Где обещанный хумус?
Фото: mnenia.zahav.ru
Где обещанный хумус?

Тем, что Израиль сохранил контроль над Голанами, он обязан кому угодно, но только не самому себе. За четверть века были предприняты, как минимум, четыре-пять попыток сбыть стратегические высоты Сирии 

«Вчера ночью по кибуцу Дгании было выпущено несколько снарядов с Голанских высот. Несколько человек получили легкие ранения, учеба в школах отменена. ЦАХАЛ обстрелял позиции террористов». 

«Группировка, связанная с «Фронтом аль-Нусра», проникла в Кацрин и учинила там резню в жилом комплексе. Между повстанцами и силами режимам идут ожесточенные бои. Жители Тверии на протяжении последних двух дней слышат артиллерийскую канонаду и автоматные очереди». 

«Международные информационные агентства сообщают, что «Хизбалла» создала свою базу на Голанских высотах, фиксируя все передвижения израильских войск в районе Кинерета». 

Бред сумасшедшего? Да. Но именно так могли бы выглядеть сегодняшние заголовки в израильских СМИ. 

И за то, что этого не произошло, не стало реальностью, мы можем быть благодарны кому угодно - Асаду-старшему и Асаду-младшему, администрации Джорджа Буша, Ирану, «Хизбалле» - но только не самим себе. Ибо в действительности Израиль делал все, чтобы чуть ли не насильно впихнуть сирийскому режиму Голанские высоты. При этом, говоря «Израиль», я имею в виду весь спектр его общества: политиков, журналистов, аналитиков, военных, представителей служб безопасности, духовных лидеров (если это словосочетание можно употребить к ним вообще). 

Вернемся в прошлое. Совсем недавнее прошлое – 90-е годы. Именно тогда начала реализовываться концепция «территория в обмен на мир». Сначала ее пытались осуществить именно на «сирийском направлении» - считалось, что путь к миру лежит через Дамаск. 

Логика была следующей: Хафез Асад - умеренный и прагматичный лидер. С ним можно договориться, он контролирует «Хизбаллу», контролирует ХАМАС и «Исламский джихад», он заинтересован в мире с Израилем. «Дедушка Перес», прогрессивно мыслящие журналисты, не менее прогрессивно мыслящие генералы говорили нам, что как только Голаны будут возвращены Сирии, исчезнет всякая опасность военного конфликта с этой страной; Голаны превратятся в международный туристический центр и открытую экономическую зону, а простые «сабры» смогут поехать в Дамаск, чтобы откушать там хумус. 

Отталкиваясь от этих незамысловатых постулатов, наши миротворцы начали развивать мирное наступление на Дамаск. В 1993 году Ицхак Рабин и Шимон Перес были согласны передать Асаду-старшему Голаны - все целиком - в обмен на мирное соглашение. Асад не согласился, потребовав еще и берег Кинерета - территорию, захваченную сирийцами во время Войны за Независимость. Видя с какой легкостью израильские лидеры при поддержке общества готовы отказаться от стратегических высот, он решил (и вполне разумно) получить еще и выход к Кинерету. Этот вопрос начал интенсивно обсуждаться, хотя и осложнял переговоры. Тем не менее, впечатление, что израильские миротворцы готовы были согласиться на условие Асада. Глава делегации на переговорах с сирийцами профессор Итамар Рабинович с 1992 по 1996 год не уставал повторять, что шанс для соглашения существует. Ури Савир, ведущий переговорщик, как с палестинцами, так и с сирийцами, возглавивший делегацию в 1995 году, дал понять госсекретарю Уоррену Кристоферу, что Израиль готов «пойти навстречу» Дамаску и совершить «полное отступление» - т.е., позволить Сирии обрести контроль над Кинеретом. Любопытно в контексте нынешнего плача по покойному Овадии Йосефу, что «великий гаон», чья партия ШАС входила в правительство, не выступал против такого мира, как, впрочем, и против возвращения Арафата с его головорезами. В конечном счете, переговоры оказались на обочине политической жизни - к тому времени уже произошел «судьбоносный прорыв» на тайных переговорах с Арафатом и были подписаны соглашения Осло. 

Почему Асад отказался от сделки? Умный и жесткий правитель, он на голову превосходил израильских политических карликов, менее всего хотел повторить участь Анвара Садата и ставить под угрозу свой клан. 

Однако мечта избавиться любой ценой от Голан не покидала отечественных цезарей. Придя к власти в 1999 году Эхуд Барак, засучив рукава, взялся за дело со всем присущим ему напором. Он побудил Билла Клинтона, жаждавшего Нобелевской премии за мир (какая жалость - Барак Обама получил ее, вообще ничего не сделав!) организовать встречу с сирийцами. (Как и Перес, Барак отдавал предпочтение сирийскому направлению). 

Тщеславный Клинтон, в свою очередь, развил бурную деятельность по примирению заклятых врагов. Барак был настроен необычайно оптимистично (вообще израильские политики крайне оптимистичны в деле мира) - в интервью «Едиот ахранот» он заявлял об «историческом прорыве» и о том, что «шансы на провал переговоров весьма невелики». 

Встреча эта состоялась в Шефердстауне возле Вашингтона в январе 2000 года и стала позором для Израиля. Барак прибыл на нее сам, Хафез Асад послал сюда своего министра иностранных дел Фарука аш-Шараа. То было явное нарушение всех дипломатических норм, но на этом унижение не кончилось. Эхуд Барак напрямую обращался к Фаруку аш-Шараа. Аш-Шараа его попросту игнорировал, и обращался к Биллу Клинтону. Переговоры зашли в тупик. 

В марте 2000 года в Женеве Клинтон, по негласной договоренности с Бараком, предложил Асаду дополнительную территорию возле Кинерета в качестве «бонуса» за мир. «Сирийский сфинкс» оставался невозмутим. Барак потерпел полное фиаско и с тем же оптимизмом взялся обрабатывать Ясера Арафата. Результатом стала, как мы знаем, «вторая интифада». 

Между правительствами Рабина-Переса и Эхудом Бараком было, кстати, еще и недолгое первое правление Нетаниягу. Верный последователь Жаботинского также был не прочь уйти с Голанских высот. Переговоры велись в обстановке секретности, но поскольку в Израиле ничего тайного не бывает, ход их стал известен СМИ. Выяснилось, что Нетаниягу предлагал Уоррену Кистоферу и спец.посланнику Дэнису Россу компромисс: отступление с Голанских высот в обмен на размещение 10 тысяч «джи-ай» на Голанах и создание здесь демилитаризованной зоны. Асад снова отказался. 

Массовое насилие, сопровождаемое кровавыми терактами, и последовавшее одностороннее отступление из Газы отодвинуло в сторону вопрос о будущем Голан - но ненадолго. Почти сразу же после прихода к власти Эхуд Ольмерт попытался реанимировать «мирный процесс» - не только с палестинцами, но и Асадом. Теперь уже младшим. В июне 2008 года при посредничестве Турции (воистину надежный арбитр) прошли «конструктивные переговоры» в Стамбуле, а в СМИ появилась информация, что Ольмерт согласен выполнить главное условие Дамаска - отойти к берегу Кинерета. Сам израильский премьер опровергал этот «конструктивизм», но, судя по всему, не слишком опечалился утечке информации - надо было подготовить народ к «болезненным уступкам во имя мира». 

Оба лидера - Ольмерт и Асад - прибыли 13 июля на саммит в Гран-Палас в Париже, и израильские журналисты выражали надежду, что им удастся переговорить с глазу на глаз. Встреча не состоялась, хотя по свидетельству журналистов, Ольмерт пытался «случайно» приблизиться к месту, где находился Асад. Сирийский правитель, впрочем, во время ретировался, а затем демонстративно покинул зал во время выступления Ольмерта. 

Тем не менее, переговоры продолжались, СМИ сообщали о сближении позиций, и все, быть может, было бы замечательно, если бы не спровоцировавший военные действия ХАМАС. Так же как «Хизбалла» спасла Израиль от планируемого Ольмертом одностороннего отступления из Иудеи и Самарии, ХАМАС оберег Израиль от утраты Голан. Воистину, с такими врагами и друзей не надо… 

Закончились ли на этом неустанные попытки сбыть Голанские высоты Дамаску за «клочок бумаги»? Разумеется, нет. «Мирный процесс» - это ведь не политика, это религия. А религия не умирает. Возникла новая «концепция» - отколоть от «оси зла» Сирию и тем самым ослабить Иран. Почему алавитский режим не мог одновременно забрать Голаны и остаться союзником Ирана? Об этом авторы блистательной стратегии не задумывались. 

В СМИ начала вновь будироваться версия о возможном мире с Сирией. В военном истеблишменте нашлось множество сторонников такого умиротворения, бурно поддерживаемых газетой «Гаарец», интеллектуалами и профессурой. 

На фоне происходящих в Сирии событий эти перипетии выглядят сегодня трагикомично. Например, бывший глава «Мосада» Дани Ятом в декабре 2007 года заявил в интервью израильскому радио, что необходимо незамедлительно пойти на уступки Асаду, так как это не только принесет мир с Сирией, но и «даст шанс» переговорам с палестинцами. 

В июне того же года глава аналитического отдела военной разведки (АМАН) бригадный генерал Йоси Байдац заявил, что сирийский режим хочет мира, и миру «надо дать шанс». Его поддержал и глава АМАН генерал Амос Ядлин. 

Проблема была в том, что на этот раз путь к заветному миру преградили нам не «Хизбалла» и ХАМАС, а администрация Джордж Буша-младшего. Этот «крестоносец», как его охарактеризовал Амос Оз, имел наглость не верить Асаду и сорвать мирное переговоры. 

Но, как мы знаем, главное - это вера. И вот, в начале 2011 года, уже после событий на площади Тахрир в Каире отечественный стратег Габи Ашкенази заявляет, что нужно как можно скорее договориться с Сирией и отдать ей Голаны. Через пару месяцев в Сирии начались массовые волнения, вылившиеся в кровопролитную гражданскую войну. Кстати, отдать сирийцам высоты взывала и «голубка мира» Ципи Ливни - также заслуженный сотрудник «Мосада». 

В общем и целом, за последние четверть века Израиль предпринял, как минимум, четыре-пять попыток сбагрить Голаны сирийцам. «Наше счастье, что эта концепция развалилась еще до того, как обрушилась нам на голову», - язвительно прокомментировал эти усилия Либерман, категорически выступающий против даже обсуждения вопроса о возвращении Голан. 

Впрочем, надежда умирает последней, и мы можем надеяться на мир с тем же Асадом или с салафитами. Почему нет? Ведь экс-глава «Моссада» Эфраим Халеви, ныне - глава Центра стратегических и политических исследований при Еврейском университете в Иерусалиме в октябре 2012 года, призывал к диалогу с Ираном, критиковал Митта Ромни за отсутствие гибкости и предлагал вести переговоры с ХАМАСом. «Гаарец», конечно, поддержала его за дальновидность и стратегическое видение. Так что отчаиваться не будем…

counter
Comments system Cackle