Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+30+22

Мнения

А
А

Новая бесполая медицина США

К непредсказуемым последствиям приведет американскую медицину переживаемая ею трансгендерная революция.

31.07.2021
Фото: Depositphotos

Ведущие медицинские школы страны смотрят на пол как на предмет социальной договоренности, а не как на биологический факт. Об этом рассказывает журналистка Кэти Герцог.

Читая лекцию по курсу эндокринологии в одной из ведущих медицинских школ Университета штата Калифорния, профессор принесла извинения студентам за прозвучавшую в начале ее выступления фразу: "Я сказала, когда женщина беременна, а это предполагает, что только женщина может быть беременна. Поэтому я приношу самые искренние извинения за это".

В ведущих медицинских школах страны будущих врачей учат тому, что в отличие от других млекопитающих, человек не рождается с признаками своего пола, он договаривается о своей половой принадлежности с другими людьми по своему желанию. Этот подход уже дает катастрофические результаты.

В 2019 году престижный "Медицинский журнал Новой Англии" рассказал историю 32-летнего трансгендера, который обратился в скорую помощь с жалобами на острые боли в нижней части живота. Поскольку в своих медицинских документах он значился мужчиной, принявшая его медсестра пришла к заключению, что боли могут быть вызваны либо ожирением, либо отказом от предписанных ему медикаментов от гипертонии. Это не было поводом для его госпитализации. Сестра ошиблась. Пациент был женщиной, у которой начались предродовые схватки. Когда медики поняли это, было поздно, ребенок появился на свет мертвым. Пациент был потрясен случившимся.

Дана Баэр - бывший хирург и трансактивист говорит, что трансгендеры и медики должны проводить четкую границу между полом и гендерной принадлежностью, чтобы избегать ошибок такого рода. Но в действительности грань стирается. Одна из причин в том, что профессора медицинских школ боятся студентов, озабоченных вопросами социальной справедливости, которые могут лишить их работы. По этой причине они вынуждены пользоваться утвержденным активистами новоязом, заменяющим медицинскую терминологию.

Студентка, которую Кэти Герцог называет Лорин, рассказывает, что в начале учебного года студенты получают подробную инструкцию, как выявлять и клеймить педагогов, которые позволяют себе произносить слова, оскорбительные для чуткого студенческого слуха - "wrongspeak".

На интернет-форуме медицинской школы, где занимается Лорин, студенты учат своих профессоров, как тем нужно говорить. Скажем, термин breastfeed (кормление грудью) следует заменить термином chestfeed (сhest - мужская грудь).

После лекций о хромосомных отклонениях студенты поставили на вид профессору, что он пользовался местоимениями "он", "она", а также существительными "отец" и "сын". Получив студенческую петицию профессор ответила ее отправителям, что перед лекцией она согласовала ее текст с университетской комиссией по делам ЛГБТ+ , но поскольку ошибка допущена, сожалеет о случившемся.

Профессора и рядовые инструкторы охотно перенимают терминологию "инклюзивности и гендерного антиугнетения", чтобы не лишиться работы. Действительно, что тебе стоит сказать "человек в преддверии менопаузы" вместо "женщина в преддверии менопаузы"?

Игнорирование биологических особенностей мужского и женского организма значительно усложняет процесс диагностики и лечения пациентов. Аневризма брюшной аорты встречается у мужчин в четыре раза чаще, чем у женщин. У мужчин и женщин по-разному протекают грыжа, ревматоидный артрит, люпус, рассеянный склероз, астма, многие другие заболевания. Почки мужчины и женщины по-разному реагируют на медикаменты, из-за чего им предписывается различная дозировка многих лекарств. Но новый тип подготовки врачей обходит этот факт стороной.

Об изменениях в подготовке нового поколения медиков можно судить по тому, что Ассоциация американских психологов пришла к заключению, что термин "пол при рождении" унижает достоинство человека, поэтому он заменен на "записанный при рождении".

Кэти Герцог подчеркивает: пока нельзя утверждать, что новая идеология проникла во все медицинские школы страны, но она уже присутствует во многих, благодаря активизму, в основе которого лежит идея защиты гражданских прав транссексуалов.

Примером может служить история ассистента-профессора престижного университета Браун Лизы Литтман. В 2014 году Литтман обратила внимание на то, что в ее соцсети внезапно выросло число девушек, объявивших себя мальчиками-трансгендерами. До этого гендерная дисфория проявлялась приблизительного у одного из 10 000 человек, но в последнее десятилетие число подростков, обратившихся за медицинской помощью в связи с гендерной дисфорией, подскочило в США на 1000% . В Великобритании - на 4000%. Крупнейшая клиника Лос-Анджелеса, занимающаяся гендерной терапией, в 2009 году располагала 80 пациентами, а в 2019 их число достигло одной тысячи.

Литтман провела собеседование с 250 родителями, чьи дети объявили себя трансгендерами, хотя до той поры не проявляли никаких признаков неудовлетворенности своим природным полом. Более 80% неудовлетворенных подростков оказались девочками. Многие из них принадлежали к неформальным группам, где не менее половины объявили себя трансгендерами. Литтман ввела в обращение термин "rapid-onset gender dysphoria". То-есть, речь шла о дисфории, ставшей результатом социальной вспышки, внезапно поднятой волны. (Для этой статьи я предлагаю пользоваться термином "волновой дисфории" - во всяком случае до появления более точного термина - В.Я.) Литтман тогда предположила, что "волновая дисфория" может быть своего рода социальным трендом, родственным массовой анорексии или нанесение себе ножевых порезов, которые волной прокатились по девичьим компания 90-х.

Литтман опубликовала результаты своих наблюдений в журнале PLOS One. После этого сама Литтман, редакция журнала и университет были обвинены в трансфобии. В ответ на волну критических публикаций в прессе и социальных сетях редакция PLOS One объявила, что начинает расследование работы Литтман, а через несколько часов после этого университет осудил ее работу - вообще безо всякого расследования.

В марте 2019 года статья была переиздана с косметическими поправками, при этом редакция журнала признала, что в оригинале никаких ошибок не обнаружила. Тем не менее, Литтман больше не работает в Брауне, а Департамент здравоохранения Род-Айленда отказался возобновить контракт с ней.

Случай Литтман - не единичный. Хорошо известно дело Абигайль Шрайер, автора книги "Непоправимый урон" (Irreversible Damage) о необратимых последствиях гендерной терапии у подростков, решивших, что они страдают гендерной дисфорией. Американская ассоциация книготорговцев, первоначально включившая книгу в свой каталог, после критики со стороны трансактивистов, осудила книгу и ее автора, объявив, что та нанесла "ужасающий вред" и "травмировала и поставила под угрозу членов транс-сообщества".

Джулия Мейсон, практикующая 25 лет как педиатр в пригороде Портленда, рассказывает о возросшем в последнее время количестве подростков, которые хотят пройти гендерную терапию. Отец одной из ее 12-летних пациенток рассказал ей, что в специализированной клинике его дочери поставили диагноз "гендерная дисфория" за пять минут. После этого девочку отвели к эндокринологу, который после первой же встречи прописал ей половые гормоны, хотя американская медицина не располагает данными об их долговременном воздействии на страдающих гендерной дисфорией.

В 2018 году Американская академия педиатрии рекомендовала своим членам способствовать укреплению решения пациентов в выборе гендера, не принимая в расчет состояние их психики, травмы, семейную ситуацию или подростковые фобии в период полового созревания. Эта рекомендация позволяет хирургам проводить двойную мастэктомию 13-летним пациенткам.

Диана Эренсафт - ведущий психиатр Гендерной клиники для детей и подростков при Университете штата Калифорния в Сан-Франциско утверждает, что дети трехлетнего возраста уже способны определить себя как трансгендеров.

Это мнение не разделяет клинический психолог из Торонто Джеймс Кантор. Он сообщает, что отслеживание отдаленных результатов гендерной терапии свидетельствует, что от 60% до 90% детей, страдавших гендерной дисфорией, переросли ее. Большинство просто определились как геи или лесбиянки.

Мы уже сталкивались с "модными" недугами или отклонениями, которые получали повышенное внимание общества, но насаждение новой гендерной идеологии не рассматривается как недуг, это - новое движение за гражданские права. Движения такого рода кажутся справедливыми по определению и вызывают стремление поддержать их. А как с этим можно бороться?

Источник: Common Sense with Bari Weiss

Краткий перевод: Вадим Ярмолинец




Использовано стоковое изображение от Depositphotos

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке