Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивמעונן חלקית וייתכן גשם
+30+25

Мнения

А
А

Пока не пересох колодец, или Чему учит поучительно-проучительная психология

Когда возникает нештатная ситуация, требующая нестандартного подхода, Израиль обязательно выбирает уже проторенный, хотя и тупиковый путь.

09.04.2021 Обновлено: 09.04.2021
Источник:mnenia.zahav.ru
Фото: Wikipedia / OSeveno

Не ждите Страшного суда, он приходит каждый день
Альбер Камю


Как бы мы ни относились к нашему несовершенному миру, он представляет собой единое целое, где все взаимосвязано. Одна его составляющая влияет на другую. Дополняя ее, усиливая либо ослабевая. Если же исходить из того, что время, как и Вселенная, бесконечно, то тогда и любое событие неизбежно. Даже самое невозможное. Зато возможны варианты. И то, что начиналось как комедия, вполне может закончиться трагедией. Или наоборот: что казалось чуть ли не катастрофой, на поверку оборачивается внезапной удачей. Жизнь богата разнообразием форм и красок. В этом ее гармония. И непредсказуемость. Ибо именно необычное сочетание цветов обычно приводит к совершенно неожиданному эффекту. Это "душа" изобразительного искусства.

Нечто подобное наблюдается и в политике, где что ни случайность, то непознанная закономерность. Хотя, конечно, и тут не без издержек. Замордованный перманентными выборами Израиль получил персональный привет от Международного уголовного суда. То бишь официальное письмо, которое можно смело расценить как неуклюжую попытку принуждения к сотрудничеству. С неизбежным выкручиванием рук. Что, естественно, вызвало бурю негодования как на правом, так и на тяготеющем к центру флангах местной политики. И, мне кажется, напрасно. Потому как это всего лишь еще один кровавый навет. Только политический.

Именно так ко всему этому и надо относиться. Ибо и он в конце концов канет в историю, как и все предыдущие. Вместе с давно забытой рутинной операцией "Несокрушимая скала", которая проводилась летом 2014 года, чтобы остановить ракетные обстрелы израильских городов и населенных пунктов. Но теперь вдруг попавшей в разряд расследуемых. Вместе с растянувшимся почти на два года так называемым "великим маршем возвращения", во время которого арабы Газы до тла сжигали приграничные кибуцные поля. И что, по-вашему, остановило эту вакханалию? Нет, не "сионистские" пули и уж тем более не ооновские увещевания, коих в общем-то и не было, а самый что ни на есть заурядный мор, облаченный в форму короновирусной эпидемии.

А вот что это - дела рук человеческих или Б-жья кара - пусть каждый решает сам. Мир держится не на политике, не на экономике и даже, страшно подумать, не на нравственных началах. Мир держится на правосудии. И когда его захлестывает беззаконие, он погружается в пучину трех бед - мора, голода и войн. И не приведи Господь, чтобы все они одновременно обрушились на наши головы. Достаточно нам одной войны - иудейской, конца которой не видно. Несмотря на баснословные потери. Ведь только четырехактный спектакль с выборами обошелся стране в 14 миллиардов шекелей. Никакой МУС - будь то гаагский либо исламский - не нанес бы столь ощутимого ущерба. И ради чего? Ради дешевых амбиций политических карликов, превратившихся для страны в еще одну эпидемию.

Научись любить себя, утверждают психологи, и все сразу вернется на свои привычные места. Это в одинаковой степени относится и к людям, и к государствам. Неважно как плыть - по течению или против него. Важно знать, куда плывешь. Поэтому бесполезно бросать камни в огород Фату Бенсуды. Так же, как бесполезно тянуть резину в ожидании, пока ее сменит менее враждебный (на каком, хотелось бы знать, основании?) Карим Хан. Решение принимает досудебная палата Гаагского трибунала, а генпрокурор лишь утверждает его. И судебная "тройка" в составе венгра Петера Ковача, француза Марка Перрена де Бришамбо и Рейна Аделаида Софи Алапини-Гансу из Бенина свое решение приняла. Теперь слово за Израилем, который при любых обстоятельствах должен твердо отстаивать свои национальные интересы.

Однако всякий раз, когда возникает нештатная ситуация, требующая нестандартного подхода, Израиль обязательно выбирает уже проторенный, хотя и тупиковый путь. Поэтому срочный вояж Реувена Ривлина по европейским столицам в попытке перетянуть их на свою сторону, как и следовало ожидать, ничего не дал. Да и что мог обещать ему тот же Эммануэль Макрон? Разве что повторить вслед за Шарлем де Голлем: "Я люблю Францию, но не люблю французов". Или вообще отказаться от комментариев. Зачем рассыпать жемчуг перед евреями? Какой от них прок? Козырь России - в ее военной мощи. Значимость Китая - в мягкой силе. Америка в обмен на лояльность обещает финансовую помощь. А что может предложить Израиль? Дешевые энергоносители? Альтернативу Суэцкому каналу? Долгожданное лекарство от ковида?

Эванстон. Фото: Getty Images / Scott Olson

Легковесу не место среди тяжелоатлетов. Пусть даже они и новички. Но подсказку дает сама жизнь. Да такую, что если и захочешь - не придумаешь. Соединенные Штаты, возможно, сами того не понимая, создают прототип совершенно новых межличностных отношений, которые обязательно переродятся в итоге в международные. Ведь нет ничего более раздражающего, чем наглядный пример. Того же Иллинойса, который, похоже, станет первым штатом, начинающим выплачивать репарации своим чернокожим гражданам. Пока, правда, только жителям чикагского пригорода Эванстон, которые получат по 25 тысяч долларов.

И дело не в том, что они предназначены на улучшение жилищных условий. Дело в самой тенденции. Ведь лиха беда начало. Эстафету уже подхватил Орегон, который пошел еще дальше, обещав ежегодно выплачивать по 120 тысяч долларов любому, кто докажет, что его предки были рабами. На очереди Конгресс, где этому вопросу тоже придается первостепенное значение. Более того, речь уже идет не о 14 триллионах, которые в прошлом году потребовали негритянские активисты, а о гораздо большей сумме. Впрочем, неважно, на чем в конечном счете остановятся законодатели. Ибо намного важней другое: затасканный юридический термин о преступлениях, у которых нет срока давности, наполняется совершенно иным содержанием.

Что из этого следует? Если говорить об Израиле, то это открывает перед ним просто необозримый горизонт возможностей. Поскольку впервые позволяет выйти за жесткие рамки послевоенного мироустройства, навязанного странами-победительницами. Их контуры обговаривались сначала на Ялтинской, а затем Потсдамской и Парижской конференциях, где в числе первостепенных вопросов обсуждалось и возмещение нанесенных в результате фашистской агрессии убытков. С этой целью было создано специальное Межсоюзническое репарационное агентство со штаб-квартирой в Брюсселе. Однако общую сумму обязательных выплат оговорить и уж тем более юридически закрепить почему-то забыли. Поэтому полюбовно договориться не удалось: каждая из девятнадцати выстроившихся в очередь за репарациями стран, включая даже тех, кто воевал на стороне Германии, тянула рубашку на себя.

В итоге Международный суд ООН постановил, что Германия "обладает юридической неприкосновенностью от преследований в национальных судах за нацистские злодеяния". Этот вердикт, не подлежащий обжалованию ни в какой другой инстанции, стал, по сути, охранительной грамотой и для прочих стран, так или иначе замешанных в преступлениях против человечности. Об ограбленных и почти поголовно уничтоженных европейских еврейских общинах поначалу никто и не заикнулся. А когда ФРГ, заключив договор с Израилем, обязалась частично вернуть холокостные долги, остальные соучастники, коими была, по сути, вся Европа, с облегчением вздохнули и тихо умыли руки. Та же Польша, к примеру, требует от Германии триллион долларов, но сама платить отказывается. Хотя по самым скромным подсчетам, присвоила еврейского имущества на сумму не менее 300 миллиардов долларов.

В нашем перевернутом мире нет ничего дешевле, чем ценник человеческой жизни. Холокост мы проехали. Ничему не научившись и даже не стремясь сделать какие-то выводы. А тем, кто пытается о нем напомнить, затыкают рты, обвиняя в клевете. И чем меньше остается свидетелей, тем неслышней голос правды. Скоро, похоже, вообще придется перейти на шепот. Да и сами евреи, уставшие от постоянных попреков в вымогательстве, неблагодарности и прочих едва ли не смертельных грехах, готовы поскорее закрыть эту страшную главу в своей долгой и не слишком благосклонной к ним истории. Бороться с этим феноменом атрофированной совести бесполезно. Но и спускать на тормоза тоже нельзя.

Где же выход? И есть ли он вообще? Есть. Надо лишь довести евреев до такого состояния, когда они наконец поймут, что у них просто нет другого выхода, как взять на вооружение тактику негров. Ведь если они сумели поставить на уши белую Америку, заставив ее платить по двухсотлетним счетам, то что, скажите, мешает и евреям измерить глубину своих страданий и унижений? Веков этак за двадцать. Тут-то и начинается не только занимательная арифметика, но и поучительно-проучительная психология. Потому что пришло время и Израилю учредить свой трибунал. Еврейский. Пусть он и решает, кто подпадает под гильотину его юрисдикции, с каких бусурман спросить за колонизацию Иудеи и с какого римского правопреемника требовать вернуть похищенные Титом храмовые сокровища?

Но как быть тогда с Богданом Хмельницким? До сих пор евреи, лишь услышав о нем, с суеверным ужасом произносят: "Да будет стерто имя его". А что он сделал для неньки Украины? Оторвал от Польши, полностью разорив и обезлюдив.

Копать так копать, невзирая на толщину исторического слоя. Ибо правильно заданный вопрос - это еще и проверка на вшивость, то бишь на наличие накопившихся долгов и обязательств перед прошлым. А поскольку больших и малых холокостов в еврейской истории не счесть, то и список должников нескончаем. От крестовых походов до кровавых наветов и погромов. Не говоря уже о массовых изгнаниях из Испании, Португалии, Англии, Франции и далее везде. Нет, пожалуй, такой европейской (и не только) страны, которая в той или иной степени вдоволь не поиздевалась бы над евреями. Как нет и еврея, чей предок хоть откуда-нибудь да не был бы изгнан. Но так как список прегрешений у всех разный, то и подход должен быть индивидуально-избирательным. С прицелом на искреннее раскаяние и исправление. Для иных, возможно, вполне хватит и морального наказания. А наиболее наглых и спесивых можно лечить коллективными исками. И чем больше в них нулей, тем лучше.

Я даже знаю, с кого начать. Вы слышали историю о том, как украинский МИД обиделся на израильского посла в Киеве Йоэля Лиона? За то, что тот якобы пытается помешать "сохранять национальную память". В чем его и уличил мидовский пресс-секретарь Олег Николенко. Однако покусившийся на украинскую святыню Лион не только не извинился, но и поднял на ноги международную общественность, требуя отменить решение о присвоении тернопольскому стадиону имени Романа Шухевича, которого в Украине считают национальным героем, а в Израиле называют одним из вдохновителей еврейской резни во Львове в начале июля 1941 года.

Иногда и к государству следует подходить с чисто людскими мерками. Как можно проверить человека? Дать ему взаймы немного денег. А если он после этого исчезнет, то это и есть его настоящая цена. Евреи появились в Тернополе сразу после его основания. А в 1628 году уже имели собственную Большую хоральную синагогу. И, понятно, внесли немалый вклад в культурную и экономическую жизнь как города, так и всего края в целом. Но следов их пребывания в этих местах почти не осталось. Кто помнит родившегося в Бучаче замечательного писателя Шмуэля Агнона? Не говоря уже о золочевском Роалде Хоффмане - химике и тоже нобелевце. Но не украинском, а американском. Им не ставят памятников и их именами не называют улицы. Тут в почете другие герои. По ним-то в итоге и судят о народе.

Колодец начинают ценить, когда в нем высыхает вода. Чем меньше у страны национального чванства, тем большего она стоит. Оставим в покое Шухевича. Предположим, что он действительно если и не защищал евреев и поляков, то хотя бы не уничтожал их. Но как быть тогда с Богданом Хмельницким? До сих пор евреи, лишь услышав о нем, с суеверным ужасом произносят: "Да будет стерто имя его". И это самый страшный приговор запорожскому мяснику, не уступавшему по жестокости и кровожадности даже Гитлеру. А что он сделал для неньки Украины? Оторвал от Польши, полностью разорив и обезлюдив. И только для того, чтобы превратить вольных казаков в бесправных крепостных, загнав их в российское стойло?

Он живее всех живых и сегодня. В названиях городов и улиц, на денежных знаках и почтовых марках. О монументах вообще помолчим. От такой пламенной всенародной любви просто дух захватывает. А любовь, как известно, требует жертв. Прежде всего, финансовых. И если украинцы готовы платить, то за исками дело не станет. Или я чего-то не догоняю? Просветите, пожалуйста, недогадливого. Может, областной центр назван не по имени детоубийцы и палача, а в честь героя-подводника Якова Моисеевича Хмельницкого или известного врача-фтизиатра - тоже, кстати, и Хмельницкого, и Моисеевича, но Бориса? Тогда и микешинский бронзовый Богдан в Киеве, переживший на своем веку и революции, и оккупации, и прочие пертурбации, вовсе не тот, за которого его выдают, а лучший в мире Робин Гуд в личине Бориса Александровича Хмельницкого, прямо с экрана шагнувшего на постамент славы. Только вот гетманская булава картину портит. А нельзя ли ее перенацелить в небо? Как напоминание о том, что кроме земного суда есть еще и Суд Небесный.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке