Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Отъезжанты

До недавнего времени "отъезжантами" были в основном неудачники, люди из низших слоев и те, кто не мог найти себе места в обычном обществе. Но сейчас речь о нормальных израильтянах…

plane
Фото: Getty Images

До недавнего времени "отъезжантами" были в основном неудачники, люди из низших слоев и те, кто не мог найти себе места в обычном обществе. Но сейчас речь о нормальных, хорошо образованных молодых парах, урожденных израильтянах…
 
ИНТЕРЕСУЮЩИЕСЯ историей крестоносцев спрашивают себя: почему они не устояли? Глядя на руины их гордых крепостей, мы можем лишь развести руками.

Обычный ответ: их разбил в 1187 году великий мусульманский султан Салах ад-Дин (Саладин) в битве при Хаттинских рогах (сдвоенных холмах у Галилейского моря).

Тем не менее, после этой битвы государство крестоносцев просуществовало в Палестине и ее окрестностях еще сотню лет.

Стивен Рансиман, самый авторитетный историк по периоду крестоносцев, дал совсем другой ответ: царство крестоносцев рухнуло, потому что многие из них вернулись в свои родные земли, и почти никто не пополнил их ряды. В конце концов, последние из остававшихся были сброшены в море (в буквальном смысле).

ЕСТЬ огромное различие между государством крестоносцев, просуществовавшем в этих краях двести лет, и современным Государством Израиль, но есть между ними и поразительное сходство. Вот почему его история всегда интересовала меня.

О выводе Рансимана мне недавно напомнил внезапный интерес наших СМИ к эмиграции из Израиля. Некоторые комментарии звучали истерически.

Эта вспышка интереса была вызвана двумя причинами: телевизионными репортажами об израильтянах, покинувших страну, и Нобелевской премией по химии, которую получили два бывших израильтянина. Воздевание и заламывание рук в обоих случаях.

"Отъезжанты" – на иврите их называют "йордим" (спустившиеся), а людей, приезжающих жить в Израиле, называют "олим" (восшедшими), слово созвучное "пилигримам". Возможно, это связано с тем, что Иерусалим расположен на холме, окруженном со всех сторон долинами, и поэтому к нему необходимо "взойти". Но есть, конечно, в этом слове и идейный сионистский смысл.

До основания нашего государства и в первые десятилетия его существования мы считали себя героями, ведущими борьбу с окружавшими нас со всех сторон опасностями и вынужденными вести несколько войн. На тех, кто нас покидал, мы смотрели как на дезертиров, бросающих своих товарищей в бою. Ицхак Рабин называл их "отребьем".

Телевизионная история особенно напугала тем, что показала обычных израильтян среднего класса, навсегда обосновавшихся в Берлине, Лондоне и Нью-Джерси. Некоторые из их детей говорят на иностранных языках и забыли иврит. Ужас.

До недавнего времени "отъезжантами" были в основном неудачники, люди из низших слоев и те, кто не мог найти себе места в обычном обществе. Но сейчас речь о нормальных, хорошо образованных молодых парах, урожденных израильтянах, хорошо владеющих ивритом. Их основная жалоба – звучащая скорее как извинение – состоит в том, что в Израиле они не могут свести концы с концами, что их, людей среднего класса, заработков не хватает для достойной жизни, потому что эти заработки слишком малы, а цены – слишком высокие. В первую очередь, на жилье. Цена квартиры в Тель-Авиве составляет 120 месячных зарплат среднего класса.

Более трезвое исследование, однако, показало, что эмиграция в последние годы фактически снизилась. Опросы свидетельствуют, что израильтяне, даже арабские граждане, в основном удовлетворены своим экономическим положением – в большей степени, чем во многих странах Европы.

ВТОРОЙ причиной истерики было присуждение Нобелевской премии двум американским профессорам химии, получившим образование в Израиле, причем один из них родился в кибуце.

Израиль чрезвычайно горд своими нобелевскими лауреатами: относительно размеров страны их число поразительно.

Многие евреи убеждены, что еврейский интеллект превосходит интеллект любого другого народа. Вокруг этого построено много теорий. Одна из них утверждает, что во времена средневековья интеллектуалами в Европе были, главным образом, монахи, не передавшие свои гены потомству. В еврейских общинах ситуация была обратной: богачи гордились, если их дочери выходили замуж за одаренных знатоков Торы, открывая своим генам путь для избранных.

Но в этом случае перед нами два ученых, покинувших Израиль несколько десятилетий назад, чтобы пастись на дальних лугах и продолжать свои исследования в престижных американских университетах.

В прежние годы их бы назвали предателями. Теперь они лишь повод глубоко разобраться в себе. Один из двоих покинул Израиль, потому что прославленный Институт имени Вейцмана не предложил ему профессорской должности. Почему мы его отпустили? Как обстоит дело с другими?

По сути, это не специфически израильская проблема. Мозги улетают отовсюду. Ученому, поставившему перед собой амбициозную цель, нужны самые лучшие лаборатории и университеты высочайшего уровня. Молодые умы повсюду в мире стремятся в США. Израильтяне – не исключение.

У нас есть хорошие университеты. Три из них – в списке ста лучших в мире. Но кто может устоять перед искушением Гарварда или Массачусетского технологического института?

НЕОЖИДАННОЕ разочарование побудило израильтян присмотреться к израильским академическим институтам. Представляется, что наши стандарты снижаются во всех областях. Наши университеты не получают достаточного государственного финансирования, число профессоров и их качество – падают. Выпускники школ показывают на экзаменах низкие результаты.

Почему?

Огромные средства отдают армии, требования которой растут из года в год, хотя ситуация с безопасностью у нас улучшается.

Бесконечная оккупация палестинских территорий истощает наши скудные ресурсы. Разумеется, как и поселения: государство вкладывает в них огромные суммы, точный размер которых – государственная тайна.

В долгосрочном плане небольшая страна с ограниченными ресурсами не может содержать огромную армию, сохранять оккупационный режим и сотни поселений, не ограничивая всё прочее. Один бомбардировщик стоит больше, чем школа, больница или лаборатория.

НО МЕНЯ беспокоит в эмиграции не только ее материальная сторона.

Люди покидают страну не только по материальным причинам. Они могут думать, что эмигрируют потому, что жизнь в Берлине дешевле, чем в Тель-Авиве, что там проще найти жилье, а заработки – выше. Но ведь роль играет не только притягательность другой страны, но также сила или слабость связи со своей родиной.

В годы, когда "отъезжантов" считали "отребьем", мы гордились тем, что мы – израильтяне. В пятидесятые и в шестидесятые, я с удовольствием предъявлял свой израильский паспорт на любой границе. Израиль вызывал восхищение во всём мире, и не в последнюю очередь – у наших врагов.

Я считаю, что право гордиться своим обществом, своей страной, входит в ряд основных прав человека. Люди принадлежат нациям. Даже в современной глобальной деревне, большинство людей ощущает необходимость ощущать свою связь с определенным местом, определенным народом. И никто не хочет их стыдиться.

Сегодня, предъявляя свой паспорт, израильтянин не ощущает такой гордости. У него возникает чувство противостояния ("мы против всего мира"), он сознаёт, что многие считают его страну государством апартеида, угнетающим другой народ. Любой человек за рубежом видел бесчисленные снимки до зубов вооруженных израильских солдат перед палестинскими женщинами и детьми. Чем тут гордиться?

Об этом не говорят, но от этого никуда не денешься. И ухудшение неизбежно.

На территории от Средиземного моря до Иордана израильтяне-евреи уже стали меньшинством. А большинство тех, кто лишен всяких прав, здесь из года в год увеличивается. Угнетение будет усиливаться, образ Израиля во всём мире – ухудшаться, а гордость им – блёкнуть.

ОДНО ИЗ последствий этого уже очевидно.

Пользующийся доверием опрос обнаружил заметное ослабление расположенности молодых американских евреев к Израилю.

На еврейской сцене в Америке доминируют престарелые профессиональные лидеры, никогда и никем не избранные. Они оказывают огромное влияние на американскую политическую жизнь, но их влияние в собственном сообществе падает. Молодые американские евреи уже не гордятся Израилем, а некоторые – стыдятся его.

Эти молодые евреи обычно не выступают с протестами, опасаясь вооружить антисемитов. С раннего детства им внушали, что евреи должны держаться вместе против гоев, которые хотят нас уничтожить.

Поэтому вместо того, чтобы возвысить свой голос, они помалкивают, покидают свои общины и исчезают из поля зрения. Этот процесс может оказаться разрушительным для Израиля. Наши лидеры полагаются исключительно на мертвую хватку, которой они держат американских политиков. И если еврейская поддержка Израиля в Америке ослабеет, политики быстро освободятся от этой хватки

В СИОНИСТСКОЙ части этого уравнения есть еще один член.

Предполагается, что целью сионизма является собирание евреев в Израиле. Для того он и возник. Но сионизм – улица с двусторонним движением.

Израиль провозгласил себя "Государством Еврейского Народа". Евреев всего мира фактически считают гражданами Израиля. Но если нет никакой принципиальной разницы между евреем в Хайфе и евреем в Гамбурге, то зачем оставаться в Хайфе, если жизнь в Гамбурге намного комфортнее?

Несколько десятилетий я выступал за замену сионистской теологи простым израильским патриотизмом. Вероятно, пришло, наконец, время это осуществить – после того, как мы превратим Израиль в страну, которой вновь сможем гордиться.

Источник: Гуш Шалом

Метки:

Читайте также