Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+21+12
Иерусалим
+17+9

Мнения

А
А

Финики и косточки

Так кто - сионизм или все-таки ислам был и по-прежнему остается самой изощренной формой расизма и расовой дискриминации?

04.10.2022
Источник:mnenia.zahav.ru
Сирия, Ракка, вид из машины, в которой едут бойцы христианской группировки MFS. Фото: Getty Images / Rick Findler

Господь относится к народам мира так, как они относятся к евреям.
Бенджамин Дизраели


У всякой бессмыслицы свой смысл. Несмотря на всю его бессмысленность. Поскольку и она требует своего осмысления. Хотя на политический бред уже почти не обращают внимания. Он стал чуть ли не нормой. Сегодня никто не стесняется в выражениях. Любое ничтожество может легко обвинить тебя во всех смертных грехах. Просто так. Походя. Как министр иностранных дел Южной Африки Наледи Пандор, которая предложила назвать Израиль "государством апартеида". И даже потребовала создать особую комиссию Генассамблеи ООН, чтобы определить не пора ли вообще изгнать его из содружества наций. Нечто подобное уже было. В 1975 году. Тогда, если помните, Израиль тоже одним росчерком пера сделали апартеидным, а сионизм объявили формой расизма и расовой дискриминации. Чтобы затем задним числом без шума и пыли отменить это позорное решение, расписавшись, по сути, в собственной же дурости.

Коллективный мозг вроде все-таки победил. Да вот только сразу, похоже, и усох. Ибо дурь то осталась. Пандор не первая и не последняя, кто вешает на Израиль облыжные ярлыки. Скорее всего, в расчете на то, что многие вообще не имеют никакого понятия об этом страшном звере по имени апартеид. А на самом деле никакой он не зверь. И уж тем более совсем не страшный. Потому что это сугубо локальное явление. И в переводе с языка буров означает раздельное проживание, обособление. Грубо говоря, резервация. Или, если хотите, гетто. Но почему-то эти затертые до дыр понятия не вызывают столь острой реакции, как южноафриканские бантустаны. Даже если и есть между ними какая-то разница, то разве что в терминологии. Не буду вдаваться в подробности, однако хочу заметить, что попрание прав местного населения всегда было обычной практикой во всех европейских (и не только) колониях. Что изменилось с тех пор? Систему демонтировали, но апартеид никуда не делся. Просто поменял цвет - с черного на белый.

Можно и дальше идти на всякого рода недомолвки и ухищрения, но факт остается фактом: отмена апартеида только усугубило и без того непростую ситуацию в стране. И скрыть это уже невозможно. Слишком уж красноречивы факты. Безработица зашкаливает, достигая почти сорока процентов. Треть работников получает менее 2 долларов в день. Средняя продолжительность жизни как у мужчин, так и у женщин не дотягивает и до пятидесяти. Смертность от СПИДа, по степени распространения которого ЮАР впереди планеты всей, превышает рождаемость. По уровню образования республика занимает предпоследнее место в мире, а по преступности входит в тройку худших. Валовой внутренний продукт упал настолько, что не достигает даже показателей десятилетней давности. В то время как Израиль за это время его почти удвоил, оставив Южную Африку далеко позади себя. А ведь ей, между прочим, еще совсем недавно прочили большое будущее. В рядах БРИКС - пяти стран с наиболее высоким потенциалом экономического развития.

Тем не менее, за все эти послеапартеидные неудачи отдуваться приходится в основном белому населению, поневоле оказавшемуся в незавидной роли заложника. Сначала африканеров насильно согнали с земли, конфисковав их сельскохозяйственные угодья. После чего вообще загнали в резервации, напоминающие собой осажденную крепость.

Впрочем, попав под пресс постоянного давления, они сами вынуждены создавать собственные анклавы. С многочисленными контрольно-пропускными пунктами и вооруженными отрядами самообороны. Правда, и колючая проволока в несколько рядов не прибавляет чувства безопасности. Поэтому многие, спасаясь от безудержного произвола, при первой же возможности бегут в более спокойные и приветливые места. Ибо каким бы ни было гетто - добровольным или принудительным - оно все равно остается гетто. А кому-кому, но только не евреям надо объяснять, что это такое. И уж тем более обвинять их в апартеиде.

Почему же тогда продолжают обвинять? Потому что это самый простой способ оправдания грехов для тех, на ком и без того пробы ставить негде. Не хочется напоминать о еврейских погромах и изгнаниях, черте оседлости и процентной норме. Это общеизвестно. Поговорим лучше о зимми, то бишь тех, кто вольно или невольно подпадал под мусульманское господство. Речь идет, прежде всего, о евреях и христианах, которым изначально отводилась роль людей второго сорта. Дискриминационные законы касались фактически всех сфер жизни. Среди них, например, запрет жить выше первого этажа, владеть землей и собственностью за пределами гетто, оставлять место жительства в ночное время. Даже носить одежду разрешалось лишь определенного вида. И обязательно со специфическими знаками на них.

Желтые звезды придумали не нацисты. Их ввел еще в 850 году аббасидский халиф ал-Мутаваккил. Наряду с таким же желтым головным убором и особым поясом - зунаром. В Египте по распоряжению халифа ал-Хакима головные уборы и плащи были черного цвета. При мамлюках зимми разделили на категории. За евреями закрепили желтый цвет, за христианами - синий, а за самаритянами - красный. Те или иные ограничения вводились и отменялись в мусульманских странах вплоть до нашего времени. В Турции они были упразднены только в 1840 году. Да и то чисто формально. В Марокко их частично ослабили в 1864 году. А в Йемене они оставались в силе вплоть до 1948 года, когда страну покинули практически все евреи. Те же, кто по каким-либо причинам не сумел уехать, вынуждены жить в постоянном страхе и унижении. Или принять ислам. Но и это не спасает. Ведь двойная жизнь полна опасностей. И если фанатичные хуситы, не дай Б-г, пронюхают, то пощады не будет.

Однако, как это ни странно, даже в Израиле об этом если и знают, то предпочитают вслух не говорить. Дабы не раздражать многочисленных поборников джихада - новой еще более агрессивной стадии все той же порочной системы зимми. И это молчание лишь распаляет ее наиболее ярых носителей, которые, не получая должного отпора, с каждым днем становятся все наглее. Так кто - сионизм или все-таки ислам был и по-прежнему остается самой изощренной формой расизма и расовой дискриминации? У кого-то все еще есть сомнения? Когда вы были последний раз в Хевроне? Никогда? Тогда обязательно побывайте. Хотя бы для того, чтобы пройти все шестьдесят ступенек, ведущих в "Пещеру Праотцев". Ибо в течение всей двенадцативековой истории арабского владычества евреям разрешали подниматься не выше седьмой. И только безоговорочная победа в Шестидневной войне положила конец этой вопиющей несправедливости, которая, тем не менее, чуть ли не всем "прогрессивным человечеством" воспринималась как нечто само собой разумеющееся.

История - не мусорная корзина для забракованных черновиков. Можно вывести пятно на бумаге или смыть кровь с одежды. Но совесть в химчистку не сдашь. После иорданской оккупации Иудеи и Самарии евреев в Хеврон и на пушечный выстрел не допускали. Да что там Хеврон! "Впервые за 1000 лет Еврейский квартал полностью очищен от евреев, - радостно рапортовал военный губернатор Иерусалима полковник Абдулла аль-Телль. - Здесь не осталось ни одного неповрежденного здания, что делает их возвращение сюда невозможным". Он явно поторопился, этот незадачливый сирийско-турецкоподданный. Евреи вернулись. Хотя за время своего хозяйничания иорданцы снесли большинство зданий Еврейского квартала. А всего в Старом городе уцелела лишь одна синагога. Из тридцати пяти. Да и ту превратили в конюшню. Остальные сровняли с землей. В том числе и такую жемчужину архитектуры, как "Хурва".

Если это кого действительно и возмущало, то разве что постоянного представителя Израиля в ООН Йосефа Текоа. Но и он при всей своей настойчивости не мог достучаться до закованного в броню безразличия мира. Ибо легче протаранить стену молчания, чем пробить пустоту равнодушия. И все-таки сегодня, спустя более полувека после израильской "оккупации", воочию видишь, что она принесла благо всем - и евреям, и арабам, но особенно - христианам, которые буквально ожили, впервые получив полную религиозную свободу. Чтобы по-настоящему оценить это, достаточно взглянуть на цифры. До Ословских соглашений христиане в Бейт-Лехеме (Вифлееме) составляли около 70 процентов населения. Сейчас при чутком руководстве Махмуда Аббаса (того самого, который с трибуны нынешней Генассамблеи ООН вновь обвинил Израиль в "апартеиде") их всего чуть больше трети. И скоро, судя по всему, вообще никого не останется. А если брать всю территорию Палестинской автономии, то численность христиан сократилась - с двадцати двух до ничтожных двух процентов. Да и те по-прежнему остаются на положении полузимми.

Еще трагичней судьба христиан соседних арабских стран, которые еще сто лет назад составляли почти пятую часть ближневосточного населения. Но только в течении второй половины XX века уехать (точнее бежать) вынуждены были свыше 18 миллионов человек. И не по своей воле, как вы понимаете, а из-за диких притеснений, угрожавших самой их жизни. Сегодня коптов в диаспоре больше, чем в родном Египте. Как и маронитов, составлявших некогда ливанское большинство. Тридцать лет назад в Ираке проживало около миллиона христиан. Теперь они вот-вот разделят участь так же безжалостно изгнанных в свое время евреев. Согласно данным международной правозащитной организации Open Doors христиане открыто преследуются в 29 исламских странах. Среди них Йемен, Иран и Сирия. Самые ярые критики Израиля.

Хотя Израиль на этом фоне выглядит как оазис. 130-тысячная община арабских христиан пользуется всеми правами и находится под постоянной защитой государства. Многие из них называют себя арамеями и даже могут при желании получить на руки соответствующую "метрику". Но не стоит тешить свое самолюбие, ибо интегрироваться в израильское общество они не спешат. И в отличие от друзов идти на сближение с евреями пока не собираются. Не говоря уже о том, чтобы брать на себя какие-либо дополнительные обязательства. Например, службу в армии. Хотя, казалось бы, это, прежде всего, в их же интересах. Но, видимо, страх перед агрессивным мусульманским большинством, все еще перевешивает здравый смысл.

И в этом, увы, есть свое рациональное зерно. Исламский расизм обычно пытаются выдать за неотъемлемую часть мусульманской культуры. Потому и относятся к нему как к неким национальным особенностям. Пусть и не совсем приемлемым, но специфическим. Даже Ватикан смирился, бросив, по сути, на произвол судьбы свою обездоленную паству. А в итоге получил ее циничных гонителей уже в собственном доме. Что уж тогда говорить об Израиле, с которым вообще никто не считается? Бойкоты и самые изощренные дискриминационные ущемления в отношении израильских музыкантов, спортсменов или научных работников стали чуть ли не нормой. Недавно, к примеру, израильских школьников отказалась принимать Индонезия, где проходила международная олимпиада по информатике, и им пришлось участвовать в ней виртуально. От расизма страдают даже дипломаты и политики. Достаточно вспомнить прошлогодний инцидент с послом Ципи Хотовели, которую не допустили в Лондонскую школу экономики, где она должна была выступать. Но и это не идет ни в какое сравнение с демаршем чилийского президента Габриэля Борича, который отказался принять верительные грамоты израильского посла Гиля Арзели.

Поражает не сама гнусность, а ее безнаказанность. У всякого следствия всегда свои причины. Но и они взаимосвязаны. Говорят, Борича бес попутал. И у этого "беса" даже имя есть - BDS. Посему, дескать, он и бойкотирует Израиль. А нам то что с того? До Борича была Мишель Бачелет, которая тоже попила немало израильской крови. Особенно, когда взгромоздилась на пост верховного комиссара по правам человека. Так, может, проблема не в них, а в стране, которую они представляют? Кстати, о "правозащитниках", которые лгут, даже когда молчат. В начале года, если обратили внимание, самая известная и авторитетная, как она себя позиционирует, правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад, в котором тоже обвинила Израиль в апартеиде. Когда нет фактов, их подменяют аргументами, а при отсутствии аргументов в ход идут цитаты, которые не нуждаются в логике.

Бессмысленно считать чужие недостатки. Лучше их взвешивать. Особенно перед тем, как выдать за свои достоинства. Говорят, Катар купил чемпионат мира по футболу. В таком случае мог, наверное, купить и Amnesty International. Только зачем доказывать мошкам, что они мошки? Когда Израилю отказывают в просьбе открыть временное консульство в Дохе, лишая болельщиков поездки на футбольный праздник, то виновата в этом FIFA. Какие у Катара претензии к Израилю, если он вообще появился на карте незадолго до войны Судного дня? Как, кстати, и Арабские Эмираты. И форма правления у них одинаковая. Только результаты разные. Катар пошел на сближение с Израилем в 1996 году, когда установил с ним торговые отношения. Однако до обмена дипломатами дело так и не дошло. И вскоре холодная дружба вообще сошла на нет. А в 2009 году эмир Хамад и вовсе закрыл израильское торговое представительство в Дохе. Формальной причиной тому послужила проведенная в Газе антитеррористическая операция "Литой свинец". На торговом обороте обеих стран это никак не сказалось, поскольку он так и находился в зачаточном состоянии.

Параллельно с Катаром развивали отношения с Израилем и Эмираты. Они не афишировались, но уже к 2011 году торговый оборот между двумя странами составил 300 миллионов долларов. Новый импульс этим связям придали "Соглашения Авраама", которые в итоге привели к подписанию мирного договора. Открыв тем самым путь к тесному сотрудничеству практически во всех сферах - политической, экономической, космической и даже военной. Что, естественно, далеко не всем нравится. Когда на саммите арабских стран ОАЭ совместно с Саудовской Аравией и Египтом пыталась заблокировать предложение Кувейта оставить в силе давнюю формулировку, запрещающую нормализацию отношений с Израилем, председательствующая на сессии парламентской ассамблеи Иордания выступила категорически против. Наряду с одиозными Сирией и Ливаном.

Непросто сделать выбор между прошлым и будущим. Тем более, если это прошлое замешано на лжи и неприязни, а будущее неведомо и пугающе-тревожно. Тут поневоле требуется недюжинное мужество. Абу-Даби этот нелегкий выбор сделал. И не прогадал. В прошлом году израильско-эмиратский товарооборот превысил миллиард долларов. И продолжает стремительно расти. Но еще радужней выглядят перспективы. На недавнем выездном заседании индийско-израильской торговой палаты, прошедшем в Дубае, родился поистине грандиозный проект стоимостью свыше ста миллиардов долларов. В результате совместной кооперации Израиль будет поставлять ноу-хау и технологии, Индия обеспечит производственные мощности и рабочую силу, а Эмираты - рынок сбыта. И это только первая ласточка.

Говорят, мудрость отцов - залог успеха сыновей. Первый эмир Дубая Рашид ибн Саид часто повторял странную, на первый взгляд, присказку: "Мой дед ездил на верблюде, мой отец ездил на верблюде, я езжу на "Мерседесе", мой сын ездит на "Лэнд Ровере" и его сын будет ездить на "Лэнд Ровере", но зато внук может опять пересесть на верблюда". Он был действительно мудрым человеком, коль понял, что нефтяная благодать не вечна, а легко нажитые деньги так же легко и улетучиваются. И, что особенно важно, сумел научить этому и своих детей. Поэтому на фоне других арабских стран Эмираты всегда выглядели заветным островком благополучия и стабильности, вызывая и зависть, и раздражение у своих менее успешных соседей.

У Катара возможностей не меньше. Однако он пошел другим путем. Вряд ли найдется еще хоть одно государство, которое столь же последовательно и самозабвенно опекало бы "Исламское государство", "Аль-Каиду", "Братьев-мусульман" и прочие экстремистские организации. Включая, кстати, и ХАМАС, который до сих пор регулярно получает туго набитые "зеленью" чемоданы. И в результате оказалось почти в полной изоляции.

Дошло до того, что добрая половина арабских стран отозвала своих послов из Дохи. Рыба гниет с головы. В отличие от дубайского Рашида ибн Саида первый катарский эмир Ахмад бин Али промышлял тем, что безудержно проматывал нажитое на продаже углеводородов состояние в европейских и ливанских казино. А государственными делами занимался его двоюродный брат Халифа бин Хамад, который, как нетрудно догадаться, укрепив власть, совершил переворот. Правда, по злой иронии с ним точно так же поступил и его сын Хамад бин Халифа, который, однако, не стал испытывать судьбу и после пережитого покушения передал бразды правления наследнику Тамиму бин Хамаду. Тот же, в свою очередь, предпочел роль ближневосточного изгоя. С перспективой снова пересесть на верблюда.

Словом, два мира - два эмира. Жизнь сама все расставляет по своим местам. И всем воздает по заслугам. Одни финики едят, а другие косточки убирают. Наша планета чем-то напоминает большую коммунальную квартиру. Если соседи уважают друг друга и готовы в трудную минут прийти на помощь, то и в доме царит мир и гармония. А когда каждый норовит подбросить свой мусор к чужим дверям, то получается как на Генассамблее ООН. Кто бы ни выступал, обязательно должен кого-то боднуть или полить грязью. После чего начинается поиск козла отпущения, чтобы дружно перевести на него стрелки. Чаще всего им оказывается Израиль. Так уж сложилось исторически. Ведь что еще такое ООН, если не конгломерат стран, которые можно условно разделить на две категории: тех, кто изгонял и гнобил евреев, и тех, кто не впускал их к себе?

Но удивительный парадокс: чем больше Израиль ругают, тем привлекательней и сильней он становится. И за что ни берется, все у него получается. Действительно, у евреев две тысячи лет не было собственной армии. Зато израильская теперь одна из сильнейших в мире. Как им это удалось? Жизнь заставила. И землей своей владеть им тоже не давали. Где же они учились земледелию? Как добились полной продовольственной безопасности? Жизнь научила. Сегодня один израильский фермер кормит 98 человек. Почти на двадцать больше, чем американский, который, в свою очередь, в пять раз эффективнее российского. А урожайность в стране вообще на уровне фантастики - в 30 (!) раз выше среднемировой. Да еще на земле, которую иначе, чем бросовой и не назовешь.

Для кого-то это, возможно, и чудо, а для евреев - объективная реальность. Хотя и не лишенная закономерного чувства гордости. Ведь об этом еще 2700 лет назад писали пророки: "И возвращу из плена народ Мой, Израиль, который отстроит разрушенные города и будет в них жить; посадит виноградники, чтобы делать свое вино; разведет сады и будет есть их плоды" (Амос 9:14). По древней традиции виноград считался символом мира и процветания. Глядя на нынешний Израиль, который и на карте то с трудом отыщешь, легко убедиться, что он и в самом деле процветает. Обойдя по экономической мощи даже многие европейские страны. А по ВВП на душу населения и вовсе входит в первую двадцадку.

Именно в этом, на мой взгляд, основная причина беспричинной ненависти к Израилю. Пока евреи работали на чужие народы, это не замечалось и не ценилось. Но когда они покидали страну, она почему-то начинала хиреть. Заодно прозябали и те, кто не пожелал их приютить. Будто над ними тяготело какое-то проклятие. Зато теперь им остается только завидовать. И, может, где-то в глубине души отчасти сожалеть. Ведь если вчерашние беженцы сумели так развернуться на клочке бесплодной земли, то даже трудно представить, чего они могли бы добиться в странах исхода. Но вместо того, чтобы признать собственную, мягко говоря, недальновидность и поучиться у "коллективного еврея" , они стремятся сделать из него непримиримого врага. А Израиль, как финик на солнце, купается в лучах благополучия. И с горечью взирает на глупцов, которые думают, что живут, как голуби, а дерутся, как коты. За косточки от фиников.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке