других министерствах. Ожидающиеся назначения в "Ликуде" выглядят как плохая биржа труда, где соискателям могут предложить лишь полставки.

Конфликты внутри канцелярии Нетаниягу также не добавляют атмосфере спокойствия. На этой неделе разразился скандал, когда все сотрудники канцелярии Нетаниягу были отправлены на проверку на детекторе лжи для того, чтобы установить, кто передал в СМИ информацию о скандале между депутатом Тали Готлиб и бывшим - а если верить словам Нетаниягу, то и будущим - главой штаба Цахи Браверманом. Проверки на детекторе завершились тем, что все проверяемые оказались вне подозрений. Но осадок остался. И проблему утечки информации из канцелярии Нетаниягу придется решать.

В оппозиции занимаются в основном тем, что критикуют, причем не только Нетаниягу, но и друг друга. Самой острой критике подвергается глава блока "Махане Мамлахти" Бени Ганц. Его критикуют и за примирительный тон, и за готовность договариваться с "Ликудом".

Но не только Ганц, который всегда был на подозрении в том, что он готовит присоединение к правительству Нетаниягу, стал объектом критики за соглашательство. Это было связано с тем, что в "Еш Атид" отказались от филибастера и договорились с Нетаниягу о порядке утверждения законопроектов. В движении "Черные флаги" тут же подвергли Лапида резкой критике.

И только в НДИ остаются верны себе. К настоящему моменту, в партии Либермана царит затишье, вернее затишье перед бурей. Буря эта грянет скорее всего 29 декабря, когда будет приведено к присяге 37-е правительство Израиля.

И последнее. Глава коллегии адвокатов Ави Хими уволил своего заместителя Ицхака Натовича за то, что тот публично высказал позицию по поводу предлагаемых реформ юридической системы. И позиция эта отличалась от позиции главы коллегии. Хими, напомним, резко критиковал предлагаемые законы, в частности закон о преодолении вето БАГАЦа. В своем возмущении Хими говорил об угрозе демократии и ущемлении прав тех, кто думает иначе, чем "предписывает" правительство. Правительство еще не создано, а первая жертва свободы слова уже есть. Так выглядит борьба за демократию, когда в роли борцов выступают люди, считающие, что существующий порядок вещей почти совершенен, и любая попытка его изменить является покушением на государственный строй.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке