Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивחם מהרגיל
+29+20

Мнения

А
А

Каким Россия и Китай видят новый мировой порядок

Украинский кризис является частью усилий Москвы и Пекина по ослаблению американской мощи и обеспечению безопасного для автократов мира.

25.01.2022
Источник:ИноСМИ.Ru
Встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина. Фото: Getty Images / TPG

Западный альянс пригрозил Кремлю "масштабными" и "беспрецедентными" санкциями в случае нападения России на Украину. Но по мере того, как украинский кризис будет достигать точки кипения, стремление Запада изолировать и наказать Россию наткнется, скорее всего, на поддержку Китая - выдающегося соседа России.

Когда четвертого февраля Владимир Путин отправится в Пекин на открытие зимних Олимпийских игр, он встретится там со своим ключевым союзником Си Цзиньпином. В декабре двое лидеров провели телефонный разговор, в ходе которого китайский лидер поддержал требование России о неприсоединении Украины к НАТО.

Еще десять лет назад подобные отношения казались маловероятными: Китай и Россия были в равной степени соперниками и партнерами. Но после ожесточенных споров обеих стран с США возросшая поддержка Си Цзиньпина в адрес Путина стала отражать растущую схожесть интересов и мировоззрений Москвы и Пекина. По данным китайских СМИ, Си Цзиньпин сказал Путину, что "определенные международные силы незаконно вмешиваются во внутренние дела Китая и России под прикрытием демократии и прав человека".

Как ясно показали замечания председателя Си, лидеров России и Китая объединяет убежденность в том, что США замышляют подорвать и свергнуть их правительства. В период расцвета коммунизма Россия и Китай поддерживали революционные силы по всему миру, а сегодня приняли риторику контрреволюции. Когда недавно в Казахстане вспыхнули беспорядки, Путин обвинил США в попытке спонсировать "цветную революцию" (термин для обозначения протестных движений, созданных с целью свержения правительства) в стране, которая граничит как с Россией, так и с Китаем. Высокопоставленные китайские министры эту риторику подхватили.

Скрытая рука Вашингтона

По мнению России и Китая, восстание в Казахстане шло по определенной схеме. Кремль долгое время утверждал, что именно США стояли за Майданом 2013-14 годов на Украине, в ходе которого свергли пророссийского лидера. Помимо этого, Китай настаивает на том, что иностранные силы - читай, США - стояли и за массовыми протестами в Гонконге, которые Пекин в конечном итоге приказал разогнать.

И Путин, и Си Цзиньпин ясно дали понять, что считают конечной целью Америки свержение российского и китайского правительств, а местные демократические силы - эдакий троянский конь, с их точки зрения.

В 1917 году президент США Вудро Вильсон говорил о необходимости "сделать мир безопасным для демократии". А в 2022-м Путин и Си полны решимости сделать мир безопасным для автократии.

Амбиции России и Китая, однако, исключительно оборонительными назвать нельзя. И Путин, и Си считают причиной своей уязвимости перед "цветными революциями" фундаментальные недостатки нынешнего мирового порядка, то есть сочетания государственных институтов власти, идей и директивных органов, которые определяют ход глобальной политики. Как следствие, они разделяют решимость создать новый мировой порядок, который будет лучше отражать интересы России и Китая - в соответствии с определением, данным их нынешними лидерами.

Русские и китайцы часто критикуют две особенности существующего миропорядка: "однополярность" и "универсализм". То есть, считая, что нынешние договоренности дают Америке слишком много власти, они полны решимости изменить это.

"Однополярность" означает, что после распада Советского Союза в мире осталась только одна сверхдержава - США. Федор Лукьянов, близкий к президенту Путину российский внешнеполитический идеолог, считает, что именно она "дала Соединенным Штатам способность и возможность делать на мировой арене все, что они считают нужным". Он утверждает, что новая эра американской гегемонии началась с войны в Персидском заливе в 1991 году, в ходе которой США создали глобальную коалицию с целью выдворения из Кувейта иракских войск под руководством Саддама Хусейна.

За войной в Персидском заливе по всему миру прокатилась волна военных интервенций во главе с США, в том числе в Боснии и Косово в 90-х. Натовские бомбардировки Белграда в 1999 году давно стали частью российской риторики о том, что Североатлантический альянс не является чисто оборонительным. А Пекин не забыл, что в той бомбардировке пострадало также китайское посольство в Белграде.

После терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне НАТО применила "пятую статью" о взаимной обороне и вторглась в Афганистан. В очередной раз, по словам Лукьянова, Америка продемонстрировала готовность и способность "решительно преобразовывать мир". Но фиаско Америки в Афганистане, символом которого стал хаотичный вывод войск из Кабула летом 2021 года, дало русским надежду на то, что возглавляемый США мировой порядок рушится. Лукьянов утверждает, что взятие Кабула талибами* было "не менее историческим и символическим, чем падение Берлинской стены".

Влиятельные китайские ученые размышляют в том же ключе. Янь Сюэтун (Yan Xueton), декан школы международных отношений Университета Цинхуа в Пекине (альма-матер Си), пишет следующее: "Обретя статус великой державы, Китай получил право на новую международную роль. Такое положение несовместимо с американским доминированием".

Как и Лукьянов, Янь считает, что "мировой порядок, возглавляемый США, исчезает... На его место придет многополярный порядок". Сам президент Си выражается еще более кратко, часто повторяя утверждение о том, что "Восток растет, а Запад приходит в упадок".

Для России и Китая создание нового мирового порядка - не просто вопрос грубой силы, но и битва идей. "В то время как западная либеральная традиция продвигает кредо универсальности прав человека, российские и китайские мыслители доказывают, что разные цивилизации должны иметь возможность развиваться разными путями".

Владислав Сурков, некогда влиятельный советник Путина, осудил "многократные и бесплодные попытки России стать частью западной цивилизации". По словам Суркова, ей следовало бы принять себя как "западно-восточную страну-полукровку" с "гибридной ментальностью". Аналогичным образом рассуждают и пекинские проправительственные идеологи, утверждая, что срастание конфуцианства и коммунизма не даст Китаю возможности ставить во главу угла права одной личности, а не коллективные. По их убеждению, успех Китая в сдерживании пандемии COVID-19 отражает превосходство избранной тактики делать упор на коллективные действие и групповые права.

Пекин и Москва утверждают, что нынешний мировой порядок характеризуется попыткой Америки навязать западные идеи о демократии и правах человека другим странам, в том числе посредством военного вмешательства. Новый мировой порядок, которого требуют Россия и Китай, будет основываться на различных сферах влияния. США согласятся с доминированием России и Китая у себя под боком и откажутся от поддержки демократии и цветных революций, угрожающих режимам Путина и Си Цзиньпина.

Украинский кризис есть борьба за будущий мировой порядок, ведь он затрагивает именно эти вопросы. Для Путина в культурном и политическом отношении Украина является частью сферы влияния России. Требования в области безопасности дадут ей право вето на желание Украины вступить в западный альянс. Также Москва хочет выступать защитником русскоязычного населения. С точки зрения США эти требования нарушают некоторые основополагающие принципы нынешнего мирового порядка, в частности, право независимой страны определять собственную внешнюю политику и делать самостоятельный стратегический выбор.

Украинский кризис имеет непосредственное отношение к "мировому порядку" ввиду наличия явных глобальных последствий. США знают, что нападение на Украину и создание Россией собственной "сферы влияния" создаст прецедент для Китая. При Си Цзиньпине он построил военные базы во всех спорных районах Южно-Китайского моря. Откровеннее и чаще стали угрозы Пекина вторгнуться на Тайвань - самоуправляемый демократический остров, который Китай считает мятежной провинцией. Если Путину удастся вторгнуться на Украину, у Си возникнет соблазн напасть на Тайвань, а также возрастет внутреннее давление со стороны предчувствующих конец американской эры националистов.

Претензии России и Китая к нынешнему мировому порядку явно схожи, но в подходах Москвы и Пекина существуют также некоторые существенные различия. На военные риски охотнее идет Россия, но ее конечные цели могут оказаться более ограниченными. Для русских применение военной силы в Сирии, на Украине и в других местах - способ опровергнуть заявление бывшего президента США Барака Обамы о том, что Россия является не более чем региональной державой. Дмитрий Тренин из московского Центра Карнеги утверждает, что с точки зрения российских элит, "Россия - ничто, если она не великая держава".

И пока она стремится стать одной из таковых, Китай, похоже, рассматривает возможность оспаривания глобального первенства США. Элизабет Экономи (Elizabeth Economy), автор недавно вышедшей книги под названием "Мир глазами Китая", утверждает, что Пекин хочет "радикально преобразовать международный порядок" так, чтобы вытеснить США из Тихого океана и превратить в обычную атлантическую державу. Поскольку в настоящее время сердцем мировой экономики является Индо-Тихоокеанский регион, Китай станет, таким образом, "номером один". Раш Доши (Rush Doshi), директор по Китаю в Совете национальной безопасности США, приводит аналогичный аргумент в своей книге "Игра в долгую: Великая стратегия Китая по смене американского миропорядка". Ссылаясь на различные китайские источники, Доши утверждает, что Пекин явно стремится к глобальной гегемонии американского образца.

Стремление к мировому господству

Разница в масштабах амбиций Китая и России отражает различия экономических потенциалов. Экономика России сейчас находится примерно на одном уровне с итальянской. Иными словами, для стремления к мировому господству Москва попросту недостаточно богата. А Китай, напротив, по некоторым показателям обладает мощнейшей экономикой мира, является крупнейшим производителем и экспортером. Его население численностью 1,4 миллиарда человек превышает российское примерно в десять раз. Таким образом, стремление стать самой могущественной страной в мире вполне реализуемо.

И хотя различия в экономическом потенциале России и Китая ставят амбиции Си Цзиньпина выше путинских, в краткосрочной перспективе ему также необходимо проявлять куда бóльшую осторожность. В готовности Путина применить военную силу ради попытки изменить баланс сил в Европе прослеживается отчаяние азартного игрока. Тренин утверждает, что расширение НАТО на территории, некогда принадлежавшие Советскому блоку, заставляет Путина хвататься за Украину как некий "последний рубеж".

В Пекине же, напротив, убеждены в том, что время и история благоволят именно им. Там обладают множеством недоступных русским экономических инструментов для расширения влияния. Знаковым проектом эпохи Си является инициатива "Один пояс - один путь", финансируемая Китаем масштабная глобальная программа развития инфраструктуры, которая охватывает Центральную Азию, Африку, Европу и обе Америки.

Пока по США расползается идеология протекционизма, Китай использует торговую мощь для наращивания глобального влияния. В этом месяце было запущено Всестороннее региональное экономическое партнерство (Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP), обширная новая зона свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе, куда входят Китай и несколько стратегических союзников США, таких как Япония и Австралия, а сами они - нет. Предоставление или отказ в доступе на китайский рынок дает Пекину инструмент влияния, недоступный Москве.

Но сработает ли этот постепенный подход? Или для создания искомого мирового порядка России с Китаем нужен некий драматический момент?

Как свидетельствует история, новые системы регулирования мировых событий обычно возникают после какого-либо неожиданного политического события вроде крупной войны.

По бóльшей части безопасность и институциональная архитектура нынешнего мирового порядка возникали по мере завершения Второй мировой войны или после нее, когда появились ООН, Всемирный банк и МВФ (со штаб-квартирами в США). В 1948 году вступило в силу Генеральное соглашение по тарифам и торговле (General Agreement on Tariffs and Trade, GATT). В 1949 году была создана НАТО. В 1951 году был подписан Японо-американский договор о безопасности. Тогда же было основано Европейское объединение угля и стали, предшественник ЕС. После окончания холодной войны рухнули поддерживаемые Советским союзом конкурирующие институты, такие как Варшавский договор, а НАТО и ЕС расширились до границ России. В 2001 году Китай вступил во Всемирную торговую организацию, ставшую преемницей GATT.

Теперь вопрос в том, потребуют ли амбиции России и Китая по созданию "нового мирового порядка" очередной войны. В ядерную эпоху непосредственный конфликт с США слишком опасен и произойдет лишь в том случае, если все стороны допустят какой-либо просчет (а такую возможность исключать никогда нельзя).

России и Китаю может, однако, взбрести в голову реализовать амбиции посредством марионеточных войн. Победа России на Украине без сопротивления станет свидетельством того, что в Европе формируется новый порядок безопасности, де-факто включающий российскую "сферу влияния". Успешное китайское вторжение на Тайвань воспримут как признак окончания эры американского господства в Тихом океане. Тогда многие страны региона, которые в вопросах безопасности полагаются на США, такие как Япония и Южная Корея, могут принять решение приспособиться к новому порядку, доминировать в котором станет Китай.

В качестве альтернативы он может возникнуть и при молчаливом согласии Вашингтона. При Байдене этот вариант представляется маловероятным, если только США в последнюю минуту не решат пойти на какие-то серьезные уступки по Украине. Но ведь в 2024 году в Белый дом может вернуться Дональд Трамп. Как минимум на словах он, похоже, с пониманием относится к различным аспектам российско-китайского мировоззрения.

Бывший президент США нет-нет да и позволял себе резкие высказывания в адрес НАТО и называл американских союзников в Азии безбилетниками. Его политика "Америка прежде всего" была сопряжена с отказом от традиционных формулировок об американской миссии по поддержке свободы во всем мире. Временами Трамп также откровенно выражал восхищение как Си Цзиньпином, так и Владимиром Путиным. Будучи самопровозглашенным дельцом и воротилой, Трамп с пониманием относится к идеям распределения сфер влияния.

Вообще, Россия и Китай, похоже, не собираются сидеть сложа руки и ждать, когда Трамп вернется в Белый дом. Они знают, что даже в трамповской Республиканской партии есть много ястребов, настроенных на конфронтацию как с Россией, так и с Китаем. В любом случае, до следующих президентских выборов в ноябре 2024 года может произойти многое.

Нетерпение России очевидно из готовности Путина форсировать кризис на Украине. Перспективы нового, более выгодного для России мирового порядка могут зависеть от того, увенчается ли успехом украинская авантюра. Но даже если Путину не удастся достичь намеченных на Украине целей, угроза возглавляемому США мировому порядку не исчезнет. О ней позаботится набирающий мощь Китай во главе с амбициозным президентом Си.

Гидеон Рахман Gideon Rachman, Financial Times (Великобритания)

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке