Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+28+20
Иерусалим
+27+17

Мнения

А
А

Политический пейзаж в Израиле замерз, растопят ли его генералы?

Место изменилось, некоторые лица тоже поменялись, но стратегия Ганца та же, что и раньше. Если хотите, сейчас идет речь о "Кахоль-лаван", версия 2.0:.

Таль Шалев
21.08.2022
Источник:Детали
Гади Айзенкот. Фото: Walla! / Реувен Кастро

Пятые выборы за три с половиной года постоянно вызывают ощущение déjà vu. Итамар Бен-Гвир и Бецалель Смотрич спорят и грозятся баллотироваться по отдельности, в МЕРЕЦе и "Аводе" решительно отвергают давление по вопросу объединения левых сил, а в "Объединенном списке" столкнулись с острым внутренним кризисом и рассматривают возможность разделения.

Все эти заголовки звучат ужасно знакомо, и объясняется это очень просто: мы действительно это уже проходили. Часть действующих лиц меняется, одни становятся сильнее, другие - слабее и немного меняют сюжетную линию, но в каждом туре выборов, в фазе объединений перед закрытием списков, на сцене одно и то же шоу.

Да и воскресным вечером, на представлении "Государственного лагеря" Бени Ганца, Гидеона Саара и Гади Айзенкота, иногда возникало ощущение déjà vu. В феврале 2019 года в "Ганей-Тааруха", накануне старта "Кахоль-лаван", Бени Ганц, Яир Лапид и два других отставных начальника Генштаба - Моше Яалон и Габи Ашкенази - вместе вышли на сцену и пообещали создать новое движение и правящую партию, которые будут работать на все слои израильского общества и объединять правых, центр и левых.

Прошло больше трех с половиной лет, на менее блестящей сцене в Кфар-Маккабия Ганц и Саар представили очередного начальника Генштаба Гади Айзенкота и объявили о новой партийной структуре, которая станет домом для всех, кто верит в государственность, сионизм, единство и несколько других лозунгов, которые мы уже слышали раньше.

Место изменилось, некоторые лица тоже поменялись, но стратегия Ганца та же, что и раньше. Если хотите, сейчас идет речь о "Кахоль-лаван", версия 2.0: создание партии центра с правым крылом в виде Саара и Зеэва Элькина, исполняющих прежнюю роль Яалона, и левым крылом в образе Айзенкота, занявшего место Лапида и Офера Шелаха. Добавление беженца из "Ямины" Матана Каханы должно привлечь религиозных сионистов.

Стороны вновь разделены глубокой идеологической пропастью, когда речь заходит о будущем израильско-палестинского конфликта, но патриотический консенсус по таким вопросам, как защита демократии и верховенства закона, залечивание болезненных разрывов в народе и обещание государственной стабильности должны преодолеть внутренние разногласия и понравиться аудитории со всех концов спектра.

Однако между 1 и 2 версией "Кахоль-лаван" все же произошло коренное изменение обстоятельств. Тогда Ганц в одночасье стал ведущим кандидатом на пост премьер-министра и был коронован лидером лагеря, стремившегося заменить Нетаниягу. На этот раз в кабинете премьер-министра сидит Яир Лапид, лидер крупнейшей партии левоцентристского блока, а Нетаниягу - это тот, кто пытается сменить правительство. Ганц стремится включиться в битву между ними в качестве третьего полюса - и не меньше, чем он хочет предотвратить возвращение Нетаниягу, он также хочет заменить Лапида на посту премьера.

Учитывая, что стратегической целью Ганца является воссоздание успеха оригинального проекта "Кахоль-лаван", решение отказаться от самого бренда вызывает, по меньшей мере, недоумение.

По настоянию Айзенкота он согласился изменить название партии на "Государственный лагерь" и попрощаться с гораздо более броским прозвищем, под которым участвовал в четырех избирательных кампаниях. Но Ганц был готов заплатить высокую цену, чтобы восстановить капитанский мостик, с которого он мог бы ступить в канцелярию премьер-министра, а также остановить восхождение Лапида.

Так, он поспешил достичь договоренности с Сааром раньше, чем ожидалось, в прошлом месяце, чтобы опередить ожидаемый рост Лапида после президентского визита Байдена. Он очень щедро отдал членам "Новой надежды" солидную долю реальных мест в списке, превышающую их реальное положение в опросах.

Опрос "Маарива" неделю назад давал Лапиду 25 мандатов, в то время как воздействие союза с Сааром ослабло, и Ганц, приблизившись к однозначному числу мандатов, ускорил переговоры с Айзенкотом. Кроме того, он опасался, что Лапид сможет привлечь бывшего начальника Генштаба в ряды своей партии.

Пытаясь склонить чашу весов, Ганц убедил Айзенкота, что у Лапида нет пути к формированию правительства, и он представил ему опросы, которые предсказывают, что партнерство между ними может дать 16-17 мандатов и произвести реальные изменения на политической карте.

Он согласился на множество требований и условий, связанных с роспуском блока "Кахоль-лаван" и "Новой надежды", с созданием новых политических рамок, введение в них демократических избирательных процедур в будущем, и, наконец, также на смену названия. Такого условия никогда бы не приняли в "Еш атид". Ганц не меньше хотел Айзенкота у себя, чем хотел, чтобы тот не пошел с Лапидом.

Дружеские объятия Ганца, Саара и Айзенкота высветили еще одно знакомое явление из прошлого. Подобно кабине экипажа "Кахоль-лаван", в которой был представлен исключительно мужской пол, принимающая решения верхушка "Государственного лагеря" также лишена женщин. Женщины-соратницы Ганца и Саара, Пнина Тамено-Шете и Ифат Шаша-Битон, не были приглашены на сцену.

Хотя исторические "Кахоль-лаван" добились большого успеха в течение трех избирательных кампаний без достаточного представительства женщин, на этот раз им может быть трудно привлечь голоса левых. Левый лагерь, вероятно, будут вести на выборы женщины, если Захава Гальон будет избрана главой МЕРЕЦа на следующей неделе и присоединится к Мерав Михаэли.

"Государственный лагерь" знает о проблеме, и Айзенкот планировал, что бывший депутат от "Аводы" адвокат Ревиталь Суэйд присоединится к команде. Суэйд должна была стать членом "группы Айзенкота", но в ходе переговоров Айзенкот согласился включить Матана Кахану в состав своей группы на 9-е место в списке. А следующее предлагаемое ей место, 16-е, менее привлекательно и, главное, не обязательно реалистично, по крайней мере, согласно текущим опросам. Суэйд предпочла подождать с возвращением в политику.

Но и опросы сопровождаются постоянным ощущением déjà vu, когда из недели в неделю политическая карта остается одинаковой и застывшей без решительного перевеса одной из сторон.

Даже первоначальный эффект Айзенкота еще не вызвал никакого толчка или взрыва. В первых опросах, опубликованных одновременно с его дебютной речью, Ганц и Саар действительно набрали на 2-3 мандата больше, поднявшись до 12-14, но не изменился расклад блоков.

Главные жертвы в результате нового объединения в центре - мелкие партии справа и слева. "Сионистский дух" Айелет Шакед и Йоаза Генделя, который колебался на уровне электорального барьера, спускается все ниже. Добавление Айзенкота, "бен-гуриониста", также остановило импульс, вызванный праймериз в "Аводе" и угрожает подорвать ее положение среди традиционного электората. В "Аводе" рассматривают возможность включения на забронированное место в списке, которое может заполнить председатель партии Михаэли, отставного генерала, например, Амоса Ядлина.

Источник - Walla!

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке