Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель-Авив
+31+25
Иерусалим
+30+19

Мнения

А
А

Наказать Россию: поиски под фонарем

Ненавистный и непонятный Кремлю, подвергавшийся репрессиям в России, этот средний класс теперь единственный отдувается за Кремль.

06.07.2022
Вооруженные формирования ЛДНР. Фото: Reuters

Интересно наблюдать как в дискуссионном поле вокруг агрессии России в Украине сформировался "диалектический нарратив", сместивший внимание с войны как таковой на ее экономические последствия.

Массово смакуются размышления о том, какая кара должна постигнуть "Россию" (пишу в кавычках, потому что "Россия" - это очень расплывчатое понятие, и разные нарраторы понимают его совсем по-разному). У дискуссии два основных варианта - одни выдумывают новые типы наказаний (что и кому запретить), другие - фантазируют о масштабах краха, который за этим последует.

Практики редко придумывают что-то действенное. Запрет на поставки сложных технологий не нов, санкции на авиацию обсуждались с моим в том числе участием уже в 2014 году, идея ограничить цену российской нефти на мировом рынке проговаривалась аналитиками задолго до 24 февраля как мера на случай агрессии, механизм ее реализации через глобальный акциз с перечислением средств в фонд восстановления Украины разработан в деталях уже давно, но никак не принимается, а вместо него политики обсуждают заведомо нерабочие проекты воздействия на цену через страховые компании.

Значительно чаще практики ищут под фонарем, под которым столпился российский средний класс, в массе своей противник войны и существующего режима, в большой части противник активный, в значительной части стремящийся страну покинуть. Ненавистный и непонятный Кремлю, подвергавшийся репрессиям в России, этот средний класс теперь единственный отдувается за Кремль: именно он не может поехать теперь за рубеж; именно ему не выдают виз; у него отобрали возможности покупать товары в онлайн платформах; его деньги блокируют брокеры и банки по обе стороны границы; с ним нельзя работать европейским юристам и агентам по недвижимости. Этот средний класс и так в массе своей испытывает чувство вины за происходящее - его представители массово участвуют в помощи Украине и украинским беженцам, многие не скрывают своей позиции и в России, и все - вне России. В этом смысле тот факт, что "русские - это новые евреи" для ощущающих "апартеид" на себе многих представителей этого среднего класса оправдывается (вплоть даже до идеи создания некоего "паспорта хорошего русского" - идеи столь же благостной, сколь и унизительной) - но не становится от этого более справедливым, оправданным и, главное, осмысленным.

Размышлениям "о каре" противостоит столь же эмоциональное отрицание ее действенности, от "мы не согнемся и ничего не изменим" до "нам только лучше, это вам самим хуже". Прагматики - справедливо говорят о малом эффекте санкций и реальных возможностях противостояния им; фантасты - рассуждают про гибель Запада без нефти и газа, создание в России современных индустрий из ничего и помощь Китая; популисты - сосредотачиваются не на проблеме а на поиске виновных (помимо Омерики, которая выступает Духом Зла и потому против нее достаточно заклинаний, врагами оказываются … те же самые представители среднего оппозиционного класса - удобная мишень не только для Запада).

Между тем доминанта темы "преступления и наказания" вредна и порочна по целому ряду причин.

Во-первых, она предполагает, что наказание является главной значимой причиной избегать совершения преступлений. Дискуссия "как плохо будет России в отместку за агрессию" совершенно исключает из обсуждения тот факт, что Российская агрессия является сама по себе и вне зависимости ни от причин, ни от последствий тягчайшим преступлением, которое не может совершаться нормальными людьми и нормальными странами - не важно, с последующим наказанием или без.
Во-вторых, она фактически снимает ответственность за совершаемые преступления. Преступник, отсидев в тюрьме, искупает вину и "выходит на свободу с чистой совестью". Россия, получив жесткие экономические санкции и ограничения и потерпев значительные убытки, как бы искупает вину за вторжение, за погибших детей, изнасилованных и убитых женщин: наказание есть? Есть. Значит есть и искупление, "все квиты". Более того - в искаженной перспективе сознания россиянина легко путаются причины и следствия, и вот уже преступлением в его голове становится беспрецедентное экономическое давление Запада, а вторжение в Украину - справедливым наказанием для Запада за это давление.

В-третьих, суровое наказание, как мы знаем из истории, редко приводит к сокращению преступности, чаще наоборот - к ее росту; озлобление, вызванное наказанием, провоцирует агрессию, не элиминируя причин преступления. Многие ли страны под санкциями изменили свою внешнюю политику? Я не знаю примеров.

Наконец, в-четвертых, наказание хотя бы должно работать как обещано. Сказано "будет больно" - должно быть больно, и сразу, а не через год. Если это не так, то у преступника возникает ощущение безнаказанности, победы, что провоцирует его на еще более серьезные преступления; и даже если спустя год или больше наказание все равно начнет действовать, преступник скорее всего будет ложно ассоциировать боль уже не со своим преступлением, а с чем-то другим. На сегодняшний день все введенные против России санкции не приводят (и не могли привести) к "экономической катастрофе".

Да, доходы населения упали на 8% (на самом деле даже больше), да, импорт провалился более чем в два раза, да, у среднего класса появилось множество головных болей (где держать деньги, как выезжать за границу, какой телефон купить). Но все это настолько же непохоже на крах экономики и настолько же не вызывает страха и боли у основной массы жителей России, насколько не являются крахом рост цен на углеводороды и инфляция для жителей Европы. Россия получает огромные валютные средства; продажи углеводородов переориентируются на Восток; самообеспечение товарами первой необходимости налажено, а 70% населения других никогда и не покупало.

Через какое-то время ситуация конечно будет хуже - проблемы с логистикой из-за выхода из эксплуатации самолетов и части ж/д парка, проблемы с автоматикой, проблемы с производственными цепочками, и прочее, о чем все много говорили и говорят, заставят Россию "сидеть" в стагнации на уровне ВВП ниже минус 10% к 2021 году долгие годы, а доходы россиян не будут расти с уровня начала 2000-х если не начала 90х, к которым они придут в этом году. Но это скорее обидно, чем больно, а россияне приучены на обиду отвечать агрессией, а боль - терпеть, пока терпимо. Ощущение "Запад пытался нас прижать и проиграл" сохранится и будет возведено в ранг нового мифа о победе, в ряду таких же мифов о второй мировой войне и предыдущих конфликтах. Чтобы этот миф был жизнеспособным, будет требоваться еще только небольшая победа на поле боя - и потому в ответ на санкции война в Украине может только ужесточаться и удлиняться.

ОК, мы имеем дело с двумя причинами действий Запада: "хорошей" - помочь Украине отразить агрессию, и "реальной" - использовать ситуацию для ускорения процесса ослабления России через экономическую и технологическую блокаду. Не думаю, кстати, что "Запад" стоит обвинять в преследовании "реальной" цели: политика России в последние 20 (ну хорошо, 15) лет поступательно доказывала - Россия опасна, и единственный способ изолировать угрозу это ослабить страну. Но в рамках "нарратива наказания" крайне важно другое: реализуя "реальную" цель под прикрытием "хорошей" (которая как раз реализуется крайне слабо, если вообще реализуется) Запад ставит себя "на одну доску" с Россией, которая безнадежно запуталась в оправданиях своих действий и прикрывает их фиктивными повестками.

Архаичный и не свойственный современным странам во внутренней политике, основанный на концепции "наказания" кого попало, ответ на архаичную же (основанную на концепции колониализма и failed state) политику России, в купе с одинаковым пропагандистским стилем объяснения своих действий и ложной повесткой с обоих сторон как видно не решает ни "хорошей" ни (по большому счету) "реальной" задачи развитых стран; зато он играет на руку Кремлю, стратегическая цель которого именно и состоит в погружении всего "поля битвы" в архаику. Если не экономической, то уж точно идеологической целью Кремля как раз и является реставрация международных отношений модели 19-го века, в рамках которых сила определялась ресурсами, изоляционизм господствовал и никто не мешал местной феодальной элите метрополий самовластно контролировать территории, занятые нанятой этой элитой армией. В этом смысле Кремль не сильно волнует, где пройдет граница России и Украины и даже какие страны примкнут к НАТО. Намного важнее добиться доминирования старых подходов в мире, отказа от современной альтернативы, возврата к "многополярному" миру, то есть на самом деле к миру, где возможность распоряжаться ресурсами есть у нескольких конкурирующих метрополий, а не у каждой страны в отдельности и всего мира вместе - через тесную международную кооперацию.

И как бы ни казалось нам (особенно выходцам из СССР-России, обученным мерить мир понятиями абстрактной справедливости) "правильным" наказать преступника, история доказывает, что реальная задача - остановить преступление и при этом не выйти за рамки закона и прав человека. Усиление безопасности аэропортов и самолетов, а отнюдь не взрывание домов террористов прекратило угоны и захваты заложников на авиатранспорте. "Наказание" Германии за первую мировую войну привело ко второй мировой; план Маршалла и принятие Германии в состав европейского сообщества стал основой для исключения возможности повторения фашизма.

Политикам развитых стран сегодня стоит задуматься - какие цели они преследуют. Защита Украины требует адекватной помощи вооружениями и возможно - опосредованного военного участия (типа закрытия границы страны своими силами там, где сейчас не идут военные действия, развертывания систем западного ПВО над населенными пунктами, удаленными от театра военных действий и пр). Запрет на поставки Макбуков в Россию Украине не помогает (хотя и не мешает - но не надо хотя бы делать вид, что помогает).

Пресечение в будущем эксцессов российской военной агрессии требует срочного пересмотра концепции коллективной безопасности, вовлечения стран, граничащих с Россией, в новую единую систему такой безопасности с действенными гарантиями защиты; систему надо строить быстро и эффективно, не взирая на мифическую угрозу "ядерного ответа" - не потому что вероятность такого ответа заведомо равна нулю, а потому что ориентироваться на его возможность бессмысленно: с тем же успехом можно сразу сдать Кремлю весь мир, и Лондонская Народная Республика в этом смысле ничем не отличается ни от Донецкой или Херсонской, ни от Карагандинской, ни от Рижской - ведь "ядерный удар" можно нанести в ответ на невыполнение любых требований.

Ослабление российского военного потенциала, помимо эмбарго на чувствительные технологии и поставку товаров двойного и военного применения, требует максимального сокращения валютного баланса страны, а для этого надо прежде всего стимулировать отток валюты (в частности не мешать потребительскому импорту, выводу средств в любых формах, депонированию средств частными лицами и компаниями за рубежом, зарубежным поездкам россиян) и сократить ее приток, действенно ограничивая экспорт (доработать и внедрить схемы акцизов в частности). Военный потенциал создается людьми - учеными, инженерами, программистами, менеджерами, банкирами. Режим наибольшего благоприятствования для россиян, желающих покинуть страну, будет ослаблять военный потенциал Кремля; сегодняшний режим поражения в правах - будет его усиливать (и уже усиливает).

Никакие меры не будут эффективными, пока они не поддерживаются крупнейшими партнерами развитых стран на Востоке - Индией и Китаем. С этими странами (и особенно с Китаем) пора прекращать говорить с позиции учителей, готовых поощрить или наказать за то или иное поведение: при всех разногласиях относительно внутренних политик этих стран с западными стандартами, сотрудничество с ними в области глобальной политики несравнимо важнее. Риск апроприации Китаем и Индией формирующегося "архаичного" стиля геополитических отношений слишком велик чтобы его игнорировать. Проблема не только в "прозрачности" эмбарго на углеводороды из России и обходах ограничений, наложенных на Россию в части импорта. Проблема в потенциале войны за Тайвань и/или войны Индии с Пакистаном. И Китай и Индия ждут от Запада не только сотрудничества (и как раз в рамках экономического взаимодействия и конкуренция, и конфликты неизбежны и понимаются как форма нормы), но - и главное - уважения (которое безусловно не означает соглашательства в сфере международной политики, но предполагает равный диалог). Отличным индикатором достижения такого уровня уважения было бы соглашение о поддержке действительно действенных санкций (а не глупости типа закрытия счетов резидентов России) Индией и Китаем. Это была бы не только победа западной дипломатии, но и реальный шаг к миру, в котором мечты Кремля не исполняются, а продолжается процесс глобализации и вместе с тем - защиты права каждого на самоопределение и полноправное участие в мировой политике и экономике.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке